Опубликовано: 31 июля 20:16

Двадцатый год

                                                          «…нельзя молиться за царя Ирода - Богородица не велит…»

                                                            А.Пушкин

                                                           «А это был двадцатый год…»

                                                           Н.Олев

 

 

Двадцатый год

 

Зачем я груб и неблагоразумен,

Зачем всё время лезу на рожон,

Ведь я не всем известный схиигумен,

Не всевечерний телемудозвон,

Не психотерапевт, не политолог,

Не "Господин Заразный", Джигурда,

И обо мне случись чего некролог

Вам не прочесть нигде и никогда.

Но мне друзья неймётся, что поделать,

В семье не без урода, так сказать,

Хочу я всем печаль свою поведать

О том, что вижу кратко рассказать:

А вижу я, увы. Скажу без лести,

Без утешенья лживых подлецов,

В страну отцов детишек грузом двести

Опять везут тайком со всех концов.

А тем, кто здесь живёт и промышляет

Пахан придумал сказку пострашней,

От нехер делать видно размышляет

Над новою системой лагерей.

Теперь туда поехать много проще

Чем это было – знаете когда,

Диагноз ставят и тенистой рощей

В далёкий край на долгие года.

Нет, ты не враг! Но ты смертельно болен

И потому опасен для других.

Ты над своей судьбой уже не волен,

Когда так много сердцу дорогих,

Согласных, честных, чистых, патриотов

За них пахан страдает день и ночь,

А нездоровых, буйных, идиотов

Он удаляет, чтобы им помочь.

Растут просторы лагерных владений,

Великим стройкам нужен персонал,

Там вырос мост, здесь целый лес строений,

Трубопровод, плотина и канал.

Сказать ещё, что есть в моём пейзаже,

Что не увидишь в сводках новостей,

Пока «ботва» лежит сейчас на пляже

Для них готовят казни всех мастей.

Запуганных – прививками задушат,

Кто посмелей отдаст последний грош,

Одним «помогут», а других заглушат,

Рецепт всё тот же – пуля, яд и нож.

Всем номера, зачем рабам их имя,

Без пропуска ни жить, ни умирать,

Возьмут за глотку как коров за вымя

И будут всё, что нужно отбирать.

А все молчок, ведь их «спасли от смерти»,

Что тут возможно сходу возразить.

И будут славить как тогда – поверьте

И недругам неистово грозить.

Народ опасен – стадо безопасно,

Ему дадут «спасителя», «отца»,

И главный поп прославит громогласно

Начало неизбежного конца.

Парад-алле Росгвардии во храме,

Всем таинствам намордник, протокол,

Господь солидный для господ в рекламе,

А в алтаре антихристу престол.

Куда ведёт подобная дорога

Понять вполне не сложно вам и мне,

В который раз здесь убивают Бога,

А гибнут палачи в своём огне.

Им кажется, они учли нюансы

И прежних лет ошибки обошли,

Продажным тварям щедрые авансы

Страну на грань коллапса привели.

Вся эта свора не отдаст позиций

И будет не на жизнь, а на смерть бой,

Но в жидком хоре вялых оппозиций

Нет тех, кто всех позвал бы за собой.

И среди них кусочники и суки,

Потряночники, мелкое жульё

Они за властью жадно тянут руки

Боятся в спешке упустить своё.

И никого вокруг кому поверить,

Кто не настроит тюрем и дворцов,

Один лишь Бог всех взвесит и измерит

И честных отделит от подлецов.

Вот как-то так. Вы скажете: - Ну, ляпнул!

Нелепостей таких нагородил,

Видать для куража полбанки тяпнул

И градус мыслей всех переборщил.

Ну, что ж, я буду рад, когда всё это

Окажется фантазией, стишком,

И в грешном списке русского поэта

Прибудет этим небольшим грешком. 

 

 

 

 

 

культура искусство литература поэзия поэзия стихи Поэзия
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА