Опубликовано: 19 января 2015 03:01

Бескрайний край земли, серый хозяин и небо в алмазах… Фильм «Белый ягель» в прокате с февраля

«Неужели такое небо бывает на самом деле?!» - восхищенно думала я на премьере фильма «Белый ягель» в Доме кино 16 января, как и десятки зрителей, фиксируя на телефон фото экрана с завораживающей красоты кадрами усыпанного огромными звёздами северного неба, на фоне которого разыгрывалась лирическая сцена.

Неужели где-то за пределами больших задымленных городов ещё осталась такая красота, по которой бегают звери, с которой почтительно сосуществуют люди…

Есть фильмы развлекающие, веселящие, мотивирующие, пугающие…. А ещё есть трансформирующие. «Белый ягель» Владимира Тумаева - фильм восхищающе-трансформирующий представления жителя столичного региона или крупного города о стране. Для меня. Потому что я после премьерного просмотра фильма восхитилась не только тем, что такое кино появилось, что ему помогли дойти до зрителя из снежно-морозной тундры, но и тем, как красиво, мудро и кинематографически грамотно напомнили зрителю, какая разная у нас страна. Какие невероятные люди в ней живут, разные, чудные (ударение ставьте, куда угодно – всё верно) и все – наши. Не иностранцы, не чужие, не пришлые, а наши, настоящие и такие другие!

Белый ягель – как кружево изморози на оконном стекле стелется по заснеженной тундре и таит в себе жизнь для оленей и следующими за ними кочевьями ненцев. Нашли олени островок – будет у людей новое стойбище. Нет – идут дальше, сквозь белое безмолвие северной бесконечности. Идут сегодня, в 2015 году, с мобильниками и планшетами в сумках, в одежде и обуви из оленьих шкур, с запасами оленьего мяса, которое едят сырым по праздникам, с собранными чумами, в которых живут тогда, когда мы с вами, на большой земле, гоняемся за новой моделью гаджета, копим деньги на дорогие иномарки и следим за скачками валютных курсов…

Буквально «А в это самое время на севере России – совсем другая жизнь». И эту жизнь – настоящую, живую, не декоративно-павильонную, а минус сорокаградусную, с завывающей метелью и леденящей простотой быта и устройства покажет фильм «Белый ягель», художественным руководителем которого выступил Владимир Меньшов.

«Белый ягель» - повесть Анны Павловны Неркаги - ненецкого прозаика, члена Союза писателей СССР, лауреата премии Н.М. Чукмалдина, которая после жизни в городе вернулась в тундру к своему народу, построила православный храм и организовала семейный детский дом. По мотивам её повестей «Белый Ягель» и «Анико из рода Ного» Валерий Бакиров написал сценарий к фильму. Причем случилось это не без чудес. Несколько лет назад Валерий с братом нашёл могилу деда, погибшего в 1942 году под Мурманском. Они прошли 40 км пешком по тундре, чтобы почтить память деда на могиле. Уезжая, на память Валерий взял с собой землю и ветки белого ягеля. А через полгода ему предложили написать сценарий к фильму «Белый ягель».

История в основе картины – романтичная. Герой картины Алёша – с детства верен клятве, которой он обменялся с Анико, он даже носит на шее медвежий коготь в память об этом. Ему пришла пора жениться, невест вокруг предостаточно, матери Алёши нужна помощница в хозяйстве, она и отправляется выбирать сыну невесту. Только Алёше не до невест. Он ждёт Анико, которая учится на «большой земле» и, конечно, вернётся в тундру.

Интересная деталь: в мире кочевников царит матриархат. Мать решает, что сыну нужна жена, она её выбирает и женит сына. Мать ведёт хозяйство, ходит на охоту, в магазин, по дрова. Мужчины показаны в стойбищах слабыми. Они пьют водку, едят и болтают. Какими же становятся мужчины в городе? Обратите внимание на вернувшегося на день домой брата с сестрой. Как брат обращается с ней. Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что именно это нам показали. Город меняет не только ценности и гастрономические пристрастия, он перестраивает личность, меняет самоидентификацию.

Жизнь и её суть в тундре проста до дзенского ничто. Тут не до любви, тут надо род продолжать, когда пришло время. Надо кочевать, когда кончилась оленья еда и свирепеет серый хозяин – волк… Всё просто. Поэтому заморочки Алёши, который воротит нос от смирной и хозяйственной жены, выглядят странно и нелепо в традиционном укладе ненецкого бытия, уже, правда, разбавленного планшетами и мобильниками. Поразительно наблюдать детали быта ненцев, практически полностью состоящие из…оленя. Вот уж кого б в пору было называть хозяином и кормильцем! От жилища и одежды до еды и средства передвижения – всё он, олень! И другие звери, типа песца, чьими шкурками покупаются билеты на вертолёт или…водка.

«Водочная» линия в картине напомнила ещё один мотив – «смыва» национальной аутентичности. Помимо противостояния цивилизации, перед которой она явно пасовала, сильнее всего коренное население проигрывало водке. Вспомните, как янки смывали «огненной водой» индейцев, позже - традиционных японцев с их самурайскими порядками.

Так же смывает местная власть Паша опустившихся мужчин-ненцев, которые показаны слабыми и никчемными на фоне решительных и стойких женщин. А вот в городе женщины становятся слабыми. И это отлично демонстрирует Анико, которая всё же возвращается в селение проститься с матерью, погибшей в схватке с серым хозяином, и похихикать под алмазным небом над глупостями очарованного Алёши – ну какие ещё детские клятвы, забудь!

Алёшка забывать не хочет, продолжает игнорировать жену, которая томится, терпит, да и уходит в итоге из дома мужа. Конечно, как и положено для интриги, лучшего момента, чем тёмная ночь с голодными волками в лесу она выбрать не могла. Как и Алёшка, ничего оригинальнее, чем напиваться палёной водки после возвращения Анико в город, не придумал.

Гласом предков для него становится колыбельная, которую он слышит в хмельном бреду и, едва продрав глаза, заглядывает в чужое семейное счастье. Видимо, внезапно осознав, от чего отказывается ради нелепых иллюзий, он мчится вдогонку поселению, кочующему в поисках нового оазиса белого ягеля. Вот только успеет ли он ухватить остатки своего тундряного семейного счастья?

Чудесная живая картина о другой России. Не привычной штампованной гламурно-столичной или бандитско-спивающейся провинциальной, а другой – еще способной жить в мире с природой, которая морозит, кусает, убивает, кормит и спасает, способной слышать голоса предков и чтить традиции, способной иногда показывать себя тем, кто хочет её увидеть, восхититься и отойти.

Помните, в советское время был такой Атлас мира для детей, где были нарисованы представители разных народов в национальных костюмах, флора и фауна всего мира? С фильмом «Белый ягель» у вас есть возможность заглянуть на одну из страниц атласа нашей страны, которая хоть и изрядно поменялась, но пока ещё сути своей не утратила. Аристотель говорил «Город – единство непохожих». Посмотрите, сколько чудесных различий между нами, насельниками одной страны, живущими в одно время и при этом будто бы – в разных измерениях. Отличная картина: смотреть, думать, восхищаться.

культура искусство кино кино премьера фильма белый ягель владимир меньшов владимир тумаев евгений сангаджиев
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА