Опубликовано: 07 сентября 18:06

7 сентября 2020 года – 150 лет со дня рождения Александра Ивановича КУПРИНА

7 сентября 2020 года – 150 лет со дня рождения

Александра Ивановича КУПРИНА

(7 сентября 1870 – 25 августа 1938)

 "Антология русского лиризма. ХХ век". Александр Куприн

 

Сын мелкого чиновника, с самых ранних лет хлебнувший сиротской доли: после смерти отца (1871 г.) сначала — московский Вдовий дом, куда мать (происходившая из древнего татарского княжеского рода) вынуждена была переселиться вместе с трёхлетним сыном из-за отчаянного материального положения, а потом — четыре года Разумовского сиротского пансиона. В 1880 году, под влиянием победы русской армии в русско-турецкой войне, поступает во 2-ю Московскую военную гимназию, вскоре преобразованную в кадетский корпус; затем, с 1888 по 1890 год, — Александровское военное училище. Однако после нескольких лет службы в захолустных городках и не удавшейся попытки поступить в Академию Генштаба (был отстранен от сдачи экзаменов из-за случайной стычки с полицейским чином) молодой пехотный офицер А. Куприн отказывается от военной карьеры и выходит в отставку. Этому решению способствовали и первые литературные опыты, одобренные Н. Михайловским и В. Короленко.

Ни планов на жизнь, ни специальности, ни пристанища. С 1894 по 1899 — годы странствий (в основном по южной России): «Я толкался всюду и везде искал жизнь, чем она пахнет». Перепробовал множество профессий: репортёр, портовый грузчик, конторский служащий, рабочий, псаломщик, актёр, прораб; организовал атлетическое общество, выращивал табак, изучал зубоврачебное дело... В Одессе знакомится с И. Буниным, в Ялте с А. Чеховым... К этому времени кроме сборников очерков и рассказов уже вышли повести А. Куприна «Молох», «Олеся», «Кадеты»... О нём знает и одобрительно отзывается как о писателе Л. Толстой...

В 1901 году А. Куприн приезжает в Петербург профессиональным писателем. Работает в журналах, публикует новые рассказы. Женится. Знакомится с М. Горьким. В 1905 году — шумный успех повести «Поединок». Далее — плодотворное и насыщенное десятилетие: печатает рассказы и повести (среди которых «Суламифь», «Гамбринус», «Листригоны», «Гранатовый браслет»), начинает роман  Яма» (завершён в 1915 г.); женится во второй раз (дочь от этого брака Ксения оставила книгу воспоминаний об отце); поднимается в воздух на воздушном шаре, летает на одном из первых в России аэропланов, изучает водолазное дело и спускается на морское дно...

К первой мировой войне отнёсся определённо — как русский (поступил по собственному желанию на военную службу; в своём имении в Гатчине устроил солдатский госпиталь). К революции — настороженно. Выбор — с кем и где быть — был сделан после того, как Гатчину в октябре 1919 года заняли войска Юденича: А. Куприн был мобилизован и потом вместе с отступающей Белой армией покинул Россию.

17 лет (с 1920 г.) — в Париже. Эмиграцию переносил тяжело. За границей выпустил несколько сборников прозы, роман «Юнкера», в которых всё проникнуто воспоминаниями о России. Мысль о возвращении не оставляла его все эти годы.

В 1937 году, уже неизлечимо больной (рак пищевода), вернулся на родину.

Умирая, сказал жене: «...Как жизнь хороша! Ведь мы на родине? Скажи, скажи, кругом — русские? Как это хорошо!»

Похоронен Александр Иванович Куприн в Ленинграде (Петербурге).

 

ИЗ ЦИКЛА ОЧЕРКОВ «ЛАЗУРНЫЕ БЕРЕГА»

 

*  *  *

 

Европа, если ехать туда, начинается задолго до Варшавы, а если ехать обратно, то она кончается в Границе. Этот географический абсурд немного напоминает старый рассказ о том, как один хозяин зверинца объяснял посетителям своего крокодила: «От головы до хвоста имеет ровно две сажени, а от хвоста до головы ровно две сажени и пять вершков».

 

...На обратном пути, именно в русской таможне, в той же Границе, которая отстоит от Варшавы на целую ночь пути, вам сразу дадут понять, что началось любезное нашему сердцу отечество. Мало есть на свете более печальных зрелищ, чем это огромное, грязное, полутёмное, заплёванное зало таможни, похожее одновременно и на сарай и на каземат.

 

...Удивляли меня также станционные жандармы: и у офицеров и у солдат были голубые глаза и голубые околыши. Я долго ломал голову над тем, что к чему подбирается: околыши к глазам или глаза к околышам. Но это мне оказалось не по силам, и я бросил об этом думать. Кончилась заграница, начинается Россия. И первое, что я увидал в Варшаве по возвращении из-за границы, был городовой, который бил ножнами шашки по спине извозчика и вслух говорил такие слова, от которых его старая, притерпевшаяся ко всему кляча из белой сделалась рыжей.

 

*  *  *

 

...Моё же личное впечатление такое: кроме милых, гостеприимных, ласковых, щедрых, весёлых, певучих итальянцев, все европейские люди — рабы привычных жестов, скупы, жестоки, вралишки, презирают чужую культуру, набожны, когда это понадобится, патриоты, когда это выгодно, а на своих детей смотрят как на безумную роскошь, непозволительную бедному человеку, ещё не достукавшемуся до сладкого звания рантье.

 

*  *  *                       

 

...Вéнцы все на одно лицо. Худощавые, стройные, на мускулистых ногах, и все они не ходят, а маршируют. И кажется, что любой из них готов с радостью надеть чиновничью одежду для того, чтобы хоть немножко походить на офицера. Хотя, между нами говоря, храбрость австрийского войска нам давно уже известна.

 

*  *  *

 

О Пуришкевич, никогда тебе в ругательствах не перепрыгнуть западную культуру!

 

*  *  *

 

14 июля 1912 г. (Марсель)

Середина июля. Город Марсель празднует годовщину разрушения Бастилии <...> Но мне тяжело и скучно. Чужой праздник! И я чувствую себя неприглашенным гостем на чужом пиру. Увы! Судьба моей прекрасной родины находится в руках рыцарей из-под тёмной звёзды, и у нас нет ни одного случая вспомнить наше прошлое, ни числа, ни месяца, ни года...

 

 

ИЗ КНИГИ К. КУПРИНОЙ «КУПРИН — МОЙ ОТЕЦ»

 

*  *  *

1915 г.

 «Ничего у меня, кроме долгов, нет. Дом два раза заложен, многие вещи, как говорится, в «починке». Были кое-какие ковры, да камни, да цепочка, всё «чинится». Чем объяснить это: непрактичностью, глупостью или расточительностью? Право, не знаю! Главная причина некоторых лишений — моя доверчивость. Я всегда верил слову человека, — даже тем, которые меня обманывали по два-три раза. В контракты не вчитывался, в юридическом крючкотворстве не разбираюсь, и, быть может, отсюда мои материальные неудачи...

...Ну, да всё это меня не удручает. Что бы я был за русский писатель, если бы умел устраивать свои дела или давал бы деньги в рост и всякое такое».

 

*  *  *

 

«На Куприне по многим причинам не могу долго останавливаться. Скажу только, что отсутствие общего образования и систематической работы над собой составляют недостатки этого писателя. Но в своей бурной молодости он видел многое, побывал везде... и потому его произведения представляют справочник российского бродяжничества...»

 (Из лекции «Этапы развития русской литературы». Тифлис, 1916 г.)

 

*  *  *

 

Гатчина, 1919 г.

 «...Доходили до нас слухи о возможности бежать из России различными путями. Были и счастливые примеры, и соблазны. Хватило бы и денег. Но сам не понимаю что: обострённая ли любовь и жалость к родине, наша ли общая ненависть к массовой толкотне и страх перед нею или усталость, или тёмная вера в фатум — сделали нас послушными течению случайностей; мы решили не делать попыток к бегству.

Кроме того, мы, голодные, босые, голые, сердечно жалели эмигрантов. «Безумцы, — думали мы, — на кой прах нужны вы в теперешнее время за границей, не имея ни малейшей духовной опоры в своей родине? Куда вас, дурачков, занесли страх и мнительность?»

И никогда им не завидовали. Представляли их себе вроде гордых нищих, запоздало плачущих по ночам о далёком, милом, невозвратном отчем доме и грызущих пальцы».

 

*  *  *

 «Мне нельзя без России. Я дошёл до того, что не могу спокойно письма написать туда, ком в горле».

 

*  *  *

 «Даже цветы на родине пахнут по-иному. Их аромат более сильный, более пряный, чем аромат цветов за границей. Говорят, что у нас почва жирнее и плодороднее. Может быть. Во всяком случае, на родине всё лучше!»

 

(«Москва родная»)

 

Постскриптум_______________

 

Из писем А. Куприна

 

И. Е. Репину

14 января 1920 г. (Хельсинки)

...Меня застала волна наступления С<еверо>-З<ападной> армии в Гатчино, вместе с нею я откатился и до Ревеля. Теперь живу в Helsinki и так скучаю по России... что и сказать не умею. Хотел бы всем сердцем опять жить на своём огороде, есть картошку с подсолнечным маслом, а то и так, или капустную хряпу с солью, но без хлеба... Никогда ещё, бывая подолгу за границей, я не чувствовал такого голода по родине.

 

И. Е. Репину

1920 г. (Гельсингфорс)

...Тоска здесь... Впрочем, тоска будет всюду, и я понял её причину вовсе недавно. Знаете ли, чего мне не хватает? Это двух-трех минут разговора с половым Любимовского уезда, с зарайским извозчиком, с тульским банщиком, с володимирским плотником, с мещерским каменщиком. Я изнемогаю без русского языка! Эмигранты, социалисты, господа и интеллигенция — разве они по-русски говорят? Меня, бывало, одно ловкое уклюжее словцо приводило на целый день в лёгкое, тёплое настроение. Помню, я говорил извозчику: «Лошадь-то у тебя, Ваня, как исхудала». А он мне: «Что и говорить. Одно основание осталось!» Основание! Какая чистая замена иностранного слова «скелет»!

 

М. К. Куприной-Иорданской

Февраль 1923 г. (Париж)

...Существовать в эмиграции, да ещё русской, да ещё второго призыва, — это то же, что жить поневоле в тесной комнате, где разбили дюжину тухлых яиц. В прежние времена, ты сама знаешь, я сторонился интеллигенции, предпочитая велосипед, огород, охоту, рыбную ловлю, уютную беседу в маленьком кружке близких знакомых и собственные мысли наедине... Теперь же пришлось вкусить сверх меры от всех мерзостей, сплетен, грызни, притворства, подсиживания, подозрительности, мелкой мести, а главное, непродышной глупости и скуки. А литературная закулисная кухня... Боже, что за мерзость!

 

З. И. Куприной. 1932 г.

...Я старый, худой, седой и плешивею. Ничего не увлекает, не веселит, не интересует. Собаку и ту запрещают держать. Работаю как верблюд, без увлечения, без радости. По ночам увлечён мыслью о смерти — и ничего, не страшно, только бы без страданий, там — глубокий сон, без сновидений, лет так на тысяч двести с гаком, а гак-то длины с безконечность...

 

И. А. Левинсону. 1930 г.

...Жалуясь на судьбу, которая порой становится ко мне спиной, я вовсе не имел в виду Вас растрогать. Это было просто безсознательное стремление поплакать письменно в жилет доброго и крепкого друга, без всякого злого умысла.

Надо сказать, в тот период, когда шли наши письма, в противоположных направлениях по полуокружности земного шара, судьба и мне послала несколько радостей.

После отвратительной, то зверски холодной, то противно мокрой и бурной, зимы пришла весна, самая удивительная за 10 лет в Париже. Весна совсем русская, тугая, упорная, затяжная, медлительная. Каждый день приводил с собой новое яркое чудо. Вдруг зацвела, ещё не выпустив ни листка зелени, огромная дикая слива, вся в белых цветах, охапками, точно вся занесённая снегом. А на другой день убрались, как люстры, прямыми белыми и розовыми свечками каштаны. А дальше боярышник (кротеус), жёлтая акация, белая акация (Одесса, Большой фонтан и Александровский парк!), потом бузина, за нею рябина, со своими странными запахами: нежными издали, противными вблизи. Завтра-послезавтра, ждём, зацветёт липа. Как прелестно она запахнет. А кроме того, в этом году ужасно много полевых, лесных и оранжерейных цветов. Они очень дёшевы, и сердце радуется, когда видишь на улице пёстрые букеты. И, как всегда весною, любуюсь и грущу: неужели последняя моя весна? Ну, что же? Неизбежно — неизбежно. Ни плакать, ни сопротивляться, ни трусить не будем, хотя, конечно, не отказался бы сладко погрустить и ещё одну весну, ещё самую последнюю. Ах! Великолепная штука жизнь!

Крепко жму Вашу руку.

Ваш А. Куприн

#АлександрКуприн, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,#АлександрВасинМакаров

культура искусство литература поэзия поэзия стихи #АлександрКуприн, #антологиярусскоголиризмаххвек, #студияалександравасинамакарова, #русскийлиризм, #русскаяпоэзия,#АлександрВасинМакаров
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА