Опубликовано: 03 января 20:33

Рипсимэ Гюлезян: «Добрых слов и любви никогда не бывает слишком много»

Рипсимэ Гюлезян − невероятно многогранная и творческая личность. В "Песни о Довакине" она играет Айрилет, телохранителя ярла Вайтрана, однако великолепный голос и сценическое мастерство − далеко не единственные её таланты. Творчество является неотъемлемой частью жизни Рипсимэ − она снимается в кино, увлекается фотографией и кулинарией. Рипсимэ рассказала, какие черты характера помогают ей вживаться в роли и как появилась традиция общения со зрителями после спектаклей, а также поздравила всех любителей мюзикла с Новым годом.

Фото из личного архива

− Начнём с самого простого и логичного вопроса: играла ли ты в «Скайрим»?

− Нет, к сожалению, пока не играла. Но, возможно, всё ещё впереди!

− Тот факт, что ты не играла в «Скайрим», как-нибудь осложнил подготовку к роли?

Нет, ведь если я не играла, то это не значит, что я не изучала мир игры!  Я подходила к работе с Айрилет так же основательно, как и с другими своими ролями. Познакомилась в деле, так сказать (улыбается).

− А насколько тебе близка Айрилет? У вас с ней есть схожие черты характера?

Поначалу мне казалось, что образ очень далёк − что, собственно, для артиста только интереснее. Но со временем открылись и схожие черты. Ну и потом, хочешь­-не хочешь, но ты привносишь в каждого своего персонажа хотя бы немного себя. Я прямолинейная, ироничная иногда, с обострённым чувством справедливости − вот то, что нас объединяет.

− Как создавался визуальный образ? Ты привнесла какие-то свои идеи относительно костюма, например?

Образ создавался и создаётся от спектакля к спектаклю. Каждый актёр в тандеме с авторами мюзикла создавал образ своего персонажа. Конечно, я опиралась и на оригинальный образ из мира TES, но и своё видение тоже привносила. Раньше мы даже гримировались сами, но потом у нас появился прекрасный художник по гриму, так что воплощать образ стало легче.

Фото: Ирина Красько

А какая роль больше соответствует твоему характеру − воинственной Айрилет или романтичной Амариэ из «Финрода»?

Ой! (улыбается).  Я бываю и такая, и такая. Во мне жгучий замес: надёжность Айрилет, сердечная преданность Амариэ, женская мудрость Мелиан, игривая ироничность Эленвен − последних двух мне тоже приходилось играть − и многое-многое другое. Я влюбляюсь в своих персонажей в процессе работы, и они становятся для меня как дети, поэтому выделять кого-то из них я не хочу.

− Расскажи про так полюбившиеся зрителю взаимоотношения Айрилет и ярла Балгруфа: про взаимодействие на сцене и продуманность общих сцен.

Очень приятно, что наш дуэт полюбился! (улыбается).  Мы основывались не только на проверенной информации, но и на слухах: говорят, что Айрилет − не просто телохранитель для ярла . А если серьезно, то нам с Андреем очень легко работать вместе – надеюсь, он со мной согласится. Нам обоим нравится искать новые нюансы и краски, импровизировать. Мы стараемся, чтобы наши сцены каждый раз звучали немного по-новому. Да и работать так интереснее.

− А что вообще для тебя важно в человеке, с которым ты стоишь на одной сцене?

Ну, первым делом − профессиональное отношение как на репетиции, так и на сцене, потому что работа может строиться только на взаимоуважении. Бесспорно, важно, чтобы от партнера шла энергия, чтобы он видел, слышал и давал живую реакцию, а не был, как у нас говорят, «самоигральным аппаратом». Ну а когда это открытый, отзывчивый человек, полный творческих, порой безумных идей, да еще и с чувством юмора, то работать − одно удовольствие!

Фото: Ирина Красько

− Волнуешься ли ты перед выходом на сцену? Или для тебя это настолько привычный процесс, что волнения уже нет?

Я привычно волнуюсь (смеётся). Иногда больше, иногда меньше. Но чаще всего это приятное волнение, которое не сковывает, а помогает действовать.

− А было ли волнение более сильным в тот раз, когда делали видеозапись для будущего диска? Сложнее играть, когда знаешь, что именно этот спектакль люди потом будут пересматривать в записи?

Нет, я об этом даже не думала. Я каждый раз несу ответственность перед зрителем, и неважно, в зале он или по ту сторону экрана. Конечно, хочется, чтобы в записи осталось лучшее выступление, но на сцене об этом не думаешь: каждый раз отдаёшь себя по максимуму.

− Скажи, а есть какие-то творческие личности, которые тебя вдохновляют?

Даже не знаю. Когда-то это были звёзды золотой эпохи Голливуда , а сейчас это собирательный образ. Скорее даже так: меня вдохновляют не конкретные личности, а какие-то их поступки или созданные ими шедевры.

− Расскажи немного о том, где тебя можно увидеть помимо «Финрода» и «Довакина».

Я − актриса Московского Армянского Театра п/р Славы Степаняна. Играю в спектакле «У восьми женщин мужчина... без счастья» младшую дочь Катрин. Также в театре готовится несколько премьер с моим участием – на сайте театра можно следить за новостями. Ещё я снимаюсь в телепроектах и участвую в антрепризах, когда приглашают. 

Фото: Владимир Руденко

− А что сложнее, выступать перед живой аудиторией или работать перед камерой?

И то, и другое имеет свои сложности. Но я больше люблю живое общение со зрителем, поэтому это, наверно, проще для меня . Плюс ко всему, на сцене ты проживаешь историю от начала до конца в один день и вместе с партнёрами, а на сьёмках зачастую всё происходит как раз наоборот.

Есть какая-нибудь роль, какой-то конкретный персонаж, которого тебе хотелось бы когда-нибудь сыграть?

Мечта любой актрисы − сыграть все женские эталонные роли в произведениях Шекспира, Чехова, Шоу, Достоевского, Толстого, Булгакова и т.д. Но самое интересное для меня − это брать роли на сопротивление и открывать в них для себя что-то новое.

А от какой роли ты бы принципиально отказалась?

Принципиально не согласилась бы участвовать в чем-то скучном, безыдейном или пошлом. Ну и, конечно, не хотелось бы повторяться и из раза в раз играть одно и то же.

− Как ты считаешь, тот путь, который «Песнь о Довакине» прошла за год − это большой прогресс для проекта?

− Конечно! Если говорить в целом о постановке, то для проекта без финансирования сделано очень много. Наш «Довакин» меняется от раза к разу. Безусловно, нам ещё есть куда расти, но мы идём семимильными шагами!  Главные составляющие проекта − это замечательные текст и музыка Андрея и Жени, упорство и целеустремлённость нашего капитана Олега и профессионализм увлечённых материалом артистов. Может всё-таки у нас когда-нибудь появится спонсор, заражённый этой идеей так же, как мы (смеётся). А пока спасибо дорогим зрителям, которые нас поддерживают!

− Вы всегда выходите к зрителям после спектаклей – как появилась такая традиция? Важно ли для тебя общение со зрителями?

− В первый раз это было предложено Олегом. Я не могу сказать, что это предложение было встречено нами с большим энтузиазмом (смеётся). Всё-таки после спектаклей часто бываешь уставший и точно так же, как и другие люди, спешишь попасть домой. Но та теплота и благодарность, с которой нас встречают после спектакля, бесценна. Мы видим, что мы делаем что-то важное, люди уходят от нас, заряженные положительными эмоциями. И теперь это уже традиция и даже, можно сказать, наша отличительная черта.

− Расскажи, пожалуйста, какие ещё виды творчества присутствуют в твоей жизни? Мы знаем, ты любишь фотографировать.

− Да, я человек увлекающийся. Люблю что-то делать своими руками: шить, лепить, клеить, переделывать, рисовать, валять и ваять (смеётся). Обожаю творить-экспериментировать на кухне. Ну и, как вы заметили, фотографировать.

Фото из личного архива

− А есть какое-нибудь фирменное блюдо среди «экспериментов» на кухне?

− В моём окружении сплошные сладкоежки, поэтому особенно востребованы мои банановые капкейки и итальянский десерт панна котта.

− Есть ли в твоей творческой жизни какие-нибудь свои приметы, суеверия или талисманы?

− Нет! Примет и суеверий стараюсь не придерживаться намеренно. В нашей сфере их, конечно, не счесть, но если в это верить, можно сойти с ума! (смеётся). Для меня важно составить накануне список необходимого реквизита и элементов костюма на каждую сцену − это в случае премьеры, в дальнейшем я уже пользуюсь существующим. Нужно изучить сцену − все входы и выходы, ступеньки, декорации, повторить лишний раз слова и собраться с мыслями. Ну и, конечно, традиционное «С Богом!» вместе со всем коллективом! (улыбается).

− У нас есть небольшой блиц-опрос, который проходит каждый участник интервью. На следующие пять вопросов постарайся ответить первое, что придёт в голову. Продолжи фразу: «Музыка – это…».

Отражение внутреннего состояния и содержания.

Назови своё главное положительное и главное отрицательное качество.

− Отзывчивость и лень.

−  Что из настоящего ты хотела бы взять с собой в будущее? Лет на 20 вперёд, например.

Интерес к жизни – нет ничего хуже его потери.

Какой из своих поступков ты могла бы назвать самым безумным?

Выбор профессии.

На что ты бы потратила миллион?

− Я бы, наверное, пустилась в путешествие по миру.

Фото из личного архива

− И последнее: именно тебе выпала честь поздравить зрителей мюзикла с Новым годом!

− Хочу поздравить всех наших зрителей с наступившим Новым годом! Пусть в вашей жизни случается больше чудес, которых мы все ждем! Но на чудо надейся, а сам не плошай (улыбается). Почаще напоминайте близким, что любите их − добрых слов и любви никогда не бывает слишком много.

Беседовали Ирина Красько и Валерия Кукалева.

культура искусство музыка музыка песнь о довакине скайрим финрод мюзикл театр рипсимэ гюлезян
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА