Опубликовано: 18 января 2015 03:39

Сыграем? Фильм "Игрок" Руперта Уайатта в кинотеатрах с 22 января

- Сколько будете ставить?

- Пока всё не проиграю!

Знаете, кто страшнее всех и вся? Тот, кто ничего не боится. И такого вот безбашенного маменькиного сынка играет в «Игроке» Марк Уолберг. Маменькиного сынка не в плане неприспособленной к жизни размазни, а в плане избалованного засранца, уверенного, что мамочка с чековой книжкой спасёт из любой лудоманской западни. Но таким «Игрока» увидела я, а каким он станет для вас – узнайте сами с 22 января.

«Либо победа, либо «Спасибо, не надо!» - заявляет герой в минуту, казалось бы, последнего шанса, когда можно выбраться, и продолжает свои безбашенные игрища с толпой кредиторов – представителей межнациональных бандитских сообществ. Картина Руперта Уайатта «Игрок» основана на фильме Ирвина Уинклера 1974 года и снята по адаптированному Уильямом Монаханом («Отступники») сценарию. По словам Уинклера, они с Монаханом решили показать современного героя, который занимается саморазрушением, но при этом невероятно умен, эрудирован, и обладает тонко чувствующей натурой. Игра стала инструментом саморазрушения.

«В этой адаптации страсть к азартным играм – лишь одно из проявлений стремления к саморазрушению, - рассказывает Монахан, - это человек, который хочет дойти до последней черты, чтобы все начать сначала».

"Писательство – профессия, которая коммерчески умерла в прошлом веке. Если ты не гений – не парься! Миру нужны электрики!", - говорит главный проказник фильма – Джим Беннет, вроде как успешный писатель с книжками в суперобложке и препод английской литературы в колледже, где паясничает перед десятком студентов, отсиживающих программу. Исполняет эту роль получивший первую номинацию на «Оскар» за «Отступников» Марк Уолберг: «Я просто влюбился эту роль. Герою абсолютно все равно, что с ним будет». Этот пофигизм в замесе с нигилизмом Джим демонстрирует в казино, поднимая тысячи и также мистически их спуская, в общении с разномастными бандитами-кредиторами и на лекциях в колледже, упрекая студентов в безалаберности, мол, пришли тут, высиживают время… А ведь среди вас затаился гений! И заливается тирадой о том, как неприметные серые мыши таят в себе литературный гений. Так в жизни героя-кутилы появляется ещё одно неприличное увлечение вроде интрижки со студенткой.

По мнению режиссера Руперта Уайтта, в нынешнем Голливуде такая картина, как «Игрок» - редкая птица. «Это история без правил о человеке, который ищет самого себя и придумывает план, чтобы узнать, кто он такой на самом деле. Он настоящий аутсайдер, бунтующий против машин и стремящийся обрести свою индивидуальность».

Честно говоря, не уверена, что Джим Беннет ищет себя. То количество возможностей, какое он сливает ради того, чтобы снова покуражиться и повалять такого откровенного дурака (даже с угрозой для жизни), что в его адекватности начинаешь сомневаться ко второй четверти фильма, редко характеризует ищущих людей. Слетевших с катушек, избалованных, закушавшихся безнаказанностью, обеспеченностью и беспечностью – очень может быть. Но никак не ищущих. Ну, если цель поиска – не чьи-то руки, которые, наконец, прекратят скомороший бег жизни героя. А малыш Джимми ведёт себя именно так.

Когда мать снимает со счета 260 тыс. долларов, чтобы сынок в очередной раз расплатился с бандитами, угадайте, что он делает?! Верно. То же, что делают все нормальные лудоманы. На эту тему отлично высказался Джон Гудман, сыгравший ростовщика, который в фильме предстаёт в амплуа этакого голоса совести Джима. Огромный лысый дядька (ради роли Гудману пришлось пожертвовать своими волосами, из-за чего каждый раз, глядя в зеркало, он испытывает шок, видя в отражении Умника из мультфильмов про Багза Банни, только с бородой), который постоянно ведёт многозначительные разговоры, метафорично пытаясь вывести Джима на осознание творящегося вокруг него абсурда. Гудман охарактеризовал фильм так: «… это очень интересная и убедительная история об одержимости». И для меня эта картина о ней. Совершенная одержимость игрой, в базе которой – возможность быть одержимым игрой. Саморазрушение, одержимость, безнаказанность и безответственность – вот, что делает препода по литературе и писателя... игроком.

"Чтобы стать чемпионом мира по прыжкам с шестом, надо прыгать с шестом. Чтобы стать писателем, надо?..." Эту цитату Беннета можно применить и к самому Марку: чтобы стать профессором литературы, надо?... Марку Уолбергу к роли в «Игроке» пришлось готовиться, пожалуй, тщательней остальных. Как-никак сыграть профессора, не имея даже школьного аттестата, не каждый сможет, поэтому «Пришлось поднапрячься, но именно это меня и заводило, - вспоминает актер, - я не из тех, кто пасует перед трудностями, и не упущу возможности сделать нечто абсолютно новое и неожиданное – однако при этом я должен быть готов на сто процентов». Для этого Марк даже встречался с завкафедрой английского языка и литературы Университета Мичигана, посещал лекции в университетах Южной Калифорнии и по два раза в день читал сценарий Монахана. Во время съёмок первой сцены в роли профессора он произнес перед тремя сотнями студентов-статистов восьмиминутную речь без шпаргалок и дублей. По словам режиссёра, «на лицах студентов застыло выражение абсолютного благоговения».

Более того, актёру пришлось не только прокачаться для убедительности в роли профессора, но и сменить рацион. «Сперва я намеревался стать как можно более грузным, но на студии эту идею почему-то не одобрили», – смеется Уолберг. Идея режиссёра была несколько иной: «Мы почти сразу решили, что Марку надо будет избавиться от мускулистости, которую мы видели во многих его ролях. Нам хотелось, чтобы он чем-то напоминал загнанного волка. Он по-прежнему остался красавцем-актером, которым он всегда был, однако в его облике проступила затравленность». Чтобы воплотить на экране субтильного баловня судьбы с манерами затравленного лудомана, Марку пришлось изрядно похудеть: «Джим не из тех, кто сильно заботится о своей внешности, - комментирует актер, - он не стал бы заниматься спортом или правильно питаться, так что для роли в этом была логика».

- Если я отдам игру, я помогу вам?

- Нет…

Ничто так не печалит зрителя, как неоправданная фантазия на тему развития сюжета. У меня это случилось в сцене проплаченного проигрыша баскетбольного матча. Дело в том, что, кроме будущей гениальной писательницы, затаившейся в студентке Эми, среди учеников Беннета оказывается баскетболист Ламар, отсиживающий предмет для получения аттестата. Намереваясь отчитать негодника, вечно тыкающего в кнопки мобильника на лекциях, Беннет в итоге слушает исповедь бедняги, который загнан обстоятельствами в ловушку.

Честно говоря, мне подумалось, после этого Беннет вручит деньги для раздачи долгов, Ламару, в лучших традициях светлых порывов души мятежной. Но нет, для Ламара там придумали другой финт. Он должен был позволить выиграть баскетбольный матч соперникам, за которых болел один из бандитов, которым Беннет задолжал. В этом эпизоде можно было бы сделать невероятно красивый поворот. Показать, как заядлый игрок в казино сталкивается с игроком-спортсменом, для которого важна своя игра, свой статус непобедимого баскетболиста… Но это другая история, видимо, и, даже не выполнив условий сговора, почему-то и Ламар оказывается при деньгах за проплаченный проигрыш, которого не было, и заказчик проигрыша – доволен, и Беннет жив-здоров. То ли я чего-то пропустила, то ли момент этот какой-то скомканный и непонятный.

- Итак, у тебя есть 150 тысяч, что ты должен мне сказать?

- Пошёл ты!

Несуразностей, конечно, масса: от немотивированного зачисления серой мыши в тайные гении литературы (а потом и в любовницы) до столь же немотивированно долготерпеливых, юморных и благородных бандюков-одолженцев денег на игру. Ну, правда, ребята, чтобы стооолько времени спонсировать конченого игрока, наказывая его изящными тумаками в зубы… Где такие водятся, а?! Да ещё какая-то тайна деда героя, которого то ли укатали в бетон за такие же грешки, как у внука, то ли – уважали и боялись как знатного бизнесмена, умудрившегося создать такое состояние, которое проматывает внучок, требуя у матушки время от времени по 260 тыс. долларов на поиграться.

И столь же странная везучесть в казино на грани то ли инфернального благословения, то ли божественного испытания, мол, остановишься во грехе – получишь радости обычного человечьего бытия, а будешь продолжать буйствовать – ну, попинают, навешают фингалов и тумаков, попугают убийством… И так – как в колесе сансары, бесконечно. А в финале смекалка героя всё же выводит его по острию смертельного риска через саморазрушение к дзену. Получив-таки кредит у ростовщика, литератор устраивает финальное шоу для двоих кредиторов и…перерождается! Да, иронизирую, но, сами увидите – трогательная финальная сцена об этом. Буквально: «И отринув преходящее, он вырвался на свободу!»

Мне, как несостоявшемуся когда-то крупье, всегда интересны фильмы про манию азарта и совершаемые в ней глупости. Потому что это увлекательно, неожиданно, с перчинкой риска, с привкусом кислого отчаянья и противного человечьего бессилия перед собственными иллюзиями. На 1 просмотр.

культура искусство кино кино кино премьера фильма премьера The Gambler игрок Руперт Уайатт Марк Уолберг Уильям Монахан
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА