Опубликовано: 17 июня 13:03

“Мой Пазолини”. Московский проект Тани Стрельбицкой. /Виктория Маутер, г. Рим.1.02.2017

В Москве талантливый и неординарный режиссер и художник Таня Стрельбицкая смело открывает публике своего собственного Пазолини, так как она его видит и понимает. Она создала свой проект “Мой Пазолини”, включающий в себя ее живописные работы, посвященные скандальному итальянскому маэстро и театральный спектакль, психологический триллер “Солнечные мальчики. Пазолини”.

Нужно сказать, что российский читатель и зритель почти не знаком с этим великим итальянским режиссером, поэтом, писателем, драматургом и благодаря Тане Стрельбицкой у московской публики появилась редкая возможность увидеть великого итальянского художника с совершенно новых, порой даже шокирующих, сторон.

Таня Стрельбицкая

Таня – обладатель премии ООН, Европейского комитета по наградам и премиям за «Деяния во благо народов», почетного знака «Международное признание».

Познание страстной пазолиневской души началось с презентации и открытия выставки Тани Стрельбицкой в январе 2014 г. в Галерее АЗ. Таня так и назвала выставку “Мой Пазолини”.

Конечно в галерею повалили прежде всего поклонники итальянского маэстро, уже каким-то образом знакомые с его искусством и по достоинству оценивающие его. Интересно знать, как воспринимают Пазолини в российском пространстве… Один из поклонников Пазолини, Михаил Алшибая, под впечатлением потрясающих картин Тани Стрельбицкой, так описывает своё знакомство с творчеством Пьер Паоло, в статье под название “Двойное безумие”:

“Мой «роман» с Пьером Паоло Пазолини начался в 1975 году, когда я впервые посмотрел один из его фильмов – «Теорему», после чего я сделался страстным поклонником кинорежиссера, не упуская ни единой возможности посмотреть его произведения.

В начале 80-х в «Иллюзионе» время от времени показывали «Царя Эдипа» и «Мама Рома». В 83-м, находясь в Будапеште, я почти случайно попал на «Кентерберийские рассказы». Фильм шел на итальянском с венгерскими субтитрами, но все было понятно. А главное – было понятно, что автор гениален (в то время это слово не совсем еще устарело, и, возможно, П.П.П. – один из последних художников, к которому применимо такое определение).

Во второй половине 80-х, в «перестройку», произошел культурный прорыв, и я сразу посмотрел почти все фильмы Пазолини: «Птицы певчие и хищные», «Евангелие от Матфея», «Декамерон», «Цветок тысячи и одной ночи», «Медея», «Свинарник» и прочее, включая даже его документальные ленты, например, «Ярость».

Одним из последних мощных «аккордов» моего «романа» с Пазолини был фильм «Сало, или 120 дней Содома». Я смотрел его в Центральном доме литераторов. Через 25 минут после начала, когда на роскошно сервированный стол подали в серебряных блюдах «апельсиновое желе, подкрашенное шоколадом», писатели (там, конечно, были не только писатели) стали «пачками» «валить» из зала, так что к концу сеанса в нем осталось не более полутора десятков самых стойких зрителей.

Параллельно в ЦДЛ шла выставка Пазолини-художника, представлявшая его графику и даже живопись, тогда же я прочел кое-что из его прозы и поэзии. Фигура художника невероятного масштаба предстала передо мной во всем своем величии, я уже видел все его фильмы, кроме одного. Так сложилось, что последним для меня фильмом Пазолини стал его первый художественный фильм «Акаттоне».

Цикл моего «романа» с автором завершился. Поразительно, что в первом фильме (ставшем для меня заключительным в исследовании творчества художника) не только уже «заложены» основные мотивы всего последующего творчества, но, как мне показалось, и история жизни, судьба, а также трагический финал самого автора.

Последний роман Пазолини – «Petrolio», возможно, имеет отношение к этому финалу. Безумие, в широком смысле слова, без уточнения конкретного значения, безусловно, – характерная черта творчества Пазолини.

Безумие проглядывает и в живописи Тани Стрельбицкой, посвященной Пазолини. Что ж, это вполне нормально (простите, за невольный оксюморон), поскольку кому может быть интересен психически нормальный художник!..”

Михаил, назвав свою заметку, посвященную Пазолини и экспрессивной живописи Тани Стрельбицкой “Двойное безумие”, попал точно в десятку.

Журналист Мария Москвичева, назвав выставку-откровение Тани Стрельбицкой “Несахарным открытием Пазолини”, так описывает атмосферу этой удивительной выставки-представления и образ самой Тани:

“На выставке Тани Стрельбицкой «Мой Пазолини» градус откровенности зашкаливает, как и количество публики, чудом уместившейся в камерных залах Галереи А3. Каждый холст здесь — болезненное откровение…

«…она всегда пишет пальцами — чтобы тактильно прочувствовать своего героя, проникнуть в его душу, дотронуться до его сущности.»

Огненная копна волос. Экстравагантное платье с декольте чуть ли не до пупка, кокетливо прикрытое кружевами. И безуминка во взгляде. Таню Стрельбицкую ни с кем не спутать — она из тех, кто не прячет свою индивидуальность в типовой костюм. Ее кредо в жизни, на сцене и в живописи — предельная откровенность.

Именно поэтому, видимо, она всегда пишет пальцами — чтобы тактильно прочувствовать своего героя, проникнуть в его душу, дотронуться до его сущности. И, кажется, поэтому ее так увлекли судьба и творчество одной из самых противоречивых фигур ХХ века — Пьера Паоло Пазолини. Поэта, писателя и режиссера. Коммуниста, атеиста и гомосексуалиста. Чьи фильмы осуждали и награждали, запрещали и превозносили. И чье убийство до сих пор остается одним из самых громких преступлений ХХ века…”

И далее о потрясающих работах Тани Стрельбицкой:

“…Искореженные, переплетенные тела. Кричащие перекошенные глотки. Безумные глаза навыкате. Они вырываются из гремучих ярких красок, варятся в своей страсти и боли. Это мир Пазолини, каким его увидела Стрельбицкая. Перед нами будто живописные иллюстрации к последней и самой скандальной картине режиссера «Сало, или 120 дней Содома»: фильма, запрещенного из-за обилия сцен насилия и извращенных сексуальных актов сразу после убийства его создателя, а через несколько лет разрешенного и признанного произведением искусства кассационным судом.

На полотнах (так удачно размещенных в пространстве галереи ее директором Виталием Копачевым) читается тот же символизм, что и вкладывал в свою картину Пазолини: зритель проходит те же адовы круги, что и измученные фашистами герои «Сало…». Одна сцена — каша из человеческих тел, чьи пальцы напоминают пламя — словно ад. Другая — замаринованные в черноте безжизненные туши — чистилище. И третья — ангел, пролетающий над обнажившей свое причинное место женщиной, — странный и неестественный (но на фоне остального определенно) рай. В центре «божественной комедии» от Стрельбицкой сам Пазолини: его бело-фиолетовое лицо безэмоционально, строго, но зеленые глаза горят красными огоньками…”

 А вот сама Таня Стрельбицкая говорит о Пазолини:

“Пазолини — предельно честный художник. Буду говорить прямо: думаю, он задавался вопросами — почему я люблю мальчиков, зачем мне это дано? Это его боль. Страдание. Ломка. Он любит вопреки общепринятым нормам, но говорит и пишет об этом. Меня всегда будоражила его откровенность. Это гений, который не открыт…. Он ходил по лезвию бритвы, лез на рожон.Я такая же. Каждая картина здесь — реальность, грань того мира, куда движется человечество. Мы можем плодиться, жрать, зарабатывать, погрязать в бытовухе. Но я, конечно, хочу перетянуть одеяло на сторону мыслящих, как и Пазолини…”

“А «Мыслящие» на выставке «Мой Пазолини» в отдельном зале. – продолжает Мария  Москвичева. – Здесь портреты, родившиеся в период работы Стрельбицкой над спектаклем «Солнечные мальчики». Главное, что отличает портреты (как обнаженные, так и одетые), — это глаза. Большие, глубокие, часто печальные. Самые бесконечные, кажется, у театрального обозревателя «МК» Марины Райкиной….

Все полотна объединяет главное — неистовая экспрессия, с которой творит и живет Стрельбицкая. Мучительная, всепоглощающая, какая была и у Пазолини. Такие холсты не повесишь над диваном — и не надо. «Несахарная выставка получилась», — точно определил ее характер Виталий Копачев”.

Виктория Маутер, г. Рим.

https://www.planet360.info/ru/2017/02/01/%D0%BC%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82-%D1%82%D0%B0/

культура искусство искусство Таня Стрельбицкая, Виктория Маутер, Пазолини, Affabulazione, Мой Пазолини
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА