Опубликовано: 02 сентября 2012 23:09

«Три цвета» Кшиштофа Кесьлёвского

"БОЛЬШОГО ТАЛАНТА... У МЕНЯ НЕТ. ГЕНИИ ПОРОЙ НАХОДЯТ СВОЕ МЕСТО СРАЗУ. Я ЖЕ ВЫНУЖДЕН ИДТИ К НЕМУ ВСЮ ЖИЗНЬ. Я ЗНАЮ ЭТО – И ИДУ. ТАК ЧТО ТЕ, КТО НЕ ХОЧЕТ ИЛИ НЕ В СОСТОЯНИИ ПОНЯТЬ, ЧТО ЭТОТ ПРОЦЕСС БЕСКОНЕЧЕН, ВСЕГДА БУДУТ ГОВОРИТЬ, ЧТО Я ИЗМЕНИЛСЯ. А Я ПРОСТО ДЕЛАЮ СВОЙ СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ, ПРИБЛИЖАЮЩИЙ МЕНЯ К ВЕЧНО НЕДОСТИЖИМОЙ ЦЕЛИ. МОЯ ЦЕЛЬ – УВИДЕТЬ НАШ ВНУТРЕННИЙ МИР, ТО, ЧТО НЕВОЗМОЖНО СНЯТЬ КАМЕРОЙ. ЦЕЛИ ЭТОЙ ДОСТИЧЬ НЕЛЬЗЯ – К НЕЙ МОЖНО ТОЛЬКО ПРИБЛИЗИТЬСЯ".

"Синий, белый, красный – свобода, равенство, братство. Если мы сняли «Декалог» - то почему не осуществить и такую идею? Замысел принадлежит Кшисю Песевичу. Что сегодня означают эти три слова? Я имею в виду не философию, политику или социологию, а их человеческий, интимный, личный смысл. В плане политическом Запад эти три лозунга, в сущности, реализовал. В плане человеческом всё обстоит иначе. Поэтому мы и взялись за этот фильм. 

Все три фильма – о людях, обладающих интуицией или особой чувствительностью, поверхностью кожи ощущающих окружающий мир. Это необязательно выражено в репликах героев. Сцен, в которых что-то говорится напрямую, очень мало. Всё самое важное происходит за кадром.

"Три цвета: Синий /Кшиштоф Кесьлевский"

«Синий» повествует о цене, которую приходится платить за свободу. В какой степени мы действительно свободны? Героиня – несмотря на трагедию – оказывается в исключительно комфортной ситуации. Ведь Жюли абсолютно свободна. С гибелью мужа и дочки она теряет семью и тем самым – все обязательства. Она прекрасно обеспечена, ничто её не связывает, она ничего никому не должна. Возникает вопрос: действительно ли человек в такой ситуации свободен? Жюли считает, что да. Поскольку у неё не хватает решимости покончить с собой (а может, такой шаг противоречит её мировоззрению – этого мы никогда не узнаем), она пытается начать новую жизнь, освободиться от прошлого. В таком фильме, казалось бы, должно быть много сцен с посещением кладбища, со старыми фотографиями. Но таких сцен нет. Прошлое Жюли отсутствует – она решает его зачеркнуть. Возвращается оно лишь в музыке. Но оказывается, что от всей прожитой жизни освободиться невозможно – в какой-то момент возникает страх, ощущение одиночества, появляются люди, связанные для Жюли с прошлым. Она начинает понимать, что так жить нельзя. Это – область личной свободы. Насколько ты свободен от своих чувств? Что такое любовь – свобода или её отсутствие? А культ телевизора? Теоретически телевидение – это свобода: ведь можно смотреть программы всего мира. На практике же оказывается, что тебе необходим как минимум еще и видеомагнитофон. А если что-то выходит из строя, начинаешь искать механика... Отремонтируешь – и злишься на идиотские программы. Одним словом, стремясь к свободе культурного выбора, ты тут же оказываешься жертвой собственного телевизора.Мы говорим о свободе и об её отсутствии, обычно имея в виду зависимость от вещей. Но то же касается и чувств. Любовь - это прекрасно, но ты становишься зависимым от любимого человека. Когда у тебя есть это прекрасное чувство и любимый человек, ты начинаешь делать многое наперекор самому себе. Так мы ставили в этих трех фильмах проблему свободы.«Синий» - история о несвободе чувства и памяти. Жюли стремится перестать любить мужа, это принесло бы ей облегчение. Поэтому она о нем не думает, не ходит на кладбище и никогда не рассматривает старые фотографии. Но можно ли забыть до конца? В какой-то момент Жюли начинает нормально жить, улыбаться, гулять. Значит – можно забыть? Но неожиданно возникает мучительное чувство беспокойства. Оно абсурдно, поскольку связано с человеком, которого нет на свете. Ему ведь ничего нельзя сказать: ни «Я люблю тебя», ни закричать «Ненавижу!». Жюли мечется. Она прямо говорит, что всё это – ловушка: любовь, сострадание, дружба.Жюли постоянно ждет, что что-то изменится. Она неврастеник и интраверт. Она решила жить так, и фильм вынужден идти за героиней, за ее образом жизни, ее поведением. Стиль фильма неизбежно определяется ее состоянием. Хотя это не значит, что фильм, например, о скуке должен быть скучным.В этом фильме мы используем несколько затемнений. Затемнение означает, что произошло какое-то время. Конец сцены – затемнение – новый план. В фильме четыре таких затемнения, и все они служат для одной цели. Мы хотим в эти четыре момента показать время глазами Жюли. Для нее время стоит на месте. Например, такая сцена: приходит журналистка, здоровается. Первое затемнение. Прежде чем Жюли ответит, проходят две секунды. Между двумя фразами для Жюли проходит вечность. Музыка возвращается к ней, а время останавливается.Следующий пример - Антуан спрашивает: «Вы не хотите ничего знать? Я был возле этой машины через несколько секунд после...» Жюли отвечает: «Нет». Она не хочет думать ни о катастрофе, ни о муже. Но самим своим появлением Антуан всё это возвращает.Антуан – очень важная фигура, но не для Жюли, а для зрителя. Это мальчик, который что-то видел. Благодаря ему мы многое узнаем о её муже, например, что это был человек, всегда повторявший анекдоты дважды. Мы многое узнаем и о самой Жюли. Кроме того, как раз в присутствии Антуана Жюли единственный раз в фильме смеется. Оказывается, она может смеяться.Об Ануане мы не знаем ничего, кроме того, что он был свидетелем автокатастрофы. Мне нравится, когда в фильме вот так мелькает кусочек чьей-то жизни – без начала и без конца.

"Три цвета: Белый /Кшиштоф Кесьлевский"(Кесьлевский на съемках "Белого", варшавское метро, январь 1993; by Piotr Jaxa) 

«Белый» будет абсолютно непохож на «Синий». Так он был написан, и так его снимали. Это должна была быть комедия, хотя подозреваю, что и не очень смешная.Фильм рассказывает о равенстве, но в специфическом ракурсе. Лозунг «равенство» подразумевает, что мы все одинаковы. Но я думаю, что на самом деле, никто не хочет быть «равным». Все хотят быть «более равными», «лучше».

Кароль, герой фильма, чувствует себя униженным: его лишили всего, отвергли его любовь. Ему необходимо подняться. И он делает всё, чтобы доказать себе и жене, которая его бросила, что он «лучше». Он добивается этого, и немедленно попадает в ту самую ловушку, которую расставил этой женщине, - он понимает, что всё еще любит ее. В его жизни возникает новая проблема.Они оказываются на пароме, но это уже третий фильм – «Красный». Только тогда зритель узнаёт, что история из «Белого» закончилась хорошо.Мне всё чаще кажется, что по большому счету мы интересуемся только собой. Даже обращая внимание на других, мы всё равно думаем о себе. Это, среди прочих, тема третьего фильма.

"Три цвета: Красный /Кшиштоф Кесьлевский"

(на съемках "Красного", март 1993; by Piotr Jaxa)

«Красный» - это братство. Валентина старается думать о других, но видит их только со своей точки зрения – иной у неё нет, как и у каждого из нас. Вечный вопрос: отдавая что-то другим, не делаем ли мы это потому, что хотим быть лучше в собственных глазах? Кто знает...Прекрасно, что человек в состоянии дать что-то другим. Но если мы делаем это лишь ради того, чтобы лучше думать о себе самих... Разве наипрекраснейший поступок не оказывается в таком случае небезупречным? Такого рода вопросы поднимает наш фильм. Ответа мы не знаем, да и не ищем его. Просто еще раз задумываемся. В сущности, «Красный» - фильм о том, как люди проходят мимо и не замечают друг друга. В «Веронике» меня интересовала параллельность судеб. Обе героини ощущают рядом чье-то постоянное присутствие.После смерти польской Вероники не знавшая ее французская Вероника чувствует, что потеряла кого-то очень важного. У Огюста в «Красном» нет никаких предчувствий. Но может быть, судья интуитивно знает о существовании Огюста? Однако существует ли Огюст на самом деле или это лишь вариант жизни судьи, повторенный через сорок лет, - мы никогда не узнаем.Фильм «Красный» снят в «сослагательном наклонении» - мы видим, как сложилась бы жизнь судьи, родись он на сорок лет позже. Всё, что случается с Огюстом, когда-то происходило с судьей. Но возможно ли повторение чьей-либо жизни? Может ли быть исправлена ошибка? Или кто-то просто родился не в свое время?"

*** 

"МНЕ ВСЕГДА ВАЖНО ЧЕМ-ТО ЗАДЕТЬ ЗРИТЕЛЯ ИЛИ В ЧЕМ-ТО ЕГО УБЕДИТЬ. ПУСТЬ ОДИН ПРОСТО ПРОНИКНЕТ В МИР ФИЛЬМА, А ДРУГОЙ ПОДВЕРГНЕТ ЕГО АНАЛИЗУ – НЕ ВАЖНО. ВАЖНО, ЧТО Я ЗАСТАВЛЯЮ ЧЕЛОВЕКА СДЕЛАТЬ НЕКОЕ УСИЛИЕ. А КАКИМ ОНО БУДЕТ – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ИЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ, - НЕ ТАК УЖ И ВАЖНО". (К. КЕСЬЛЁВСКИЙ)

Кшиштоф Кесьлёвский «О себе». 

Композитор: Збигнев Прайснер / Zbigniew Preisner

Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА