Опубликовано: 02 февраля 2015 20:31

Пока жива надежда, он будет идти... С 19 февраля в кинотеатрах страны фильм Фатиха Акина «Шрам»

                                     «Пусть твой путь течет как вода»...

Его имя – Назарет, как город, в котором Христос провёл детство и юность. Но Назарет больше не верит в бога, чьи символы вытатуированы на его руке. Этот бог был лишком жесток к нему, к его семье, к его народу. За что?

Фильм-путь, фильм-дорога из мира – в войну, из счастья – в горе, из надежд – в ад отчаяния и... Возможно ли вернуться «домой», оставшись на чужбине?

Как невероятно вовремя немец турецкого происхождения Фатих Акин с коллегами из семи стран (Германии, Франции, Италии, Канады, Польши, Турции и России) семь лет снимал-снимал фильм о геноциде армян в 1915 году и, наконец, снял. 19 февраля 2015 года «Централ Партнершип» выпустит картину в прокат.

Фильм страшный. Есть в нём моменты беспощадной жестокости, леденящего ужаса (даже с приёмами голливудского хоррора), сказочной чудесности и трогательного катарсиса после эмоционально-мышечного напряжения от совершенно невероятных перипетий, выпавших на долю одного армянского кузнеца из деревни Мардин.

За 130 минут, которые покажутся едва ли не половиной дня, проведённой у экрана, вы проследите судьбу героя с 1915 по 1923 годы. Увидите, как жили в мирное время армянские семьи, как началась мнимая мобилизация мужского населения, которое сгоняли на якобы строительство дорог и уничтожали, как буйствовало настоящее истребление оставшихся.

Вы увидите, как грамотно и горько-тонко, как шрам от пореза, показана война-резня в фильме. Мы не видим ни военачальников, ни правителей в кабинетах. Мы видим жителей села, которых как на закланье вырезают исполнители чьих-то приказов. А через некоторое время – таких же жителей, но с другой, вражеской стороны, побивают камнями и ведут на закланье те, кто выжил тогда. Такие же цирюльники, кузнецы, пекари…

Абсурд и дичь войны людей против самих себя.

Герой картины с именем города, в котором Христос провёл детство и юность, - Назарет Манукян - как коэльевский Алхимик обходит полземли, ведомый надеждой найти оставшихся после резни в родной деревне дочерей. Он сам чудом остаётся жив, пожертвовав за это способностью говорить. Но это ему не помешает пройти полмира после того, как человек другой веры, из стана врага отчего-то не смог выполнить свою работу исправно.Так начинается путь Назарета.

Режиссёр Фатих Акин, начиная работу над фильмом 7 лет назад, тоже отправился в путь: «Я начал это путешествие, задаваясь вопросом: «Может ли этот фильм стать мостом? Может ли объединить тех, кто принимает и не принимает геноцид в Турции?», - рассказывает режиссер. - Я постарался сделать фабулу картины универсальной, выбор, перед которым стоят герои, — понятным для зрителей, при том,  что, так или иначе, персонажи моей картины в большинстве своем – враги. Я надеюсь, что каждый увидит в этом рассказе о трагедии свое. И получит ответы на свои вопросы».

Назарет идёт, как герой библейских притч, по бескрайней пустыне Месопотамии, набредает на лагерь умирающих соотечественников (трагичная эпичность эпизода восхитительно ужасна), вырывается на поезде из пустынного ада и…снова спасаем от гибели в пустыне случайно проходящим мимо…врагом, скрывается и живет в стане врага.

А потом – озарение светом надежды. Случайный поход в кино. Чарли Чаплин и фильм «Малыш» на экране завораживают публику. Но не Назарета. В черно-белых кадрах он видит свою историю, свою жизнь. И тут же – выживший односельчанин сообщает, что дочери Назарета живы. Никого из семьи не осталось, а дочери живы. И путь Назарета озаряет надежда. Он начинает искать. С блокнотом и карандашом, в разных городах и странах, едет в Гавану, Северную Дакоту… 

Жанр фильма режиссер, с детства мечтавший снять вестерн, определяет именно так: «А вестерн – он про что? Во многом – о покорении Запада. Поэтому логично, что и моя мысль двигалась в западном направлении. Однажды я был в Ереване, и директор Музея геноцида рассказал мне о миграции армян в Гавану. Они ехали туда, чтобы потом отправиться в Америку. Дело в том, что после 1922 года Америка ввела серьёзные ограничения на въезд, и проще было остановиться в Гаване, а потом всё же попробовать попасть в Америку. Гавану мне очень посоветовал вставить в фильм Мартин Скорсезе: он сказал, что это место действия сильно украсит фильм».

Судьбу Назарета в фильме блестяще прожил французский актер алжирского происхождения Тахар Рахим, который для правдоподобного воплощения на экране человека, потерявшего голос, консультировался врачами в Гамбурге и в Париже, общался с людьми,  немыми от рождения, и потерявшими голос в зрелом возрасте.

«Мы пытались делать вместе такие упражнения: садились друг напротив друга и старались рассказать историю без использования языка глухонемых, без знаков, - вспоминает актёр. - Проходил день, и в конце дня мы начинали понимать друг друга так же, как мы с вами сейчас беседуем. Для этого нужны не жесты, а глаза и чувства – это больше, чем язык. Один парень, потерявший голос, сказал мне, что когда это происходит, ты  чувствуешь себя одиноким вулканом. В какой-то момент ты просто взрываешься. Я постарался и это использовать в своей игре». В фильме легко угадать момент, когда «вулкан» Назарета взрывается и, кажется, вот-вот пожрёт его самого в огненной бездне отчаяния…

Финальная сцена фильма сравнима по эмоционально-художественной силе, напряжению и мощи - с классической тихийдоновской. Вся картина - восхитительное эпическое полотно, сравнимое по масштабу…для меня – с «Тихим Доном», так как для меня мощнее этого произведения и его экранизации Герасимовым на тему абсурда взаимного людского самоистребления нет. Не было. Теперь есть ещё одна картина, сравнимая для меня с «Тихим Доном». 

Картина, достойная наград и восторгов критиков за попытку впервые высказаться на запретную тему «из другого лагеря», попытку рассказать миру об эпизоде международной истории на понятном массам языке кинематографа, попытку так вовремя показать миру абсурд взаимного истребления народами друг друга ради галлюцинаций, которыми обмениваются друг с другом в тёплых кабинетах сытые и довольные чиновники, правители, идеологи…

3 февраля на премьеру своего фильма «Шрам» в кинотеатре «Москва» приедет режиссёр картины Фатих Акин. Гостями премьеры станут Надежда Михалкова,  Резо Гигинеишвили, Юля Снигирь, Ольга Дыховичная, Сергей Шакуров, Алиса Хазанова, Михаил Галустян, Гарик Мартиросян, Анна Чиповская, Анатолий Белый, Мария Миронова и другие.

культура искусство кино кино #кино #премьера_фильма #централ_партнершип #фатих_акин #шрам #армянский_геноцид #the_cut #Тахар_ Рахим #Симон_Абкарян #Макрам_Хури #Хинди_Зара
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА