Опубликовано: 27 декабря 2018 13:47

"Бременские музыканты", киновед и журналист Сергей Капков

БРЕМЕНСКИЕ МУЗЫКАНТЫ

Герои известной сказки немецких писателей братьев Гримм. По сюжету, обиженные своими хозяевами осёл, собака, кот и петух отправляются в город Бремен, чтобы стать городскими музыкантами. Остановившись переночевать в лесу, они обнаруживают разбойничью хижину, пугают разбойников и остаются жить в их доме.

Однако, самым успешным переложением сказки на экран считается картина «Бременские музыканты», снятая в 1969 году на киностудии «Союзмультфильм».

Создатели фильма:

режиссер Инесса Ковалевская

Идея экранизации «Бременских музыкантов» возникла случайно. Режиссер Инесса Ковалевская, композитор Геннадий Гладков и поэт Юрий Энтин познакомились во время работы над мультфильмом «Четверо с одного двора». Им не хотелось расставаться, и вместе они решили сделать анимационный мюзикл, стали подыскивать историю для создания мультфильма, основанного только на музыке и песнях. В разговоре промелькнуло название «Бременские музыканты», причем только из-за слова «музыканты».

Появилась совсем другая сказка. Интересно, что когда уже вышел мультфильм, появилась статья в «Известиях» какого-то очень известного журналиста, который восторженно отозвался о фильме и подчеркнул, что авторы бережно и точно подошли к первоисточнику! Хотя там, кроме названия, практически ничего не осталось.

Инесса Ковалевская приступила к написанию режиссерского сценария. Художник Макс Жеребчевский начал рисовать эскизы. Геннадий Гладков и Юрий Энтин засели за песни. Тексты получились очень выразительны, точны и полны юмора. Но главное, в них оказалось много забавной игры слов, каламбуров. Первая строчка «Нам любые дороги дороги» родилась случайно, но потом Энтин стал каламбурить осознанно.

Стражники поют: «Ох, рано встаёт охрана!» Принцесса горюет: «В королевских покоях потеряла покой!» и «В замке я под замком!» А Трубадур заявляет: «Без милой Принцессы мне жизнь не мила!» Дети, может быть, на это внимания не обращают, но взрослые получают дополнительное удовольствие.

Следующий этап – запись музыки. Об этом подробно написала Инесса Ковалевская в своей книге: «Бременские музыканты. Первый мультипликационный мюзикл. Непридуманная история его создания» (Москва, 2015): «Тогда киностудия «Союзмультфильм» не располагала необходимыми техническими возможностями, чтобы записать музыку так, как её задумал композитор. Долго договаривались со студией грамзаписи «Мелодия», которая по тем временам была оснащена довольно неплохо. Там как раз была установлена новая многодорожковая система звукозаписи, которая позволяла делать окончательную фонограмму более точной, выразительной и качественной. Запись назначили на ночь – другого свободного времени на студии «Мелодия» не нашлось. Все часы работы были расписаны заранее.

Звукорежиссёра тоже пригласили «со стороны». Виктор Бабушкин уже тогда считался первоклассным звукорежиссёром, а впоследствии стал и композитором. Правда, это приглашение обошлось мне лично довольно «дорого», поскольку свои студийные звукооператоры посчитали это за кровную обиду, и неприятностей по этому поводу я имела достаточно».

Партию Трубадура предложили спеть актеру Олегу Анофриеву, который довольно часто выступал с песнями и в кино, и на эстраде. Также пригласили очень популярный в те годы вокальный квартет «Аккорд», состоящий из двух женских голосов и двух мужских. Но в назначенное время квартет на запись не приехал, и возникла дилемма – либо отказаться от смены на студии «Мелодия», добытой с таким трудом, либо спешно искать новых исполнителей. Среди ночи удалось дозвониться до поэта и певца Анатолия Горохова, обладателя роскошного баса. Он рекомендовал свою знакомую певицу Эльмиру Жерздеву на роль Принцессы. Записали сольные партии. А когда дошла очередь до ансамблей, тут пригодилась способность Олега Анофриева к имитации.

«Звукорежиссёр записывал певца на отдельные дорожки, потом соединял все вместе, прибавлял к этому сочный бас Анатолия Горохова, и получился неплохой ансамбль. Таким образом все хоровые номера исполнялись всего двумя певцами, - вспоминала Инесса Ковалевская. – Когда подошли к номеру «королевской охраны», к певцам присоединился и сам композитор. «…..бо-о-ольшой секрет!» – солировал за Короля слабеньким тенорочком Геннадий Гладков. Словом, все наши певческие ресурсы были мобилизованы. Только Энтин и я постеснялись присоединиться к поющим…»

Оставалось записать куплеты разбойников. Проблема возникла в том, кто из собравшихся сможет спеть за Атаманшу. Лирическое сопрано Эльмиры Жерздевой никак для этого не подходило. И тогда снова выручил Анофриев. Он спросил Ковалевскую, кого из актрис она хотела бы видеть в роли Атаманши? «Фаину Раневскую!» – ответила та. «Отлично! Попробуем спеть под Раневскую!» – заявил артист, и получился отличный номер.

Эту ночь все участники записи вспоминают с восторгом, называя ее ночью волнений, отчаяния, поисков, находок и вдохновения. Анатолий Горохов в документальном фильме «Возвращение легенды. По дороге с Бременскими» (2014) даже воспроизвел, как он озвучивал хохот танцующей Атаманши: «Создалась непринужденная атмосфера в студии. Все озоровали, я издавал звук открывающейся бутылки, хохотал… К рассвету был записан весь фильм. Макс Жеребчевский повез меня домой, по дороге благодарил: «Вы так весело все сделали, что мне придется персонажей перерисовывать. И я уже знаю, как»…»

Дело в том, что изначально герои фильма выглядели совсем иначе. Художник-постановщик Макс Жеребчевский начал решать стилистику в классическом стиле. «Были какие-то представления о братьях Гримм, и я им следовал. Все получалось симпатично, - рассказал он в интервью Марии Терещенко для портала «Кино-Театр.ру» (от 30.08.2012). – Но задумка-то сценарная была на атомную бомбу, на взрыв, а я сделал поначалу что-то нешумное. Так что сами Гладков, Энтин и Ливанов это забраковали. Разгромили меня. И настроили меня иначе, мол, ты кончай эти слюни-сопли делать, нужно хулиганить…

К тому же появился тогда фильм «Желтая подводная лодка». Я был им потрясен и стал в эту сторону нажимать…»

Более того, на студии состоялся Худсовет, где прослушали записанный саунд-трек и остались очень довольны музыкой. Едва ли не впервые рекомендовали не звук переписать, а изображение подогнать под звук. Группе дали пролонгацию, несколько месяцев на переделку.

Композитор Геннадий Гладков в документальном фильме «Фабрику чудес. Фильм 6. Композитор» (2008) рассказывал: «Мы все стали придумывать как надо героев сделать современными: черные очки, баскетбольную кепку, ремень – все эти прибамбасы современные. Художник стал рисовать. Трубадура одели в модные джинсы, которые до сих пор модные все. И вот все совпало!»

«И надо отдать должное Максу Жеребчевскому – он взялся за дело очень активно. И вскоре наши герои предстали в новом обличье, - писала Инесса Ковалевская в своей книге. – Типаж для Трубадура мы нашли в каком-то иностранном журнале, напечатавшем портреты молодых, авангардных музыкантов. Принцессу с забавными хвостами торчащими в разные стороны, предложила ассистент художника-постановщика Светлана Скребнёва. Она же впоследствии сделала и мультипликат с крупным планом смущающейся принцессы. Теперь надо было их соответствующим образом одеть. Так Трубадур облачился в пуловер и красные джинсы, тогда ещё только входившие в моду. А для Принцессы я нашла, предварительно полистав модные заграничные журналы в закрытой библиотеке Госкино, мини-платье. Это сейчас их костюмы не вызывают никакого удивления, а в то время о мини-платье слыхом не слыхивали».

Самым трудным оказалось нарисовать разбойников. В анимации этих персонажей было довольно много, казалось, что ничего нового придумать уже нельзя. А нужны были особенные, ни на кого не похожие! Подготовительный период закончился, фильм запустился в производство, а разбойников так и не было… На студии даже был объявлен негласный конкурс. Приносили тощих и толстых, с бородами и с пиратскими усами, косых и одноглазых, красных, синих, зелёных, в полосочку и даже в горошек! Но однажды редактор студии Наталья Абрамова принесла календарь с троицей самых популярных в 60-е годы актеров-комиков: Юрием Никулиным (Балбес), Георгием Вициным (Трус) и Евгением Моргуновым (Бывалый). Только что по экранам страны прошла кинокомедия Леонида Гайдая «Кавказская пленница и другие приключения Шурика», впоследствии ставшая самой кассовой комедией в истории СССР, и этих артистов знали и любили в каждом доме. С фотографией пришло озарение: нашли! Смешные, оригинальные, знакомые всем, и в то же время самые необычные разбойники для мультфильма. Подобные герои наилучшим образом выражали жанр фильма, подчёркивая его яркую пародийность!

Интересное решение нашел Макс Жребчевский и в фонах. Повозка представляла собой гигантский чемодан в синюю с красным клетку с яркими наклейками разных стран. Поставленный на колёса чемодан служил кибиткой, положенный плашмя – таратайкой, а при случае мог быть и палаткой для ночлега. Всё хозяйство музыканты возили с собой, и чайник был привязан сзади. По словам режиссера, эти мелочи помогали творческой группе в работе, будили творческую фантазию, придавали убедительность действиям героев и особенно полезны были для художников-мультипликаторов. А их в группе собралось целое созвездие. Большинство из аниматоров «Бременских музыкантов» сами стали ведущими режиссерами «Союзмультфильма»: Леонид Носырев, Анатолий Петров, Галина Баринова, Анатолий Солин, Александр Давыдов…

По сути дела, фильм «Бременские музыканты» состоит из видеоклипов. Такого слова тогда никто не знал, но Ковалевская интуитивно стремилась именно к этому, руководствуясь, впрочем, своими собственными соображениями, которые прямого отношения к искусству не имели, но зато учитывали интересы зрителя. А состояли они в следующем… Самый массовый зритель телевизионный. Но пока фильм не пройдёт по всем кинотеатрам, на телевизионный экран он не попадал. Зато отдельные эпизоды, представляющие собой законченные номера – клипы – стали постоянно появляться в сборных мультконцертах к праздникам или в рамках музыкальных телепередач. В данном случае режиссер сработала и как продюсер собственного фильма.

Однако Худсовет принял фильм более чем критично. Старейшина Иван Иванов-Вано требовал внести пояснительный закадровый текст. Федор Хитрук критиковал фильм, уверяя, что так в мультипликации работать вообще нельзя. Никто не отметил ни появление нового жанра, ни яркую пародийность стилистики фильма, ни оригинальное изобразительное решение, ни совершенно новых и очень современных героев. Спасли положение только «непрофессионалы» входившие в Худсовет. Инесса Ковалевская вспоминает слова художника-карикатуриста Бориса Ефимова: «Он сказал, что, не претендуя на профессиональный разбор качества картины, он получил большое удовольствие от просмотра и даже помолодел на десять лет. Кроме того он непременно покажет фильм детям и внукам и всем знакомым…»

Успех «Бременских музыкантов» был ошеломляющим. После первых же сеансов зрители, выходя из зала, пели «Ох, рано встает охрана!!!» и остальные запоминающиеся строки. Пластинка вышла многомиллионным тиражом, из каждого окна неслась музыка.

Юрий Энтин в документальном фильме «Возвращение легенды. По дороге с Бременскими» (2014) рассказывал: «Дальше началось паломничество студентов в кинотеатр «Баррикады». От зоопарка нужно было перейти дорогу, и очередь была такая, что движение останавливалось. В какой-то из дней я пригласил родителей, и мы не попали! Никакие мои усилия не помогли! Я кричал, что без меня бы этого мультфильма  не было! На это мне ответили, что уже даже стоячие места все заняты. Я был зол, но и доволен».

Не только дети, но и взрослые полюбили мультфильм и песни из него. Друзья и знакомые атаковали всех участников процесса с просьбой подарить, переписать или просто послушать записи. Под конец каждого года выпускался новый тираж пластинок: студия грамзаписи с их помощью либо выполняла, либо перевыполняла план. По словам Геннадия Гладкова, пластинки выбрасывали прямо на уличные лотки, как горячие пирожки. У композитора началась новая жизнь – его стали приглашать режиссеры не только анимационного, но и игрового кино. Началось сотрудничество с театрами: Марк Захаров пригласил Гладкова в Театр сатиры, где ставил бенефисный спектакль для Татьяны Пельтцер «Проснись и пой», а Игорь Владимиров пригласил в Ленинград писать музыку для спектаклей Театра имени Ленсовета.

С появлением Геннадия Гладкова изменился подход к самой музыке в анимации. Если раньше для записи приглашали полный состав симфонического оркестра, то теперь акценты расставлялись на конкретные музыкальные инструменты, в зависимости от героев или ситуации. Те же бременские музыканты – это ритм-группа, придворные – это клавесин, скрипки и флейты. Разбойники – это другая компания, где солирует «наглая» гитара, а соло на рояле, возникающее из ниоткуда – как цирковой номер!

«Бременские музыканты» стали переломным моментом в самом понятии детской песни, на которой раньше был отпечаток политики, идеологии. Для малышей было много песен о Родине, Ленине, партии, комсомоле. Даже очень талантливые произведения, написанные искренне, отражали политическую остановку в стране. А тут вдруг песня обрела совершенно другое направление, расширила рамки, обратилась ко всем – и детям, и взрослым, и влюбленным.

 киновед и журналист  Сергей Капков

культура искусство искусство Галерея А3, Бременские музыканты, Сергей Капков
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА