Опубликовано: 14 декабря 2017 16:23

Михаил Голубинский о творчестве Ульрики Эллер-Рюттер (ULRIKA ELLER-RUETER)

12 декабря в культурной жизни столицы произошло значительное и яркое по своей сути событие. Ульрика Эллер-Рюттер (Ulrika Eller-Rueter), — декан факультета изобразительных искусств, профессор живописи из Высшей школы (университет) Искусства и Общественных наук Алануса (Alanus Hochschule für Kunst und Gesellschaft. Alanus University of Arts and Social Sciences) представила выставку в муниципальной галерее современного искусства А3, которую она погрузила в перформанс возникающего и тут же остывающего следа света.

На её произведениях в прямом пространстве её чувственного действия и за рамками его был сформирован прецедент “АНАЛОГА”, (пропорциональное, которое  отражает другое), где по сути главным образосоставлящим является тень. Я сказал о чувственном характере проведения выставки в регистре его презентирующей  и объясняющей части, в которую была вовлечена сама автор.  Плоскость наблюдения была обозначена чёткой границей света и тени, которую задала Ульрике, погрузив  помещение галереи в темноту и в прекрасно звучащие регистры камерной музыки Иоганна Себастьяна Баха (Johann Sebastian Bach), Георга Фридриха Генделя (Georg Friedrich Händel), Генри Пёрселла (Henry Purcell), Джованни Баттиста Перголези (Giovanni Battista Pergolesi) и мужа художницы Фридман Гайслер (Friedеmann Geisler), который аккомпанировал её авторскому тексту.

Контекст действия, которое зиждилось на свето-голосово-музыкальном движении среди предметов сохраняющих на короткий промежуток свет, который на эти поверхности наносила Ульрика при помощи маленького, но очень сильного источника света. Природа тени была свеохватывающей, так как светотень, остывая на флюроносителях картин, а то порой и простых плоскостей, переходила в музыкальное дыхание автора и музыку сопровождения.

Психофизическое пространство помещения галереи на время этого свето-музыкального действия было без остатка заполнено. Мало того, световые панели, которые заполняла Ульрика своим мощным фонариком, как нечто привнесённое и искусственно созданное, дополняли освещённые снаружи закрытые панели штор, которые заполнялись силуэтами независимого характера, словно пришедшими из ниоткуда, но здорово подчёркивали психофизическое действие перформанса. 

 “Теневой спектакль”, а именно так называется светомузыкальная экспозиция художника — не есть только светоживопись под музыку, так как обладает мощным философским погружением в предмет созерцания. Тень с точки зрения автора не только изменяемая проекция, отображаемая на плоскость и получаемая при освещении одним или несколькими источниками света, но и психофизическая проекция, находящаяся за границей времени и физического пространства.  Тень меняется при движении источника света, но при работе нашего подсознания и сознания создаёт новый объект, отличный от оригинала, хотя и является его точными и полным отображением в пространстве. 

Концепция автора отчасти отображает ряд аспектов существования обратной перспективы, где одной из версий возникновения есть видение тени, которая во много раз больше самого объекта, даже в том случае, когда она является,  как минимум, фигурой второго ряда. Тень отражает наши движения и состояния и жива тогда, когда жизнь может покинуть наше тело, изменяясь вслед за движение источника света.

Только в Японии жене не разрешается наступать на тень мужа, но этот факт является подтверждением того, что тень является световым Alter Ego человека и может существовать как нечто цельное и независимое в изобразительном искусстве. 

                                                                       Михаил Голубинский

                                                                         14.12.2017

культура искусство искусство Михаил Голубинский, Ульрика Эллер-Рюттер, Ulrika Eller-Rueter, Галерея А3, Фридман Гайслер, Friedеmann Geisler
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА