Опубликовано: 29 сентября 2013 11:49

"Порочная страсть", 2012

«Я патриарх. Такова моя роль, и я должен играть ее»

Вот уж поистине, чертовщина своих не бросает. Как в «Адвокате дьявола» - ведёт слуг своих прямой дорожкой и нипочем им дебри терзаний, угрозы законников и призывы совести.

"Порочная страсть" вовсе никакая не порочная. Arbitrage – зовется фильм, что значит «третейский суд» или «арбитражная сделка». Второе как раз и является наполненным смыслом и отражающим содержание фильма переводом англоязычного названия. Именно о ней, о сделке блестящего афериста и дельца с законом, жизнью, совестью и повествует картина.

В отличие от интригующего анонса и трейлера, сам фильм оказался вполне себе обычной историей про интрижку богача, которая не очень здорово закончилась. Точнее, стала новой проблемой для очень делового, занятого бизнесмена, у которого без того хватало адреналина в жизни.

Душка Ричард Гир, ну какой он порочный?! Он хитрый, умница, мерзавец, везучий чертов сукин сын. Но ничего порочного в его интрижках, его хитросплетениях бизнесовых дел, его смекалке и уме – нет. Он все время на лезвии, которое вот-вот его распорет. Будь то лезвие бизнес-процессов, семейных дрязг, уголовных игрищ или собственных душевных терзаний. На каждом из них он пляшет до последнего и, казалось бы, всё, сейчас наступит всему конец, сейчас мерзаыец раскается и станет прежним, знакомым нам душкой Гиром, но … Режиссер Николас Джареки сделал Роберта Миллера достойным слугой лживо-хитроумных сил. Богач и делец постоянно выруливает на прямую дорожку даже из самых дремучих и гибельных  дебрей.

И да, снова чертов открытый финал. На самом интересном. На самом «Ах, мерзавец, как выкрутился!»… Конец. Вот сиди и выдумывай, стал ли Миллер душкой Гиром или доиграл роль в порочном амплуа?

культура искусство кино кинорецензия прочная страсть, arbitrage
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА