Опубликовано: 25 июня 2016 22:24

Мемория. Арсений Тарковский

25 июня 1907 года родился поэт Арсений Тарковский.

 

Личное дело

 

Арсений Александрович Тарковский (1907-1989) родился в Елисаветграде Херсонской губернии (ныне Кировоград, Украина). Его отец, Александр Карлович Тарковский, служащий городского Общественного банка, находился под гласным надзором полиции за участие в 1880-х годах в организации народнического кружка. После смерти своей первой жены он вторично вступил в брак с Марией Даниловной Рачковской. В семье родились два сына - Валерий, погибший в бою против атамана Григорьева в мае 1919 года, и Арсений.

 

В семье преклонялись перед литературой и театром, даже писали стихи и пьесы для чтения в кругу семьи. Сам Александр Карлович, помимо основной службы, занимался журналистикой (он сотрудничал в одесских и елисаветградских газетах), писал стихи, рассказы и переводил для себя Данте Алигьери, Джакомо Леопарди, Виктора Гюго и других поэтов. Был лично знаком с Владимиром Лениным и Юзефом Пилсудским.

 

Уже в раннем детстве Арсений Тарковский вместе с отцом и братом посещал поэтические вечера столичных знаменитостей: Игоря Северянина, Константина Бальмонта, Фёдора Сологуба. Мальчик учился в классической гимназии, а после прихода большевиков – в единой трудовой школе.

 

В начале 1920-х годов, после гражданской войны в Украине и установления там советской власти, Арсений и его друзья, бредившие поэзией, опубликовали в газете акростих, первые буквы которого нелестно характеризовали Ленина. Всю группу арестовали и отправили в Николаев, который тогда был областным центром. Арсению удалось бежать по дороге. После этого он довольно долго скитался по Украине и Крыму, перепробовал несколько профессий: был учеником сапожника, работал в рыболовецкой артели.

 

В 1923 году Арсений перебрался в Москву к сестре своего отца. С 1924 года сотрудничал с газетой «Гудок», писал судебные очерки, стихотворные фельетоны и басни (один из его псевдонимов - Тарас Подкова).

 

В 1925 году поступил учиться на Высшие литературные курсы, возникшие на месте Литературного института, созданного Валерием Брюсовым и закрытого после его смерти. При поступлении Тарковский познакомился с поэтом и теоретиком стиха Георгием Шенгели, который стал его учителем и старшим другом. В том же 1925 году на подготовительный курс поступила Мария Вишнякова, ставшая в феврале 1928 года женой Тарковского. Начиная с 1929 года, он в течение двух лет получал ежемесячную стипендию Фонда помощи начинающим писателям при Государственном издательстве, которая помогала существовать молодой семье. В том же году из-за скандального происшествия - самоубийства одной из слушательниц - Высшие литературные курсы были закрыты. Слушатели, не успевшие окончить учебу, были допущены к экзаменам при МГУ.

 

По словам самого поэта, стихи он начал писать «с горшка». Однако первые стихотворения - «Свеча» (сборник «Две зари», 1927 год) и «Хлеб» (журнал «Прожектор», 1928 год) - были опубликованы уже во время обучения на Высших литературных курсах.

 

В 1931 году Тарковский работал на Всесоюзном радио старшим инструктором-консультантом по художественному радиовещанию, писал пьесы для радиопостановок. В частности, по заданию литературно-художественного отдела написал пьесу «Стекло». Чтобы познакомиться со стекольным производством, он специально ездил на завод под Нижним Новгородом. 3 января 1932 года пьеса «Стекло» была передана по Всесоюзному радио и подверглась резкой критике за «мистику» - в качестве литературного приёма Тарковский ввёл голос родоначальника русского стекла Михаила Ломоносова.

 

С 1933 года начал заниматься художественными переводами. К переводческому делу его привлёк Георгий Шенгели, тогда работавший в отделе литературы народов СССР Государственного литературного издательства. Работа над переводами национальных поэтов была связана с творческими командировками (Киргизия, Крым, Кавказ). Вместе с близким другом Аркадием Штейнбергом Тарковский работал над переводами поэм и стихов сербского поэта-эмигранта Радуле Марковича, писавшего под псевдонимом Стийенский.

 

В 1936 году познакомился с Антониной Бохоновой, женой критика и литературоведа Владимира Тренина, соратника Владимира Маяковского и Давида Бурлюка. Несмотря на то, что к тому времени он уже был отцом двоих детей - Андрея (1932) и Марины (1934), - он оставил семью и летом 1937 года соединил свою жизнь с Бохоновой.

 

Летом 1939 года Тарковский с новой семьёй по заданию Союза писателей СССР ездил в Чечено-Ингушскую АССР для работы над переводами местных поэтов. Жили в Грозном и в посёлке Ведено. Осенью 1939 года, приехав в Ленинград по издательским делам, заболел дифтерией и оказался в инфекционной больнице «Боткинские бараки». Выйдя из больницы, присутствовал на похоронах Любови Менделеевой, жены Александра Блока.

 

27 февраля 1940 года на заседании президиума Союза советских писателей поэт и переводчик Марк Тарловский рекомендовал Тарковского как мастера перевода, перечислив его работы — переводы киргизской поэзии, грузинских народных песен, трагедии Пьера Корнеля «Цинна», туркменского поэта Кемине. После этой рекомендации Тарковский был принят в союз писателей СССР.

 

В 1940 году он официально развёлся со своей первой женой и оформил брак с Бохоновой. Осенью того же года он, предположительно, познакомился с Мариной Цветаевой.

 

Начало войны застало Тарковского в Москве. В августе он проводил в эвакуацию в Юрьевец Ивановской области свою первую жену и детей. Вторая жена и её дочь уехали в Чистополь Татарской АССР, куда эвакуировали членов Союза писателей и членов их семей. Оставшись в Москве, Тарковский прошёл вместе с московскими писателями военное обучение. По заключению медкомиссии, мобилизации в действующую армию он не подлежал.

 

Арсений принимал участие в поэтических встречах, которые организовывал Союз писателей для москвичей. В первых числах сентября 1941 года Тарковский узнал о трагической гибели Марины Цветаевой и отозвался на неё горестными стихами.

 

16 октября 1941 года, в день эвакуации Москвы, Арсений Александрович вместе с престарелой матерью покинул столицу. Они отправились в Казань, чтобы оттуда добраться до Чистополя. В конце октября и ноябре 1941 года в Чистополе, где он жил тогда вместе с семьёй, создал цикл «Чистопольская тетрадь» из семи стихотворений.

 

За два месяца пребывания в этом городе Тарковский написал в президиум Союза писателей около одиннадцати писем-заявлений с просьбой направить его на фронт. В декабре 1941 года он, наконец, получил вызов в Москву. Был «зачислен на должность писателя армейской газеты» и с января 1942 по декабрь 1943 года работал военным корреспондентом газеты 16-й армии «Боевая тревога».

 

На передовую для сбора информации Тарковский отправлялся через день, ему не раз довелось участвовать в боевых действиях. 7 апреля 1943 он был награждён орденом Красной Звезды.

 

Помимо заметок с передовой, на страницах «Боевой тревоги» печатались стихи Тарковского, воспевавшие подвиги солдат и офицеров, частушки, басни, высмеивавшие гитлеровцев. Солдаты вырезали его стихи из газет и носили в нагрудном кармане вместе с документами и фотографиями близких. При этом, несмотря на трудные условия военного быта и повседневную работу для газеты, Тарковский продолжал писать стихи. Именно в то время были написаны «Белый день», «На полоски несжатого хлеба…», «Ночной дождь» и другие.

 

В конце сентября 1943 года получил кратковременный отпуск в качестве поощрения за боевой подвиг. По дороге с фронта в Москву написал несколько стихотворений («Хорошо мне в теплушке…», «Четыре дня мне ехать до Москвы…» и др.).

 

13 декабря 1943 года под Городком Витебской области Тарковский был ранен разрывной пулей в ногу. Был отправлен в полевой госпиталь, где у него развилась самая тяжёлая форма гангрены — газовая, поэт перенес несколько ампутаций на левой ноге. Его жена с помощью друзей добилась пропуска в прифронтовую полосу и привезла Арсения в Москву, где в Институте хирургии профессор Александр Вишневский произвёл ему шестую ампутацию.

 

В 1944 году Тарковский вышел из госпиталя. Для лишившегося ноги поэта наступила новая жизнь, к которой он с трудом приспосабливался, несмотря на то что за ним самоотверженно ухаживала жена, навещали друзья.

 

В 1945 году поэт по направлению Союза писателей ездил в творческую командировку в Тбилиси, где работал над переводами грузинских поэтов, в частности Симона Чиковани. В том же году Тарковский подготовил к изданию книгу собственных стихов, которая получила одобрение на собрании секции поэтов в Союзе писателей. Рукопись была подписана к печати и дошла в производстве до стадии «чистых листов» и сигнального экземпляра. Но в силу политических «несоответствий» (в книге не было ни одного стихотворения, воспевавшего «вождя» - Иосифа Сталина, и лишь одно с упоминанием имени Ленина), после печально знаменитого постановления ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 года печать была остановлена, набор книги уничтожен.

 

Это стало тяжелой травмой для поэта, к сорока годам решившегося, наконец, предстать перед читателями. Для Тарковского начались долгие годы «молчания» - вплоть до 1962 года он писал в стол. На жизнь он зарабатывал поэтическими переводами.

 

В 1946-1947 годах жил в Ашхабаде, работая над переводами туркменских поэтов - классика туркменской литературы Махтумкули и каракалпакской эпической поэмы «Кырк кыз» («Сорок девушек»).

 

В 1947 году он уходит от второй жены к Татьяне Озерской, которая до того несколько лет сопровождала поэта в командировках в качестве секретаря.

 

Летом 1950 года отправился в Азербайджан (Баку, Мардакяны, Алты-Агач), где работал над переводом поэмы Расула Рзы «Ленин».

 

В конце того же года Тарковский официально расторг брак с Антониной Бохоновой и 26 января 1951 года женился на Озерской (сама она утверждает, что свадьба состоялась в 1946 году). 22 марта 1951 года Бохонова скончалась после тяжелой болезни. На её смерть поэт отозвался стихами «Жизнь меня к похоронам…» и «Фонари».

 

Поэт много ездил в творческие командировки, переводил, участвовал в декадах национальных литератур и при этом не переставал писать в стол. Особенно продуктивным стал 1958 год, когда им было написано около сорока стихотворений, в том числе «Оливы», «Вечерний, сизокрылый…», «Пускай меня простит Винсент Ван-Гог…» и другие.

 

При этом даже с наступлением хрущёвской «оттепели» он не хотел предлагать свои стихи издательствам. Третья жена Татьяна Озерская и его друг Виктор Виткович подготовили подборку стихов, которую поэт назвал «Перед снегом», и отнесли в редакцию поэзии издательства «Советский писатель». Книга получила одобрительные отзывы Маргариты Алигер и Е Златовой и была издана в 1962 году, когда Арсению Тарковскому было уже 55 лет. В том же году на экраны вышел фильм его сына кинорежиссёра Андрея Тарковского «Иваново детство», где прозвучали стихи Арсения Тарковского в авторском исполнении. Фильм получил Гран-при Венецианского международного кинофестиваля.

 

В 1960-е годы вышли ещё две книги Тарковского: в 1966 году - «Земле - земное», в 1969-м - «Вестник». Его стали приглашать с выступлениями на популярные в те годы вечера поэзии. В 1966-1967 годах Тарковский вёл поэтическую студию при московском отделении Союза писателей. У него появилась возможность посетить в составе писательской делегации Францию и Англию (1966 и 1967 годы).

 

В 1971 году ему была присуждена Государственная премия Туркменской ССР им. Махтумкули. В 1974 году вышла книга избранного «Стихотворения» с предисловием Маргариты Алигер, в которую вошли произведения, написанные поэтом с 1929 по 1971 годы. В 1977 году, в связи с семидесятилетием, советское правительство наградило его орденом Дружбы народов.

 

В 1978 году в Тбилиси в издательстве «Мерани» вышла книга Тарковского «Волшебные горы», в которую наряду с оригинальными стихотворениями были включены его переводы грузинских поэтов. В начале 1980-х годов вышли еще три книги: «Зимний день» («Советский писатель», 1980), «Избранное» («Художественная литература», 1982) и «Стихи разных лет» («Современник», 1983).

 

В марте 1982 года Тарковский уехал в Италию для работы над фильмом «Ностальгия» своего сына Андрея. 10 июля 1984 года на пресс-конференции в Милане Андрей заявил о своем невозвращении в Советский Союз. Это решение сына Тарковский принял, однако, в письме к нему выразил убеждение в том, что русский художник должен жить и работать на Родине, вместе со своим народом переносить все тяготы, выпавшие ему на долю.

 

Разлуку с сыном Арсений Тарковский переживал тяжело, а смерть Андрея 29 декабря 1986 года явилась для отца страшным ударом, серьезно подкосившим его здоровье. С началом перестройки имя Андрея Тарковского снова зазвучало на родине. Это сняло опалу и с отца. В 1987 году в связи с восьмидесятилетием Арсений Александрович был награждён орденом Трудового Красного Знамени. В том же году вышли его сборники «От юности до старости» и «Быть самим собой», в подготовке к изданию которых он сам уже не участвовал из-за тяжёлого физического состояния.

 

Последние годы жизни Арсений Тарковский провёл в Доме ветеранов кино. К ноябрю 1988 года его состояние настолько ухудшилось, что он был направлен на лечение в Центральную клиническую больницу. В начале ноября того же года был награждён орденом Отечественной войны I степени.

 

Вышедшая в апреле 1989 года книга «Звёзды над Арагацем» (Ереван, издательство «Советакан Грох») стала последним прижизненным изданием поэта.

 

Арсений Тарковский скончался в больнице 27 мая 1989 года. Прощание с поэтом проходило в Большом зале Центрального дома литераторов (Москва). Похоронен на кладбище в Переделкине.

 

Чем знаменит

 

Арсения Тарковского называют «последним поэтом Серебряного века». Его стихи знают даже далекие от поэзии люди - благодаря фильмам его сына Андрея Тарковского, в которых они звучат.

 

«Тарковского полюбили как-то внезапно в 1960-х годах. Полюбили и всё. Без всяких внешних мотивировок. Еще и стихов толком никто не знал, а полюбили. Потом, когда на экраны периферийных клубов прорвалось «Зеркало» полузапрещённого Андрея Тарковского, все услышали стихи его отца-поэта. И буквально врезалась в память строка: "Когда судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке". Это была страшная исповедь целого поколения», - писал о неожиданно обрушившемся на Тарковского признании поэт и философ Константин Кедров.

 

Многие стихи Тарковского были положены на музыку. Песни на его стихи исполняли группы «Браво» и «Круиз», София Ротару, Елена Фролова, Елена Камбурова, рок-группа «Диалог», Вадим и Валерий Мищуки.

 

О чём надо знать

 

Арсению Тарковскому было посвящено последнее стихотворение Марины Цветаевой. Правда, узнал он об этом много лет спустя после смерти поэтессы.

 

Тарковский и Цветаева познакомились, предположительно, в 1940 году. Цветаева увлеклась молодым поэтом. Они много общались, перезванивались, гуляли вместе по любимым местам Цветаевой - Волхонке, Арбату, Трехпрудному. Тогда же, вспоминая всех своих безвременно ушедших родных и близких, Арсений Тарковский написал стихотворение, которое прочитал Марине:

 

Стол накрыт на шестерых -

Розы да хрусталь...

А среди гостей моих -

Горе да печаль.

И со мною мой отец,

И со мною брат.

Час проходит. Наконец

У дверей стучат.

Как двенадцать лет назад,

Холодна рука,

И немодные шумят

Синие шелка.

И вино поёт из тьмы,

И звенит стекло:

«Как тебя любили мы,

Сколько лет прошло».

Улыбнётся мне отец,

Брат нальёт вина,

Даст мне руку без колец,

Скажет мне она:

«Каблучки мои в пыли,

Выцвела коса,

И звучат из-под земли

Наши голоса».

 

В марте 1941-го года, в один из самых тяжёлых периодов своей жизни, Цветаева написала ответное стихотворение:

 

Всё повторяю первый стих

И всё переправляю слово:

«Я стол накрыл на шестерых...»

Ты одного забыл - седьмого.

Невесело вам вшестером.

На лицах - дождевые струи...

Как мог ты за таким столом

Седьмого позабыть - седьмую...

Невесело твоим гостям,

Бездействует графин хрустальный.

Печально - им, печален - сам,

Непозванная - всех печальней.

Невесело и несветло.

Ах! не едите и не пьёте.

Как мог ты позабыть число?

Как мог ты ошибиться в счёте?

Как мог, как смел ты не понять,

Что шестеро (два брата, третий -

Ты сам - с женой, отец и мать)

Есть семеро - раз я на свете!         

Ты стол накрыл на шестерых,

Но шестерыми мир не вымер.

Чем пугалом среди живых -

Быть призраком хочу - с твоими,

(Своими)... Робкая как вор,

О - ни души не задевая! -

За непоставленный прибор

Сажусь незваная, седьмая.

Раз! - опрокинула стакан!

И всё. что жаждало пролиться, -

Вся соль из глаз, вся кровь из ран -

Со скатерти - на половицы.

И - гроба нет! Разлуки - нет!

Стол расколдован, дом разбужен.

Как смерть - на свадебный обед,

Я - жизнь, пришедшая на ужин.

...Никто: не брат, не сын, не муж,

Не друг - и всё же укоряю:

-Ты, стол накрывший на шесть - душ,

Меня не посадивший - с краю.

 

Это стихотворение считается последним в творчестве поэтессы. Кроме прошений, заявлений и записок с просьбами к знакомым и не очень людям она больше уже потом ничего не писала.

 

31 августа 1941 года Марины Цветаевой не стало.

 

О том, что существует стихотворение Цветаевой, посвященное ему, Арсений Тарковский тогда не узнал. Он прочёл его лишь в 1982-м году, после публикации в журнале «Огонёк» - спустя более 40 лет после того, как оно было написано.

 

«Для меня это было как голос из-под земли», — признавался Арсений Александрович. По воспоминаниям современников, «очевидцы, видевшие его в этот день, единодушны в оценке тогдашнего душевного состояния поэта, характеризуя его одним словом: катарсис».

 

Прямая речь

 

Ах, восточные переводы,

Как болит от вас голова.

 

Арсений Тарковский

 

Евгений Витковский о Тарковском-переводчике: «Тарковский переводил с трудом и без любви к делу, но прекрасно поставленный поэтический голос и безупречный слух не позволяли ему халтурить».

 

Анна Ахматова о первом сборнике Тарковского «Перед снегом»: «Драгоценный подарок современному читателю».

 

Сергей Гандлевский о поэзии Тарковского: «Хвалить Тарковского искушённому человеку подобало с оговорками, с поправкой на Осипа Мандельштама. Слог этой лирики вызывал у решительных знатоков поэзии подозрение во вторичности, в использовании лекал серебряного века».

 

Андрей Тарковский об отце: «Удивительно, что ни одна женщина не утопилась от неразделенной любви к отцу».

 

Галина Аграновская о семье Тарковских: «Первое впечатление, оно же и последнее, вернее, последующее на многие годы вперед: эффектная, элегантная Татьяна Алексеевна, манеры «дамы из общества». Арсений Александрович: очень красив, смуглый, голубоватые белки узких глаз, высокий лоб, темные волосы, брови «вразлёт» с изломом, скорбный рот. Движется, несмотря на костыли, легко и быстро».

 

Интересные факты

 

   

В Литинституте Тарковский учился на одном курсе с Даниилом Андреевым, Марией Петровых и  Юлией Нейман.

   

Будучи сотрудником военной газеты, Тарковский по приказу командующего фронтом генерала Ивана Баграмяна написал песню «Гвардейская застольная» («Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…»), которая пользовалась большой популярностью в армии.

   

В 1946 году в доме Шенгели он познакомился с Анной Ахматовой. Дружба поэтов продлилась 20 лет - вплоть до последних дней жизни Ахматовой. Ее смерть 5 марта 1966 года стала для Тарковского большим личным горем. Вместе с Вениамином Кавериным он сопровождал гроб с телом Анны Андреевны в Ленинград, выступал на гражданской панихиде по ней. Памяти её поэт позже посвятил цикл стихотворений.

   

В 1949 году, во время подготовки празднования семидесятилетия Сталина, члены ЦК ВКП(б) поручили Тарковскому выполнить переводы юношеских стихов Сталина. Однако сам Сталин не одобрил идеи издания своих стихов, и подстрочники уже переведённых стихотворений были отозваны обратно.

   

Арсений Тарковский всерьёз увлекался астрономией и почти все свои заработки тратил на покупку телескопов.

   

В ноябре 1989 года постановлением правительства СССР Тарковскому была посмертно присуждена Государственная премия за книгу «От юности до старости».

 

Елена Сироткина   Автор материала, к сожалению, источником («Полит.Ру») не указан.

культура, искусство, литература, поэзия, поэты, Арсений Тарковский
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА