Опубликовано: 26 января 2017 11:56

Лучшие экспромты в кино

К глубокому сожалению кинодраматургов, сценарии далеко не всегда высекаются в камне. Гораздо чаще они представляют собой живые организмы, которые постоянно изменяются в процессе съемок. Некоторые фильмы, такие как «Челюсти» и «Энни Холл», начинали снимать, не имея законченного сценария. Кроме того, актеры и актрисы очень любят нести отсебятину, всласть импровизировать и значительно отдаляться от текста. Иногда режиссеры терпеть этого не могут, а порой они даже очень это приветствуют. В результате отсутствовавшие в сценарии реплики, фразы, монологи и даже целые эпизоды частенько обретают бессмертие и заносятся в анналы истории кино. Какие же из них запомнились больше всего, стали крылатыми и превратились в классику?

 

«Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» (Raiders of the Lost Ark), 1981

 

В сцене, где археолог и искатель приключений Индиана Джонс (Харрисон Форд) пытается догнать похищенную Мэрион Рэйвенвуд (Карен Аллен), он наталкивается на верзилу в черном, который держит в руке огромную саблю. Трезво оценив сложившуюся ситуацию, Индиана решает не вступать с ним в схватку, понимая, что его хлыст против сабли окажется в неравном положении. Он просто достает револьвер и с одного выстрела устраняет образовавшуюся перед ним преграду. Любопытно, что в сценарии была запланирована довольно продолжительная схватка на саблях, однако накануне съемок Форд очень сильно отравился и поэтому был лишен физической возможности участвовать в такой сцене. После обсуждения с режиссером фильма Стивеном Спилбергом возникшей проблемы был найден компромиссный вариант, который не просто оказался очень удачным и остроумным, но в итоге стал одним из самых знаменитых эпизодов в истории кино.

 

«Образцовый самец» (Zoolander), 2001

 

Эта комедия Бена Стиллера стала примером того, как можно использовать собственный промах себе во благо. В сцене, где фотомодель Дерек Зулендер (Бен Стиллер) беседует со своим бывшим коллегой, а ныне теоретиком заговоров Дж.П. Пруиттом (Дэвид Дуковни), последний объясняет, каким образом индустрия моды имела отношение ко всем крупным политическим убийствам за последние 100 лет. Зулендер спрашивает: «А при чем тут мужчины-фотомодели?», и Пруитт дает довольно развернутый ответ. И вместо того, чтобы задать другой вопрос, Стиллер, забывший нужную реплику, повторяет предыдущий вопрос. Обескураженный Дуковни вынужден импровизировать: «Ты что шутишь? Я же тебе только что ответил». В итоге эта сцена, словно, воспевшая непроходимую тупость фотомоделей, получилось такой, как будто была придумана заранее. А Стиллер превратил свою оплошность в один из самых смешных и запоминающихся эпизодов.

 

«Крестный отец» (The Godfather), 1972)

 

Одна из сцен в этой картине стала образцом великолепного режиссерского и актерского мастерства. Вито Корлеоне (Марлон Брандо) предстает в ней не только хладнокровный и бездушный босс итальянской мафии, но и как человек, способный на ласку и нежность. В эпизоде, где он отдает приказ жестоко наказать обидчика дочери человека, попросившего его о помощи, Корлеоне сидит в кресле, нежно поглаживая кошку. Вся прелесть в том, что в сценарии кошки не было. Одни говорят, что режиссер фильма Фрэнсис Форд Коппола дал кошку Марлону Брандо перед самым началом съемок, а другие уверяют, что кошка подвернулась совершенно случайно – она забрела на съемочную площадку, где ее и приласкал Брандо. В результате получился экспромт, очень удачный как по смыслу, так и по исполнению.

 

«Беглец» (The Fugitive), 1993

 

Самая знаменитая сцена в этом фильме происходит в сточной трубе. Там сталкиваются лицом к лицу невинно осужденный за убийство собственной жены доктор Ричард Кимбл (Харрисон Форд) и преследующий его судебный пристав Самуэль Джерард (Томми Ли Джонс). Вместо того, чтобы пристрелить Джерарда и еще более усугубить свою участь, Кимбл в отчаянии кричит: «Я не убивал свою жену!». В ответ Джерард очень сдержанно, но с напряжением во взгляде произносит гениальную реплику: «А мне все равно». Этой фразы не было в сценарии, но она, несомненно, усилила и сцену, и весь фильм, показав, что для Джерарда главное поймать Кимбла, а не разбираться в том, прав он или виноват.

 

«Темный рыцарь» (The Dark Knight, 2008)

 

Арестованный Джимом Гордоном (Гэри Олдман) Джокер смиренно ожидает своей участи в тюрьме. Посмотреть на него туда заявляется мэр Гарсия (Нестор Карбонелл), который прямо там объявляет о своем решении повысить Гордона в комиссары. Услышав эту новость, сотрудники полиции и тюремной охраны начинают аплодировать, и в это время Джокер присоединяется к этим аплодисментам, очень медленно хлопая в ладоши, не меняя при этом застывшей гримасы на лице. В сценарии этого не было – Леджер сымпровизировал и сделал это блестяще, добавив дополнительную краску своему зловещему персонажу.

 

«Робокоп» (RoboCop), 1987

 

Получив тумаков от Робокопа (Питер Уэллер), его главный противник Кларенс Боддикер (Кертвуд Смит) попадает в полицейский участок, где сплевывает сгусток крови прямо на бумаги, лежащие на столе, за которым сидит сержант полиции. При этом он произносит фразу «Я требую мой чертов телефонный звонок!». Этот эпизод отсутствовал в сценарии, а придумали его Смит и режиссер фильма Пол Верховен в процессе обсуждения предстоящей сцены. При этом статистам не сообщили, что Смит будет сплевывать кровью. Поэтому реакция всех вокруг была совершенно естественной. На их лицах отчетливо читается удивление вперемешку с отвращением.

 

«Красотка» (Pretty Woman), 1990

 

В одной из самых запоминающихся сцен этого фильма Эдвард Льюис (Ричард Гир) вручает проститутке Вивиан Уорд (Джулия Робертс) очень дорогой подарок: бриллиантовое ожерелье. Когда же она решает его потрогать, Эдвард неожиданно захлопывает перед ней коробочку, чем вызывает у Вивиан неподдельное удивление. Этот момент не был предусмотрен в сценарии – Гир очень игриво сымпровизировал, чтобы рассмешить свою партнершу. И ее смех был настолько искренний, а сцена получилась такой живой и органичной, что режиссер Гарри Маршалл решил ее оставить в картине.

 

«Быть Джоном Малковичем» (Being John Malkovich), 1999

 

В фильме есть эпизод, где Джон Малкович, играющий самого себя, бредет в задумчивости по обочине шоссе сразу после встречи с Крэйгом Шварцем (Джон Кьюсак). И в этот момент из окна проезжающей мимо машины высовывается какой-то парень и с криком «Эй, Малкович, думай быстрее!» бросает в актера пустую банку из-под пива. Она попадает ему в затылок, и Малкович вскрикивает от боли и неожиданности. Оказалось, что эта сцена не была заранее запланирована. Пьяный статист решил таким способом проявить себя. Режиссеру ленты Спайку Джонсу эта живая импровизация очень понравилась, и он оставил кадр в картине. А статисту несказанно повезло: его не только не уволили, но и дали премию. Не говоря о том, что эта его пьяная выходка пошла в итоге фильму на пользу.

 

«Немножко беременна» (Knocked Up), 2007

 

Режиссер этой комедии Джадд Апатоу позволил актерам Сету Рогену и Полу Радду разрядить весь свой юмористический арсенал, результатом чего стала полностью сымпровизированная сцена в автомобиле, где Пит (Радд) и Бен (Роген) устраивают своего рода дуэль, обмениваясь сальными шутками, вроде «А как я догадаюсь, что ты гей?». В фильме этот эпизод длится всего несколько секунд, а вот на DVD-версии – более 6 минут.

 

«Умница Уилл Хантинг» (Good Will Hunting), 1997

 

Этому фильму Гаса Ван Сэнта, безусловно, на пользу пошел комический дар Робина Уильямса. В сцене беседы между психиатром Шоном Магуайром в его изумительном исполнении (за эту роль Уильямс был удостоен «Оскара») и юным гением математики Уиллом Хантингом (Мэтт Дэймон), Уильямс устраивает маленький импровизационный спектакль, уморительно рассказывая о страдающей газами жене Магуайра. Нет нужды говорить, что этого монолога в сценарии не было.

 

«Темный рыцарь» (The Dark Knight, 2008)

 

По сценарию предполагалось, что Джокер (Хит Леджер) пройдет по улице на фоне устроенного им взрыва больницы, сядет в школьный автобус и уедет на нем. Однако во время съемок Леджер в самый кульминационный момент вдруг остановился, что не было запланировано, и стал играть с дистанционный пультом детонатора в присущей Джокеру гротесковой манере. Эта неожиданная импровизация оживила эту зловещую сцену и внесла в нее долю «черного» юмора.

 

«Тутси» (Tootsie), 1982

 

В сценарии этой комедии Сидни Поллака была задумана сцена, в которой начинающий драматург Джефф Слейтер (Билл Мюррей) без устали говорит что-то забавное и интересное во время вечеринки. При этом никакого монолога написано не было. В итоге Мюррей продемонстрировал свой дар импровизатора, проболтав на одном дыхании всю сцену.

 

«Подозрительные лица» (The Usual Suspects), 1995

 

В этом фильме Брайана Сингера есть знаменитая сцена, где все пять подозреваемых, которых играют Кевин Спейси, Гэбриел Берн, Бенисио Дель Торо, Стивен Болдуин и Кевин Поллак, стоят в одной линии на опознании. Сценарист ленты Кристофер Маккуорри сочинил для этой сцены только одну фразу – «Дай мне ключи, гребаный членосос!». Актерам было предложено произносить ее так, как им захочется. А вот обращение полицейского в исполнении самого Маккуорри к Фреду Фенстеру (Дель Торо) и его ответная реакция в сценарии прописаны не были. В интервью, которые вошли в DVD-версию ленты, актеры рассказали, почему смеются в этот момент. Дело в том, что в ответ на слова полицейского «Пожалуйста, по-английски», Дель Торо шумно выпускал газы, причем делал это на каждом дубле.

 

«Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» (Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb), 1964

 

На протяжении всего фильма герой Питера Селлерса прикован к инвалидному креслу. Однако в самом конце он вдруг неожиданно вскакивает на ноги, делает несколько шагов и произносит: «Мой фюрер, я могу ходить!». Это была не единственная импровизация выдающегося комика. Режиссеру Стэнли Кубрику приходилось задним числом переписывать сценарий, внося в него коррективы, которые возникали благодаря многочисленным экспромтам Питера Селлерса.

 

«Спасти рядового Райана» (Saving Private Ryan), 1998

 

На съемках этой военной драмы Стивена Спилберга Мэтт Дэймон продемонстрировал не только актерское мастерство, но и чудеса импровизации. В сцене, где капитан Миллер (Том Хэнкс) и рядовой Райан (Мэтт Дэймон) во время короткой передышки рассказывают друг другу о себе, Дэймон придумал историю о братьях и коровнике на ходу, поскольку в сценарии ее не было.

 

«Челюсти» (Jaws), 1975

 

Замечательный экспромт получился и у Роя Шайдера, сыгравшего шефа полиции Мартина Броуди в фильме Стивена Спилберга «Челюсти». Охотясь за большой белой акулой, промышляющей у берегов маленького городка, Броуди, наконец, удается увидеть ее во всей красе, невероятно огромную и устрашающую. И тогда, потрясенный увиденным и повергнутый в ужас, Броуди обращается к капитану Куинту (Роберт Шоу) с фразой «Тебе понадобится лодка побольше». Авторство этого изречения, ставшего впоследствии крылатым, полностью принадлежит Рою Шайдеру.

 

«Звездные войны: Эпизод 5 – Империя наносит ответный удар» (Star Wars Episode V: The Empire Strikes), 1980

 

На съемках фильма Джорджа Лукаса «Звездные войны: Эпизод 5 – Империя наносит ответный удар» Харрисон Форд не захотел идти на поводу у сценаристов и повторять придуманную ими банальную фразу. В сцене, где принцесса Лея признается Хэну Соло в любви, герой Харрисона Форда, вместо того, чтобы просто сказать «Я тебя тоже люблю», не подтвердил свои чувства, а самонадеянно ответил: «Я знаю». Именно так, по мнению Форда, и должен был ответить Соло.

 

«Бешеные псы» (Reservoir Dogs), 1992

 

По сценарию требовалось, чтобы вор по кличке Мистер Блонд (Майкл Мэдсен) пытал офицера Нэша (Керк Балц) и в результате отрезал ему ухо тупым лезвием. Тем не менее режиссер фильма Квентин Тарантино не дал Мэдсену никаких подробных инструкций относительно того, каким образом он должен претворять в жизнь задумку сценаристов. В итоге действия и слова Мистера Блонда стали плодом сплошной импровизации.

 

«Касабланка» (Casablanca), 1942

 

Мало кто знает, что знаменитая фраза «Он смотрит на тебя, малышка», произнесенная Риком Блэйном (Хамфри Богарт) в фильме дважды, отсутствовала в сценарии. Говорят, что эти слова Богарт часто говорил своей партнерше по фильму Ингрид Бергман, когда учил ее играть в покер в перерывах между съемками. Примечательно, что впервые эту фразу Богарт произнес в картине 1934 года «Полночь» (Midnight). В итоге, фраза, прозвучавшая в «Касабланке», заняла 5-е место в списке «100 величайших киноцитат», составленном Американским киноинститутом, и первое место - в аналогичном рейтинге журнала Premiere 2007 года.

 

«Энни Холл» (Annie Hall), 1977

 

Самый знаменитый чих в истории кино случился именно в этой картине Вуди Аллена. Вдвойне он ценен тем, что не был заранее подготовлен, а произошел совершенно случайно во время репетиции сцены, в которой Алви Сингер (Вуди Аллен) получает на вечеринке от своего приятеля коробочку с кокаином. Взяв ее в руки, Алви вдруг чихает со всей силы, в результате чего белый порошок разлетается повсюду и образовывает целое облако. Естественно, что все актеры, присутствовавшие на съемочной площадке, не смогли удержаться от смеха. Алену очень понравилась эта неподдельная реакция, и он решил оставить этот эпизод в картине, тем более что на тест-просмотрах его оценили довольно высоко.

 

«Сияние» (The Shining), 1980

 

В этом фильме Стэнли Кубрика есть сцена, где Уэнди Торранс (Шелли Дювал) и ее сын Дэнни (Дэнни Ллойд) прячутся от обезумевшего писателя Джека Торранса (Джек Николсон) в ванной комнате отеля. Джек начинает рубить пожарным топором дверь и, проделав щель, просовывает в нее свое лицо со словами «Это Джонни!». Эта фраза стала популярной благодаря Эду Макмаону, который произносил ее в «Ночном телешоу с Джонни Карсоном». В сценарии ее не было, но во время съемок Николсон интуитивно решил, что в данный конкретный момент в устах безумца она будет уместной. Кубрик, судя по всему, с ним согласился.

 

«Бегущий по лезвию» (Blade Runner), 1982

 

Вознамерившись «отправить на покой» репликанта Роя Бэтти (Рутгер Хауэр), бывший истребитель роботов Рик Декард (Харрисон Форд) сам оказывается в довольно шатком положении. Однако выигравший схватку Бэтти все-таки решает сжалиться над Декардом, в итоге жертвуя собой. А перед смертью он вспоминает о прошлом и выдает свой заключительный монолог. Сначала Хауэр произносит слова из сценария: «Все это затеряется во времени…», а затем добавляет уже от себя: «как слезы под дождем».

 

«Полуночный ковбой» (Midnight Cowboy), 1969

 

Вопреки официальной версии, Дастин Хоффман утверждает, что реакция его героя на такси, которое проехало на красный свет, не была предусмотрена в сценарии. В интервью 2009 года актер рассказал, что поскольку не было получено разрешение перекрыть одну из нью-йоркских улиц специально для съемок фильма, пришлось снимать скрытой камерой. Уже отсняли 15 дублей и все шло хорошо, пока вдруг, откуда не возьмись, на красный свет проехало такси. Хоффман хотел было закричать: «Мы тут снимаем!», но машинально остался в образе и прокричал: «Эй, я же тут иду!». В результате эта фраза вошла в анналы кино. Кстати, Джон Войт, партнер Хоффман по фильму, полностью поддерживает его версию.

 

«Заводной апельсин» (A Clockwork Orange), 1971

 

Поговаривают, что, снимая сцену, в которой Алекс (Малкольм Макдауэлл) вместе со своей бандой врывается в квартиру и совершает жестокое насилие, Стэнли Кубрик никак не мог добиться нужного эффекта. В итоге он разрешил Макдауэллу делать все, что он захочет, и тогда актер решил исполнить музыкальный номер из классического мюзикла «Поющие под дождем» (1952). Кубрику это так понравилось, что он даже приобрел права на использование знаменитой песни в своем фильме.

 

«Таксист» (Taxi Driver), 1976

 

Сцена, в которой Трэвис Бикл разговаривает со своим отражением в зеркале, была полностью сымпровизирована Робертом Де Ниро. По сценарию предполагалось, что Трэвис должен просто смотреть в зеркало. Звучащая в этой сцене реплика «Это ты мне говоришь?» заняла 10-е место в списке «100 величайших киноцитат», составленном Американским киноинститутом, и восьмое место - в аналогичном рейтинге журнала Premiere 2007 года.

 

«Молчание ягнят» (The Silence of the Lambs), 1991

 

По сценарию, Ганнибал Лектер не должен был издавать никаких звуков после слов «я съел его печень с бобами и запил прекрасным кьянти». Однако во время репетиции Энтони Хопкинс произвел некое придыхание, словно, символизирующее то наслаждение, которое он получил от своей трапезы. Этим зловещим звуком актер просто хотел напугать свою партнершу Джоди Фостер. Однако режиссер Джонатан Демми решил оставить этот экспромт Хопкинса в фильме, надеясь на то, что он напугает и зрителей.

 

«Цельнометаллическая оболочка» (Full Metal Jacket), 1987

 

Первоначально роль сержанта Хартмана не предназначалась Р. Ли Эрми. Только после того, как бывший инструктор по строевой подготовке сам прислал режиссеру Стэнли Кубрику кассету с записью собственного общения с морскими пехотинцами (в течение 15 минут он без остановки поносил их, на чем свет стоит), он сразу же получил роль. Эрми написал для Кубрика ругательств и оскорблений на 150 страниц, и, по словам режиссера, 50% монологов Эрми придуманы им самим

культура искусство кино кино
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА