Опубликовано: 27 февраля 2013 16:42

УБИТЬ И РАЗРУШИТЬ - ПРОЩЕ ПРОСТОГО. РОДИТЬ И СОХРАНИТЬ - СЛОЖНЕЕ. Григорий Кожан.

 

Охотникам

 

Рано утром, на рассвете,

Всё в лесу ещё во сне.

Только лишь осенний ветер,

Гонит листья по земле.

 

Холода не подступили,

Лишь туманом всё плыло.

Как прекрасно, в этом мире,

Тихо, сытно и тепло.

 

Звери спят и дремлют птицы,

Им наверно снятся сны.

Тихо в логове волчицы,

У поваленной сосны.

 

Но однажды всё взорвётся!

Стуком,  криком, лают псы!

Сердце зверя так сожмётся,

От предчувствия беды.

 

Начинается охота!

Жертву строго обложив,

Загоняют от болота,

И не важно, кто тут жив.

 

Никого не пожалеют,

Ни волчицу, ни волчат,

Что в норе от неги млеют,

Уничтожить их хотят.

 

Вот, от логова уж близко,

Слышен хриплый лай собак.

Понимает всё волчица,

Не спастись уже никак.

 

И глядели не моргая

На неё её щенки.

Всё от страха понимая,

Запищали от тоски.

 

Отсидеться не удастся.

Не укроет их нора.

Надо как-то выбираться,

Ведь опасность так близка.

 

Уже чует их волчица,

Разъярённых свору псов.

Запах пороха не снится,

Он знаком ей с давних пор.

 

И решенье вдруг созрело:

- Я запутаю следы,

А волчат пока оставлю,

Спрячу в глубине норы.

 

Закопала их в подстилку.

На прощанье в темноте,

Как бы каждому шепнула:

-Не грустите обо мне.

 

Вы сидите только тихо,

И не выдайте себя.

Может быть, минует лихо,

Вместе нам никак нельзя.

 

И по- волчьи, неумело,

Улыбнулась, чуть рыча,

Облизнула слёзы нежно,

С глаз испуганных волчат.

 

И рванула, на свободу

Лёгкой тенью из норы.

Уводя подальше свору

От поваленной сосны.

 

Жизнь, наполненная смыслом

Выжить всем врагам назло.

Не поддаться страшным мыслям,

Сдать без боя, что дано.

 

Она, путь не избирая

Уносилась дальше прочь,

Словно ветер обгоняя,

Чтоб щенкам своим помочь.

 

Но погоня продолжалась!

Свора гонит по пятам.

Что ещё ей оставалось?

Где надежда тут иль там?

 

Пересечь осталось поле,

Там спасительный овраг.

И гнала её лишь воля.

Скоро выдохнется враг.

 

Полыхнули на опушке

Страшным пламенем флажки.

А надежды на спасенье,

Ей казались так близки.

 

Долго, продолжалась травля.

Хрип в груди раздался вдруг.

И завыла так волчица,

Что затихло всё вокруг.

 

Всё! Дорогу перекрыли.

Обложили, наконец.

Тут от страха псы завыли,

Будто чувствуя конец.

 

Развернулась, в жизнь поверив,

И казалось ей самой,

Нет сильней на свете зверя,

И рванула первой в бой!

 

Заскулили, завизжали

Окровавленные псы.

В клочья шкуры затрещали.

Кто сбежал, поджав хвосты.

 

Не оставив им надежды,

Билась насмерть мать щенят.

И подумала: Как прежде,

Может, вырвусь я опять?

 

 

Смело псов одолевая,

Боль не чувствуя от ран,

Злобно рвя собачью стаю,

Вдруг решилась на таран.

 

На последний. Без сомнений!

Сил осталось на рывок.

Обезумила от крови,

Ей бы воздуха глоток!

 

Ну, пора! Должна пробиться!

Псов сметая на пути,

Из последних сил волчице,

Удаётся вдруг уйти!

 

И уже совсем не много.

Бой за ней! Повержен враг!

За флажки махнет без страха,

В тот спасительный овраг!

 

Но, из ружей дальнобойных,

Пуля тяжестью свинца,

В грудь вошла, ударив больно

И, не долго до конца.

 

И застыв, собачья стая,

Словно кодекс надо чтить,

Честь, и смелость уважая,

Не смогла её добить.

 

К югу с грустью полетели,

Ровным строем  журавли.

На прощание, отпели,

Словно бросив горсть земли.

 

И с тоскою умирая,

Долг свой, выполнив сполна,

Лишь глазами провожала

Журавлиный клин она.

 

Подойдя, к ней осторожно,

Ткнул стволом её стрелок.

Но увидев взгляд жестокий,

В страхе отошёл чуток.

 

Он стоял, держа на взводе

Дальнобойное ружьё.

И прицелился бы вроде,

Но, не выстрелил в неё.

 

И стоял он ухмыляясь,

Над поверженным врагом.

А волчица, задыхаясь,

Лишь молила об одном.

 

Чтоб закончились быстрее

Её муки, и сейчас,

Не таким она хотела

Свой увидеть смертный час.

 

На стрелка смотря устало,

Как бы силилась сказать:

-- Ты попробуй в одиночку,

Без ружья меня достать.

 

Ты  сразись со мною честно,

Там посмотрим, кто кого.

Что ж, с тобою видно тесно,

В этом мире нам давно.

 

Скажешь, у тебя же когти,

Очень острые клыки,

И не чувствуешь ты боли,

Если раны велики.

 

Я, могу тебе дать фору,

Раз боишься выйти так.

Можешь взять с собой для битвы,

Свой охотничий тесак.

 

Теперь шансы уровнялись.

Что ж ты трусишь, ну, смелей!

Чтобы в схватке мы обнялись,

Спор закончить наш скорей.

 

Но стрелок не выйдет биться,

Не к чему ему  резня.

Подло он добьёт волчицу,

С дальнобойного ружья.

 

И не будет угрызений

В его совести друзья.

Тварь трусливая не может,

Шагу сделать без ружья!

 

Ну, так кто ж из них зверюга,

Душегуб, с гнилой душой.

Пусть в глазах стоят волчата,

Не дождавшись, мать домой.

 

От себя хочу добавить.

Если б только бог дал мне,

Ситуацию исправить.

Изменить всё на земле.

 

Поменял бы их местами.

Зверь с ружьём, охотник гол.

Пусть дрожит он под кустами

Как загонят его в дол.

 

Псов обложит его стая,

Пуля свистнет у виска,

С болью тело разрывая

Выстрел, из ружья стрелка.

 

Я хочу вам всем напомнить,

Ваша участь решена.

За такое вас не пустят

Даже в ад, наверняка.

 

Пусть остаток жизни праздной,

Вас преследует во сне,

Молчаливый взгляд отважный,

Морды волчьей на стене.

 

Может жалость в вас проснётся?

И решитесь навсегда,

На крючок ружьё повесить

И, не трогать никогда!

 

культура искусство литература поэзия поэзия стихи
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА