Опубликовано: 06 марта 2014 02:31

Может, он просто любил арфу? Он же гей.

Джуди Дэнч - это без преувеличения и без пафоса великая британская актриса, и, покупая билет в кинотеатр Октябрь на «Филомену», я шла не на фильм, а «на нее». Какой удивительный и какой счастливый подарок судьбы, думала я, шагая по Новому Арбату, что сейчас ей 80, а талант ее только богаче с годами, и уж про нее ты точно никогда не скажешь «старушка», хотя играет она мягко говоря «возрастные» роли.

- Но мне это доставляло удовольствие, Мартин.

- Что?

- Да секс.

Философия этого довольно сентиментального фильма начинается примерно с этой сцены. Двое взрослых людей обсуждают, почему Бог дал людям желание заниматься любовью и заставляет в то же время с этим желанием бороться. «Чтобы показать нам свою власть над нами?» - Предположил Мартин, он циник, и с верой в Бога у него сложные отношения. И добавил: «Я вообще-то не считаю себя глупым человеком». «И, возможно, заблуждаетесь», - закончила ход его мысли героиня Дэнч.

Так люблю я эти трогательные истории, где мама находит ребенка, а ребенок находит маму! Наверное, фильм не был бы номинирован на Оскар, если б он рассказывал одну из них. И тем не менее, он ее рассказывает: родной сын главной героини умер, но у зрителя остается радостное ощущение, что, узнав о том, каким он был, она будто вновь обрела любимого ребенка. И кроме того, в лице журналиста Мартина, помогавшего Филомене с поисками, у нее появился очень близкий друг, захотевший сказать о ней в какой-то момент: «Это моя мать». 

Режиссер поверхностно, будто пролетая мимо, пытается показать то, как трансформируются в наше время не столько сами чувства людей, сколько способы их выражения. Когда Мартин и Филомена едут в аэропорту на посадку, а Филомена начинает ему рассказывать какую-то бредовую сентиментальную историю, я уже предчувствую: должно быть, этот момент - и есть самое важное во всем фильме. Это «мыльная» история, как бразильский сериал, сюжет ее невозможно запомнить, и не зря режиссер «проигрывает» ее на отвлеченном внимании собеседника: тот морщится и ждет, когда все это кончится. Но дело не в этом. Сознание все-таки неизбежно выхватывает из всего сказанного Филоменой одну фразу: «Слушайте свое сердце». Тут, конечно, чувствуется Островский. Потому что он великий драматург, и даже наша нелепо устроенная жизнь по сей день им «дышит». Эта мысль - о том, что надо слушать сердце, она вечная, в ней вся суть. Вся героиня Дэнч как на ладони. Но выразить эту мысль в сегодняшнем дне так, чтобы это не прозвучало нелепо и было уместно - пожалуй, можно только так: между делом, в пересказе бульварного романа. Но тем не менее, «улавливается» эта мысль сразу, и опознается моментально как вечная ценность, как абсолютная истина. Поэтому совсем не удивительно, а только логично (и предсказуемо с самого начала), что эта на первый взгляд недалекая необразованная легкомысленная женщина, любящая телевизионые шоу и бульварные романы, оказывается способной на то, на что не способен умный выпускник Оксфорда: простить. А в ее случае, между прочим, речь идет о прощении людей, которые отняли у нее ее горячо любимого сына и продали его в семью заграницу. Евангельская тема с пощечиной, что и говорить.

- Вы что, прощаете ее? Что, вот так легко? - спрашивает Мартин. И надо тут смотреть, жадно смотреть в глаза Дэнч, потому что в этой сцене становится очень понятно, что это просто гениальная актриса… Она отвечает:

- Это так нелегко.

Не зря фильм кончается на том, что Филомена садится с Мартином в машину и начинает «отжигать» ему какую-то очередную мыльную историю… Не зря Мартин проявляет к ее словам уже гораздо больший интерес. 

Правда, мне показалось, что от добавки сентиментальности к вопоминаниям Филомены о молодости фильм сильно проиграл. Какими бы трогательными ни были сцены расставания матери с сыном, есть все-таки что-то дешевое в романтизме с криками при родах, женщиной, сотрясающей в истерике решетку забора на фоне удаляющегося авто с ребенком и тому подобном… И это так не сочетается с попыткой рефлексии о формах выражения вечных ценностей в современности. А вообще-то, признаюсь, я рыдала весь фильм, и зал тоже рыдал. Так что в целом просмотр оставляет положительное и приятное впечатление, это кино стоит посмотреть.

Ну уж а чего стоит одна только вот эта реплика героини Дэнч. В ответ на наблюдение Мартина, что на кружке знаменитого ирландского пива «Гиннес» изображена арфа, и на пиджаке у ее сына тоже красуется значок с такой же арфой, и это что-нибудь да значит, она предполагает:

- Может он просто любил арфу? Он же гей.

Ну это уже чистая метафизика (шутка!) Да, женщина создана не для того, чтобы быть умной. Женщина создана для любви - в самом широком всеобъемлющем смысле, для любви самой возвышенной, всепрощающей и всепобеждающей и для любви земной, чувственной.

культура искусство кино кино Филомена, Джуди Дэнч
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА