Опубликовано: 11 мая 2013 14:57

2013 год от РХ - Рустама Хамдамова ( часть вторая)

 

 

РХ – без преувеличений культовая фигура. Человек-стиль. Художник, модельер, режиссер, эстет. Аристократ. Артизан, по слову Андрона Кончаловского.  Молва наделила  РХ   какой-то французской утонченной  красотой. Не случайно  Сергей Параджанов назовет  его «французским узбеком».

 Знаток материальной культуры и тонкий ценитель красоты, он мог бы стать знаменитым кутюрье или дизайнером, а стал – кинорежиссером.

Впрочем, именно кино, любимое им истово, преданно, не принесло славы. Он рвался в свою реальность, изобретал ее, сочинял, пытаясь в изысканное изображение вложить свои таланты живописца и модельера, свои представления о красоте. Ту реальность, в которой ему было бы легко комфортно существовать…

О нем заговорили профессионалы, как только был показан его черно-белый 35 минутный курсовой фильм «В горах мое сердце». ВГИКовские однокашники разбирали картину по кадрам, проникаясь ее эстетикой. Три приза ВГИКовского фестиваля, открытие актрисы Елены Соловей. Международные премии. Восторженные отзывы Федерико Феллини и Микеланджело Антониони, признание киноманов и друзей. Многообещающее начало. Шел 1967 год – завершалась короткая оттепель…

С тех пор минуло больше сорок лет. Все стало другим - страна, культурные ценности, кино.

Казалось бы, имя РХ должно было бы кануть в Лету.  Но для него все пошло по-другому – вопреки логике времени. Его собственная судьба – готовый сюжет для  кино. В нем есть все жанры - фантасмагория, мелодрама, трагедия. В нем есть верность себе, поиски и мытарства, громкие победы и оглушительные провалы.

Фильмы Хамдамова преследует рок – они таинственно исчезают, их воруют, смывают, арестовывают.

В горах моё сердце» (по пьесе Уильяма Сарояна), автор декораций и костюмов ( негатив утерян)

 «Нечаянные радости» (по сценарию Андрея Кончаловского; фильм не закончен, пленка смыта; в дальнейшем был переснят Никитой Михалковым под названием «Раба любви»

«Анна Карамазофф»(фильм арестован французским продюсером Сержем Зильберманом)

 Фильмы последних лет - «Вокальные параллели», «Бриллианты» - известны мало.

 Пять фильмов за сорок с лишним лет, которые  толком никто и не видел, вписали имя РХ в историю мирового кинематографа как одного из самых оригинальных, ни на кого не похожих художников.

Простои, паузы, безысходность, вечный поиск денег не сломили его, он не спился, не опустился. Те, кому доводится встречаться с ним сейчас, говорят: он так же элегантен, изыскан, безукоризнен в манерах, так же полон идей и замыслов.

Он выживает, как умеет. Затяжные – на годы – паузы заполняет работой художником по костюмам на картинах других режиссеров, эскизами для коллекций известных западных домов мод (без упоминания своего имени); дизайнерским консультированием.

РХ писал заказные картины для интерьеров. Вместе с Шемякиным, Эрнстом Неизвестным и другими художниками проектировал ювелирные украшения для американской компании Russian World Gallery. Рисовал - в том числе обувь - для домов высокой моды Милана, Парижа, Нью-Йорка. Его работы есть в Третьяковской галерее, в музее Нортона Доджа - крупнейшего коллекционера русских нонконформистов, в доме Лукино Висконти.Тысячи работ, без счета, подаренные и разворованные, - в музеях мира и в частных коллекциях.Тысячи идей, воплощенных в дереве, ткани, бумаге, шелке.Костюмы для театральных спектаклей, декорации, платья, шляпы, веера, расписанные шкафы и кровати, портреты.

Он работает в любом материале и в любой технике.

В 1992 году получил грант Жака Ширака – эти гранты присуждаются выдающимся деятелям мировой культуры.

В 1991-1996 годах признавался лучшим художником мира.

Несколько лет жил в Париже, где вырос его сын.

Именно он, неизвестный широкой публике художник, в 1996 году получает приз "Триумф" - как кинорежиссер, художник и сценарист.

В 2003 году, впервые за всю историю русской культуры, при жизни автора оказывается в современной коллекции Эрмитажа. В 2004 году становится обладателем премии "Культурное достояние нации".

Он – объект страстного поклонения и столь же страстного неприятия. И в то же время – глубокого равнодушия и безразличия, невнимания и зависти.

Изменил ли Хамдамов кинематограф? Обогатил – несомненно.И он это знает. Знают ли об этом другие – ему абсолютно неинтересно. Как всегда, идеи – одна фантастичнее другой, переносят его в другие миры. Где он чувствует себя также хорошо, как в горах своей  сердечной юности.

 

культура искусство кино история кино
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА