Опубликовано: 02 ноября 00:31

Ох, уж эта "Матильда"!

Долго ждали мы эту «Матильду», успевшую изрядно поднадоесть еще до выхода на экраны. Дождались… И вот теперь хочу вслед за Бальмонтом спросить: «Ну почему я, такой нежный, должен все это видеть?" Изрек он это, якобы, наблюдая молодежь, танцующую танго на одной из петербургских вечеринок. До чего же все восхитительно-невинно было в те стародавние времена! 

Вы скажете: «Да кто ж тебя, такую нежную, принуждал? Не хочешь - не гляди!» Все так и не так. В истории есть темы и события, которые уважающие себя люди в суждениях и дискуссиях обходят стороной. А не кажется ли вам, что только какой-то оборонительный заслон внутри человека не даёт сойти с ума при воспоминании о том, что  произошло в Ипатьевском доме? А главное, как это происходило! Сакральная жертва, принесенная царской семьей за всех нас, делает память страстотерпцев неприкосновенной. Иной подход просто гнусен и неприличен.

Кстати о приличиях. Это как же нужно себя не любить, чтобы обнулить свое профессиональное имя, похоже – навсегда? Как вы понимаете, мы переходим собственно к творению господина Учителя, ставшего едва ли не главной медийной фигурой последних месяцев. Впечатляет, доложу я вам! В создание фильма вмешались явно потусторонние силы. Снять такое бездарное кино! - «…Не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть!» 

Я смотрела и ужасалась тому, как тяжеловесная, тягучая, мутная пошлость поглощала кадр за кадром. Если говорить более-менее сдержанно, на экране - костюмированный балаган. Прежде всего, ошеломляет выбор актеров. Немец Ларс Айдингер (российский император!) оказался не слишком молодым человеком с маленькими, посаженными у самой переносицы глазками, явно указывающими на склонность к извращениям. Роль Кшесинской досталась польской актрисе Михалине Ольшанской - девушке с внешностью стертой и не запоминающейся до такой степени, что приходится то и дело задаваться вопросом: она это или не она в очередном эпизоде и не подменили ли актрису? Наверное, по задумке режиссёра, Матильда - эдакая ожившая порнооткрытка, кои были весьма популярны на рубеже XIX-XX веков. И в таком случае задумка удалась. Ну, а на роль будущей императрицы назначили немку Луизу Вольфрам - огромных размеров женщину с лицом не очень породистой лошади: лошадь вращает глазами, шевелит губами и с сильным акцентом, но убежденно говорит о тайнах православной веры… 

Теперь коротко о сюжетной линии и – страшно сказать! – художественных качествах фильма. Все смешалось в головах создателей! Тут тебе и мультяшка: воздушный шар на фоне предзакатного неба - это не наследник престола с ветреной  балериной, а какая-то Рапунцель со своим  избранником. Тут и огнедышащее авто с великим князем за рулем, и мотоцикл, уносящий невесть куда Александру Федоровну, взгромоздившуюся на заднее сиденье, и императорский поезд, вдоль которого мечется наследник престола, одержимый страстью к ожившей порнооткрытке. Публично обнаженная грудь Кшесинской, катающаяся по полу императорская корона, кордебалет в заманчиво светящихся пачках, обреченно тянущиеся на Ходынку паломники (ах, да это ведь народ!), горностаевые мантии, обмороки, истерики, пытки… Прибавьте к этому гаденькую эротику с запрокинутыми в неземной страсти головами и рассыпанными по подушке волосами, вздохами, криками, стонами, воплями. Всегда под рукой – очередная кровать, ловко подпихиваемая авторами фильма под падающих в плотском угаре любовников. В народе это зовётся страсти-мордасти. Вот все так и сыграно очень даже целостным актерским составом. 

Но основные лавры, несомненно, должны достаться Даниле Козловскому. Он сыграл  никогда не существовавшего графа Воронцова, болезненно влюбленного в Кшесинскую. Эта тема фильма - просто ода пошлости! По сценарию, граф Воронцов-Козловский оседлал две стихии: воды и огня. Поначалу, попав в психиатрическую лечебницу после того как ударил по лицу будущего царя (!!!), он в стеклянном кубе под водой невольно осуществляет практику задержки дыхания и воскрешает в памяти прелестницу-балерину (я же говорила, что ее невозможно запомнить), а потом бежит из лечебницы, умыкнув по пути эту самую прелестницу. Причем свою не слишком сопротивляющуюся пленницу он усаживает на плот. - Аккурат такой курсирует летом под Москвой между Жуковкой и Барвихой в районе ресторана «Причал».  - А плот этот (киношный, а не подмосковный) подпаливают злобные агенты царской охранки. Ну и горит на нем граф Воронцов-Козловский, исполняя при этом какие-то папуасские пляски. А любимая всеми (всеми!) звезда балета чудным образом спасается. Как вам сюжет?

Хорошо лишь одно: нормальному человеку не придет в голову весь этот опереточный идиотизм связывать с царской семьёй. Ложь, фальшь, безвкусица - буйная фантазия создателей фильма нагромоздила такого, что можно вздохнуть с облегчением: оскорбить подобным шедевром невозможно! Мистическая,  промыслительная, так и не разгаданная до конца гибель царских страстотерпцев сделала память о них неприкасаемой и недоступной для поругания. А ведь Государь все предвидел  и сознательно, смиренно шёл к своей погибели! Вспомните портрет Императора кисти Валентина Серова. Как смог живописец уловить и перенести на полотно Тот самый Свет, льющийся потоком из глаз Николая Александровича? Вот то-то и оно...  

А теперь вспомним кривую улыбку, а скорее - ухмылку господина Учителя во время интервью и пресс-конференций. Странная, кстати, игра слов: Учитель  пытался научить нас чуть ли не новому прочтению истории. И где же, интересно, сам Учитель учился столь беспардонной, извращенной, бесовской лжи? Впрочем, полно злорадствовать: будем милосердны, ибо сам не ведал, что творил. Да, был режиссёр Учитель, да весь вышел...  Уверена, что страсти по "Матильде" были напрасными. 

А чем же ответил на вызов страшный, разъяренный православный люд? А ответил он крестным ходом в честь годовщины перенесения мощей Александра Невского в тот самый Санкт-Петербург, где вскоре и состоялась премьера весьма жалкой поделки (Господи, как же она надоела!) под названием «Матильда». Море людей, заполнивших улицы города, породила ужасающий хаос и страх в либеральном стане. Со всех сторон зазвучали призывы продавать все, хватать детей, жён и любовниц и бежать хоть куда из  этой дикой страны! Боюсь, что призыв этот был мудрым и весьма своевременным.

Нам же, оставшимся на родной земле, надо почаще обращать взор к небу, понимая при этом, что на земле «ограниченное количество душ и неограниченное количество тел». Жаль, слова эти принадлежат не мне....

 

  

культура искусство кино кино
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА