Опубликовано: 10 августа 08:56

Читаем "Антологию русского лиризма. ХХ век"

Валентин Лукьянов

(4 января 1936 — 27 июня 1987)

 

            "Антология русского лиризма. ХХ век". Валентин В. Лукьянов

                                                                     

Сведения о нем крайне скудны. Известно, что стихи писал всю жизнь, но, не владея искусством пристраивать их, напечатанными увидел только две небольшие подборки своих стихотворений в журнале «Смена». Умел видеть мир, конкретные ситуации с совершенно неожиданных сторон: на какой-то подмосковной станции к Лукьянову и его знакомому придралась компания подвыпивших здоровенных местных парней, драки не миновать, но вдруг Валентин спокойным голосом спрашивает главаря — как того зовут, как дела и т.д. И тот почему-то рассказывает...

— Какой интересный оказался мужик, — говорит Лукьянов встревожённому попутчику*, когда компания отхлынула.

Единственный сборник стихов В. Лукьянова «Белый снег» (с послесловием Д. Лихачёва) вышел после смерти автора.

___________________________________________________________________________

* От него и знаю эту историю. Он тоже поэт, участник антологии. Фамилию просил не называть. — А. В.

*  *  *

 

В лесу отбеленном и чистом

Стою, а на душе — речисто.

Вокруг природа светлым оком,

Закутанная, словно кокон,

Глядит и требует признанья,

Но откровение — под тайным знаком.

Его не выманить на просьбы,

Оно и не воздушный росчерк

Крыла застуженного птицы,

Но радость, радость здесь искрится

В заснеженном великолепье...

И я ликую и... колеблюсь.

 

 

 

 

В ДОРОГЕ

 

Квадратами шахматной пашни

Открыто пространство ветрам.

И водонапорные башни

Ладьями стоят по краям.

 

И мир, что на солнце искрится,

Преданьем хранится целей.

И слёзы так бережно скрыты

Под луковки белых церквей.

 

И только — равнина, равнина,

Где кругом идёт голова,

Где каждая живность ранима,

Где каждая рана жива.

 

 

 

*  *  *

 

Такая грусть, такая грусть

Запала на сердце, что больше

Уже не выдержать, и пусть

Летит всё пропадом и болью

Не отдаётся в каждом дне,

Уже не мучает, не борет...

И всё же тайно и с любовью

Я вспоминаю о тебе.

 

 

 

НА БЕРЕГУ

 

Сидишь под вечер

Уставший, смолкший.

И в душу вечность

Глядится — море.

 

Уходят беды

В такую даль,

Что не изведать,

Не увидать.

 

И свежей ночи

Оживший воздух.

И светят в очи

Медвежьи звёзды.

 

И неизвестно:

Поёт волна

Или как песня

Вся тишина.

 

 

 

*  *  *

 

Вечерело нежданно-негаданно...

Продолжая округой владеть,

День всё гас, световыми миганьями

Отходя по темневшей воде.

 

Приглушая вершинное карканье,

Поневоле к закату строга,

Вперемешку с зеркальными карпами

Топит солнечных зайцев река.

 

Лес застыл очертанием терема,

Запропал от которого ключ.

И чудит выжиганьем по дереву

Запоздалый, несдавшийся луч.

 

Ощущение тайного, звёздного,

Заполняя весь мир и томя,

Разливается в замершем воздухе, —

А как будто в душе у тебя.

Источник

культура искусство литература поэзия поэзия стихи Валентин Лукьянов. "Антология русского лиризма. ХХ век", студия Александра Васина-Макарова, русский лиризм
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА