Опубликовано: 21 ноября 2012 23:07

Кризисы разных лет

Кризисы разных лет

Дмитрий точно знал, что он не любит Аню. Любит ли его Аня? Может быть, а может, и не быть. Это было неважно, потому что так, как любила его Ольга, никто его больше любить не собирался. Аня — не такая, какая ему нужна: не такая умная, не такая интересная… Да и не тянет его к ней! Она красивая, хозяйственная... Все. Больше ничего. Она — не особенная. Разве она может вдохновить его на подвиг?!

«Дим, зачем же ты женишься?» (Внутренний голос.).

«От безысходности, — отвечал Дмитрий, — да еще этот ребенок…»

«Можно просто платить алименты, зачем же свадьбу играть?» (Внутренний голос.)

Игорь сказал Ане, что никакой свадьбы не будет: — Какая свадьба, если у тебя живот уже виден?

— Много ты понимаешь, виден живот или не виден — это зависит от модели платья. Он хочет свадьбу, и я хочу. Никакая нормальная женщина от свадьбы не отказывается. У нас же с тобой свадьбы не было? А так у меня фотографии останутся, будет что внукам в старости показывать. (Аня.)

— Да мало ли что он хочет! Пусть он тебя лучше в квартиру пропишет! (Игорь.)

— Дим, я очень плохо себя чувствую, придется, наверное, нам с тобой свадьбу отменить… (Аня.)

— Ты охренела, что ли, отменить? Я столько денег засадил! Плохо себя чувствуешь — сходи в поликлинику. (Дима.)

— В какую поликлинику? Если у меня даже прописки нет... (Аня.)

Пришлось Дмитрию срочно прописывать Аню в свою квартиру. Он готов был сделать все, что угодно, лишь бы свадьба состоялась. Дмитрий пригласил на свадьбу всех своих друзей, снял целый второй этаж ресторана... Очень ему хотелось, чтобы до Ольги отзвуки дошли. «Может быть, заденет ее?»

Оля проснулась в день своего тридцатилетия с неприятным ощущением тревоги. Первое, что она вспомнила, — это то, что они с Митькой идут в планетарий, вместо того чтобы просто снять номер в отеле...

Оля познакомилась с ним два месяца назад на кинофестивале. Митька был романтиком, обожал хорошие американские фильмы, был на шесть лет моложе и передвигался по Москве исключительно на мотоцикле. С ним было прикольно, но денег у него не было. Но это было еще полбеды. Беда была в том, что он принципиально отказывался тратить ее деньги.

Второе, о чем вспомнила Оля, — это об ужасном Алькином поведении в рождественские каникулы...

И наконец, самое неприятное: Димка сегодня женится!

«Ну что ж, с днем рождения, королева! — поздравила сама себя Ольга. — И с добрым утром! И вот что я тебе скажу: все вышесказанное — еще не повод для плохого настроения».

Оля спустилась на первый этаж, в гостиную. Татьяна Алексеевна пекла праздничный торт, который дети уплетали еще не выпеченным, в виде теста.

— Мама, мама, с Днем рождения тебя! — Алешка подарил Ольге букет цветов. — Это от нас с дедом.

— Алеш, спасибо большое... (Мама Оля.)

— А это от меня лично, — Алешка поставил перед мамой собственноручно сделанный замок из морских ракушек.

— Ничего себе! Красота какая! — восхитилась Оля. Когда-то в одном из морских музеев она увидела такой же замок из ракушек, и он ей очень понравился. Так Алешка запомнил и решил смастерить для мамы нечто подобное.

— Алеш, он гораздо круче, чем тот, который мы видели в музее. Потрясающе! Неужели это ты сам сделал?! (Мама Оля.)

— Правда, тебе понравилось? — обрадовался Алеша.

— Понравилось — это мягко сказано. Где же ты раздобыл столько ракушек? (Мама Оля.)

— На птичьем рынке. (Алешка.)

— Сколько же ты его мастерил? (Мама Оля.)

— Месяца три… (Алешка.)

— Аля, а ты что хотела маме подарить? — спросила бабушка насупившуюся Альку.

— А я ничего не хотела ей подарить! Ей и так все дарят! Я ей ничего дарить не буду! — обиженно сказала Алька и убежала на второй этаж…

— Пап, а что это опять происходит с Алькой? — спросила обескураженная Ольга, провожая дочку взглядом. — Все каникулы я получаю от нее звонкое «нет!» на все мои предложения.

— Это Васины гены, — сказал Алешка.

— Ты хочешь сказать, именинница, что у тебя «временной просвет в голове» и ты обратила внимание на своих детей? — обрадовался Владимир Иванович. — Ну что ж, знакомься! Это знаменитый кризис трех лет, собственной персоной и во всей красе.

— И что теперь делать? (Оля.)

— Восхищенно наблюдать, как рождается новая творческая личность! (Владимир Иванович.)

— А почему эта личность превращается в махровую эгоистку? (Оля.)

— А это потому, что папа твой — либерал до мозга костей, — вмешалась в разговор Татьяна Алексеевна. — Одну творческую личность он уже вырастил, которой сегодня четвертый десяток пошел, а она все никак не повзрослеет, теперь он растит другую. Доктор Курпатов сказал, что «тяжелее всего переживают кризис трех лет дети, которые воспитываются в слишком либеральных семьях».

— Доктор Курпатов не так сказал. Он сказал: «Тяжелее всего переживают кризис трех лет дети, которые воспитываются в слишком либеральных или в слишком строгих семьях». (Владимир Иванович.)

— Мам, ты что, действительно считаешь, что с тобой возможна либеральная семья?! А ты кого имела в виду, кто это никак не повзрослеет, я что ли? И мне не четвертый десяток, мне сегодня только тридцать лет! — сказала Оля и тоже ушла на второй этаж.

— Ольга, не заводись! Сегодня праздник, так что давайте попробуем не ругаться... (Владимир Иванович, вдогонку дочери.)

— Оль, ты не расстраивайся насчет Альки, — поднялся за дочерью Владимир Иванович. — Это все пройдет. Зато ты обратила внимание, что происходит с Алешкой?

— А с ним что происходит?! — испугалась Оля.

— Его мозг освоил абстрактные формулы, это значит, что он научился распространять правила на частные случаи. Это великое достижение! Теперь он может обобщать, анализировать и делать выводы. Он формирует представление о себе, о других, об окружающей его действительности. «Это золотое время для родителей — теперь ваш ребенок может быть вашим полноценным собеседником, и Вы наконец-то можете ему сказать все то, что так давно хотели сказать. Но поторопитесь: в 12–14 лет желание общаться с вами покинет его, и он окончательно переключится на своих сверстников»*. Оля, это как раз тот возраст, когда Алешке хорошо бы познакомиться с Дмитрием… (Владимир Иванович.)

*Доктор Андрей Курпатов.

— Да?! Ну что ж, собирайтесь тогда и поезжайте с Алешкой на свадьбу к Дмитрию. Я думаю, он будет рад, — вспылила Ольга.

— Оль, я не конкретный сегодняшний день имел в виду… (Владимир Иванович.)

            Праздничный завтрак все-таки состоялся. После длительных бабушкиных уговоров Алька подарила маме очень красивые бусы, которые сама нанизала на леску, Татьяна Алексеевна и Виктор Иванович преподнесли Оле сделанные на заказ сережки с сапфирами, а Вася праздничный завтрак проспал.

— Мам, вот ты мне скажи, какая нам от Василия польза? (Алешка.)

— Алеш, ты прямо как кот Матроскин из мультфильма моего детства. (Оля.)

— Нет, ты скажи. Он — единственный, кто не поздравил тебя с днем рождения. (Алешка.)

— Он поздравил: выйди на Ленинградский проспект — увидишь. (Оля.)

— Глупость какая — такие деньги по ветру пустил! Что он рекламирует? То, что у него денег много или то, что ума нет? (Татьяна Алексеевна.)

— А мне понравилось, — сказала Оля.

Василий вдоль всего Ленинградского проспекта на рекламных стендах повесил Ольгины фотографии.

— Оригинальный подарок, — согласился Владимир Иванович.

— И все-таки, ну зачем нам Вася? — не унимался Алешка, освоивший абстрактные формулы. — Чтобы дорогие шубы маме покупать? Так мама меховые шубы не носит, потому что ей животных жалко. Машину он мне дарить не собирается, я у него спрашивал, денег особо не дает... Зачем он нам? (Алеша.)

— Он мой папа! — не выдержала Алька.

— Единственное оправдание его пребывания в нашем доме. (Алеша.)

— Нашего пребывания в его доме, — поправила сына Оля.

— В нашем доме. (Алеша.)

— Василий — общительный, умный и успешный человек. Он умеет делать деньги практически из воздуха. Он умеет устанавливать связи и поддерживать их на протяжении многих лет. Тебе очень повезло, что у тебя такой отчим. (Мама Оля.)

— Ага. А как быть с тем, что его по воскресеньям приносят домой пьяным, что он постоянно всем врет по телефону и назначает свидания? (Алеша.)

— Алеша, перестань немедленно говорить глупости! — возмутилась Татьяна Алексеевна.

— Ничего и не глупости, я сам слышал! (Алеша.)

— Ты что же, когда вырастешь, не будешь пить, не будешь врать и не будешь любить женщин? — спросила мама Оля. — Ты окончательно определился в выборе профессии? Решил стать йогом?

— Нет, — засмеялся Алешка, — пока не решил.

— Если ты, Алеш, когда вырастешь, не будешь много пить, не будешь часто врать и будешь заниматься любовью только с той женщиной, которую будешь любить по-настоящему, то все это — заслуга Василия. Так что памятник на его могиле — за тобой. А если ты собираешься делать все точно так, как это делает Василий, — в чем же ты тогда его обвиняешь? (Мама Оля.)

— А почему он не общается со своим сыном? — спросил Алешка у мамы.

— Любой мужчина хочет, чтобы дома им восхищались и радовались его успехам. Мужчине некомфортно в атмосфере ненависти, претензий и скандалов. (Мама Оля.)

— Так он же сам во всем виноват… (Алеша.)

— Почему ты так решил? (Мама Оля.)

— Ну, не знаю… Это же он от них уехал. (Алеша.)

— В любом конфликте, Алеш, всегда виноваты две стороны. Это так же верно, как то, что есть день и ночь. Мужчину и женщину нельзя насильно заставить быть вместе, иначе это будет тюрьмой. Но общаться со своим ребенком — это право каждого человека. И право каждого ребенка — общаться с обоими родителями. Я надеюсь, что Василий еще наладит отношения со своим сыном. (Владимир Иванович.)

— Нормально. Столько лет он не приходил, потом вдруг припрется: «Здравствуй, я твой папа». (Алеша.)

— И что? (Мама Оля.)

— Ничего. Пошлет его сын куда подальше. Я бы послал. (Алеша.)

— Почему? (Мама Оля.)

— Почему он столько лет не приходил? (Алеша.)

— Так, может быть, стоит это выяснить, прежде чем посылать отца куда подальше? Отец есть отец. (Владимир Иванович.)

— Мам, а ты папу любишь? — спросила расстроенная разговорами взрослых Алька.

— Очень люблю, Аль. А ты? (Мама Оля.)

— Я его больше люблю, чем ты! (Алька.)

— И он тебя очень любит. Сейчас проснется и подарит тебе подарок. (Мама Оля.)

— Какой? — Алька сразу перестала обижаться на маму.

— Это сюрприз. (Мама Оля.)

— Мам, а за что ты любишь Василия? (Алеша.)

— За то, что он веселый и не злой. За то, что он показал нам разные страны и острова. За то, что он неординарный человек. В нем очень много хорошего. И с ним почти не бывает грустно. (Мама Оля.)

— Это точно. (Алеша.)

— А ты своего отца любишь? — спросила Татьяна Алексеевна внука.

— Ну конечно. (Алеша.)

— А вот если бы мама твоя постоянно говорила, что он плохой, что он тебя бросил и что он ей не помогает? (Владимир Иванович.)

— Мама?! Я никогда не слышал, чтобы моя мама плохо говорила о моем отце. Она, наоборот, всегда говорит, что он меня любит, что он талантливый и что они с бабушкой Аллой замечательные люди... (Алеша.)

— Может быть, первая жена Василия говорит по-другому, и поэтому Василий не общается с сыном? (Владимир Иванович.)

— Как же у взрослых все запутано... (Алеша.)

— Все у них запутано, — вздохнула Алька.

— А вы, подрастающее поколение, все можете распутать? Любой клубок человеческих обид? (Татьяна Алексеевна.)

— Ну, можно же хотя бы попробовать? (Алеша.)

— Ой, Аполлон, светозарный мой бог, Бог среди богов, привет тебе, привет! — приветствовала гостя Ольга. Она стояла перед зеркалом и любовалась собой. Сегодня, в свои тридцать, она была красива, как никогда. Даже красивее, чем в юности.

— Да, ты сегодня очень красива. А куда это ты собралась, к Митьке? — спросил ее Аполлон.

— А ты откуда знаешь про Митьку? (Оля.)

— Смешно. А ты знаешь, что адвокат твой сегодня женится? (Аполлон.)

— Знаю, специально в мой день рождения. Глупый, все хочет мне больно сделать. (Оля.)

— Один глупый мужчина женится назло женщине, которую любит, а одна глупая женщина, которая его любит, пытается доказать сама себе, что ей не больно. Но, слава богам, «ничто не является предрешенным, кто бы ни говорил иное»*. (Аполлон.)

*Нострадамус, величайший из астрологов, который предсказал даже день собственной смерти.

— Знаешь, Пол, у меня сегодня не самый легкий день… (Оля.)

— Знаю-знаю, поэтому я здесь. Не расстраивайся. «Ваша жизнь полна тайн, и вы никогда не знаете, что чем может закончиться. Вам кажется, что в природе царит беспорядок, а Бог часто ошибается, — на самом деле все происходит как раз наоборот, Бог не ошибается, просто вы не видите дальше собственного носа»* ... Именинница, а что ты знаешь о принципе неопределенности? (Аполлон.)

*Раджниш Ошо, индийский мистик

— Это когда электрон может проявляться и как частица, и как волна? (Оля.)

— Да-да-да… Такое изменчивое поведение присуще всем элементарным частицам. Оно также характерно и для волновых явлений: свет, гамма-лучи, радиоволны, рентгеновские лучи. Субатомные частицы — это динамическое структуры, каждая из которых имеет пространственный и временной аспект. Пространственный аспект придает им характеристики объектов, обладающих некоторой массой, а временной аспект — характеристики процессов, в которых участвует количество энергии, равное их массе. Субатомные частицы существуют не в виде самостоятельных единиц, а в виде неотъемлемых компонентов неразрывной сети взаимодействий. Элементарные частицы тесно связаны между собой на некоем уровне за пределами времени и пространства. Квантовая теория свидетельствует о принципиальном единстве Вселенной. Вся Вселенная оказывается вовлеченной в бесконечный процесс движения и деятельности — в постоянный космический танец энергии. Вселенная — это набор взаимоотношений, который в буддизме называется космической сетью, в которой все вещи и явления взаимодействуют друг с другом бесконечно сложным образом... Конечным звеном цепочки процессов всегда будет человеческое сознание.

Поскольку все известные физические процессы характеризуются дуальностью волны/частицы, то вполне вероятно, что и сознание обладает такой же природой. Когда сознание локализовано в нашей голове, оно ведет себя как частица, однако его волновая природа может приводить к дистанционным эффектам... Учитывая, что у тебя сегодня день рождения, не буду долго тебя мучить. Что такое принцип неопределенности, поняла? (Аполлон.)

Оля неуверенно кивнула головой.

— Все твои поступки, слова и даже мысли влияют на твою жизнь и на жизнь окружающих тебя людей. А это значит, став осознанной и изменив свои мысли, ты сможешь изменить свою реальность... А где твой драгоценный супруг? — спросил Олю Аполлон.

— Пол, ты не поверишь, Вася проснулся сегодня в половине одиннадцатого и поехал в ресторан организовывать мой день рождения. Если вечером ты не занят — прилетай, развлечешься, будет большая тусовка. А сейчас я решила в планетарий с Митькой сходить… (Оля.)

— В планетарий? — удивился Аполлон. — Оль, это же цитадель науки, а вы чем там планируете заниматься?

— Науке это не повредит. И потом, это центр популяризации естественнонаучных знаний. (Оля.)

— Вот как… А ты хочешь с Дмитрием увидеться? (Аполлон.)

— Да нет, Пол, что ты... Ну, зачем человеку свадьбу портить? Да и Митька меня ждет, — Оля призадумалась на минутку. — Хочу!

— Вот что мне нравится в женщинах, так это их особенная логика. Умница! Заодно подарок Дмитрию сделаешь. (Аполлон.)

— Тогда мне опять переодеваться надо, если на свадьбу, — вздохнула Оля.

— Не-не, не надо. Ты так прикольно в последнее время одеваешься: рваные джинсы, кепки, кожаные куртки… Тебе идет. Тем более что на свадьбе тебя все равно никто не увидит, только Дмитрий, да и то лишь очертания... Я превращу тебя в энергетическое поле света. (Аполлон.)

У Ольги округлились глаза: — Не поняла…

— Ты не знаешь, что такое свет? Это быстро изменяющееся электромагнитное поле, волнами распространяющееся в пространстве, либо отдельные кванты энергии, фотоны... Оль, я понимаю, что женщина не обязана разбираться в физике, тем более красивая женщина. Но я не поверю, что ты никогда не слышала о теории относительности Эйнштейна. Согласно Эйнштейну, масса является формой энергии. Материальные частицы могут создаваться из чистой энергии и опять превращаться в энергию при обратном процессе... (Аполлон.)

— А как я буду выглядеть? (Оля.)

— Да, это чисто женский вопрос. Ты просто будешь сама собой, своим сознанием, неким паттерном вибрационного поля*… (Аполлон.)

*Паттерн — динамическая структура, вероятностная модель.

Олины глаза увеличились в два с половиной раза.

— Очень симпатичным энергетическим полем, разноцветным. Будешь переливаться, как мыльный пузырь, и звенеть, как роса. Сможешь видеть сразу во всех направлениях, будешь слышать, кто и о чем думает, и все знать. (Аполлон.)

— Он даже не сможет меня увидеть? — расстроилась Оля.

— Зато он будет тебя чувствовать. И ты его тоже. (Аполлон.)

— Это интересно… (Оля.)

— Оль, а ты разве не знаешь, что планетарий закрыт? — спросил Аполлон Ольгу уже в машине, когда они ехали по Садовому кольцу.

— Как закрыт?! Почему? (Оля.)

— Закрыт на капитальный ремонт, еще в 1994 году. (Пол.)

— Пол, а чего ты молчал, мы уже почти подъехали?! Вон Митька стоит, и розы у него все замерзли…

Мить, привет, розы надо было в газету завернуть, ты же их заморозил! (Оля.)

— С днем рождения, Оль. Привет, настоящий Бог. Я сам замерз до ужаса… А планетарий закрыт... (Митька.)

Аполлон протянул Митьке флягу с коньяком:  — Не расстраивайся, Мить, грейся. У нас в машине тепло.

Пока Митя грелся, а Оля думала, куда же теперь ехать, Аполлон рассказывал о планетарии: — Первый камень в фундамент Московского планетария был заложен в день осеннего равноденствия 23 сентября 1928 года. У русских национальная традиция — строить осенью и зимой. К этому времени в мире было уже двенадцать планетариев — десять в Германии, один в Риме и один в Вене. Третьим планетарием вне Германии и тринадцатым в мире стал Московский планетарий. Аппарат «Планетарий» был закуплен у фирмы Цейсса. 5 ноября 1929 года состоялось торжественное открытие Московского планетария. В 1977 году старый аппарат «Планетарий» с заводским номером 13 был заменен новым аппаратом «Планетарий» с заводским номером 313 и с автоматической системой управления. Более пятидесяти миллионов человек побывали в Московском планетарии. Если бы не ремонт, то вы могли бы посмотреть «Мифы о великих эллинах» или «Небо прекрасной Эллады»…

— А когда его теперь откроют? — поинтересовался Митя.

— 12 июня 2011 года. В планетарии будет установлен новый оптико-волоконный аппарат «Универсариум М9» с заводским номером 613 производства фирмы Карл Цейсс Йена. С помощью него будет создаваться эффект глубокого черного неба, усеянного тысячами мерцающих звезд. Плюс полно-купольная цифровая проекционная система, позволяющая почувствовать безграничное пространство-время Вселенной. Плюс панорамная система, стереосистема и система пространственного звучания. А специально для тебя, Мить, будет еще 4Д-кинотеатр, оснащенный динамическими креслами, мощной акустической системой, а также дополнительными спецэффектами, позволяющими ощутить эффект присутствия в кадре. (Аполлон.)

— Когда, ты говоришь, его откроют? Только в 2011 году? — расстроился Митя.

— Да. Но ты сможешь побывать в нем уже сегодня. Если, Ольга, конечно, не против, у нее же день рождения. (Пол.)

— Оль? — спросил Митька, как ребенок спрашивает маму.

— Я — согласна, — ответила смеющаяся Ольга.

— Ну, пойдемте тогда. (Пол.)

Аполлон показал охраннику какие-то документы, и они оказались в планетарии, но не в январе 1999 года, а в декабре 2011 года.

В планетарии не было посетителей, только обслуживающий персонал.

— Давайте сначала выпьем по чашечке кофе, — предложил Аполлон и пригласил Олю и Митю в ретро-кафе около музея Урании. Им принесли горячий кофе и целый поднос свежайшей выпечки.

— Боже, как вкусно, — уплетал плюшки счастливый Митька.

— Итак, вы можете посетить классический музей Урании, интерактивный музей Лунариум, магазин космических сувениров, посмотреть фильмы, созданные совместными усилиями Американского музея естествознания, Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), Денверского музея природы и науки (США), компании «GOTO INC» (Япония), Шанхайского музея науки и технологии… А можете посмотреть фильм «Троя» 2004 года с Брэдом Питтом в главной роли и с бюджетом в 175 миллионов долларов... (Аполлон.)

— Реально?! — Митя перестал уплетать плюшки. Он не поверил собственным ушам, когда Оля выбрала фильм «Троя».

Пол привел их в небольшой 4D-кинотеатр, где никого, кроме них, не было… Митя так увлекся фильмом, что даже не заметил, как минут через десять Аполлон вывел Ольгу из зала…

— Не волнуйся, он ничего не заметит, — сказал Ольге Пол. — В его реальности ты продолжаешь сидеть рядом с ним.

Аполлон, как и обещал, превратил Олю в энергетическое поле. Ольга ощутила невероятную легкость во всем теле, примерно как тогда, когда они летали с Аполлоном над Москвой. Ее тело напоминало мыльный пузырь, оно вроде было, а вроде его и не было. Красивая энергия любви переливалась по рукам и ногам, закручиваясь семью маленькими разноцветными вихрями в чакрах.

— Наслаждаешься ощущением? — поинтересовался Аполлон.

— Пол, ты прав, я красивая... (Оля.)

— Ты же наполнена любовью, словно прозрачный кувшин изнутри, любовь даже переливается через край… Ты Димку только не утопи в ней. Ресторан, где он играет свою свадьбу, недалеко отсюда. Сейчас ты окажешься там. Никто не будет видеть тебя, только он. Ты должна заманить его сюда, в планетарий. Об остальном позабочусь я сам. Оля, у тебя всего 163 минуты. (Пол.)

— Спасибо тебе, Аполлон. (Оля.)

— У тебя подарок-то есть? (Пол.)

— Есть. — Оля показала Полу золотой талисман, висевший у нее на шее. — Знак тай-дзи-фу-хао, или символ инь-ян, которые многие в Китае считают талисманом на счастье.

Аполлон дотронулся до него, «зарядил».

Оля тихонько поднималась по ступенькам ресторана, где гремела Димкина свадьба. Никем не замеченная, она вошла в зал. Огляделась вокруг. Она видела всех людей насквозь, знала их мысли, ощущала эмоции. «Это Аполлон «зарядил» мой талисман, чтобы у Димки открылись глаза на его суженую-ряженую. Жестоко. А вот и невеста. Что ж, хороша. А вот и Игорь, мужик ее. О, уже набрался... Бедная баба! И муж нелюбимый, и ребенок не от мужа, и любит дурака». (Оля.)

            «Это ты о ком, Оль?» (Внутренний голос.)

Ольга горько усмехнулась.

«А где сокровище-то мое?» Оля нашла Димку в мужском туалете. Он стоял и смотрел на себя в зеркало.

— Хоть посмотреть в последний раз на себя неженатого, пока я в трезвом уме. Потом напьюсь до потери памяти. Завтра проснусь, буду уже женат. Будет у меня нелюбимая жена, сопливый ребенок, будет все, как у всех… А ты, ведьма кудрявая, говорила, что я особенный. (Дима.)

— Конечно особенный. Я и сейчас так говорю. (Оля.)

Димка увидел в зеркале Ольгино отражение:  — Еще и не пил много, а уже глюки. Рановато ты, красавица, явилась. Я ждал тебя к вечеру.

— Вечером мне будет некогда, у меня будут гости, так что я решила сейчас тебя поздравить, пока ты еще трезв и крепко стоишь на ногах. (Оля.)

— Спасибо большое. (Дима.)

— Пожалуйста. (Оля.)

— Оль, а ты куда? — Ольга растаяла в воздухе, оставив шлейф своих духов. «Как меня заводит ее запах», — Дима спустился на первый этаж, заметил, как шевельнулась тяжелая портьера, зашел за нее и оказался в комнате с огромным ковром посередине. «Крыша едет, конкретно… Я же вчера был здесь, не было здесь никакого персидского ковра».

— Оль? Ты здесь? Или ты чудишься мне? (Дима.)

В ответ Оля подошла к нему сзади неслышными шагами и обняла его своими прозрачными, наполненными солнечным теплом руками.

— Привет… Какие у тебя руки нежные руки, — Димка повернулся к Оле. — Какие у тебя роскошные волосы...

— Проходила мимо, решила подарить тебе подарок. (Оля.)

— Спасибо. Чем это я заслужил? — Дмитрий вожделенно дергался в предвкушении своих эротических фантазий. — Оль, а я вдребезги пьян… это ничего?

Ольга была так близко, что он ощущал даже ее дыхание. — Какая же ты красивая, Оль...

Она так нежно целовала его. Потом помогла ему снять пиджак, аккуратно повесила его на спинку стула. Стала медленно-медленно расстегивать пуговицы на его рубашке. Дмитрий снял галстук. — Оль, ты как настоящая... Или ты — настоящая?

Ольга повесила рубашку и майку поверх пиджака. Вернулась, прижалась к нему и стала целовать его грудь. Он целовал ее волосы: — Невозможная моя незабудка…

Оля села на стул рядом с Дмитрием и, приложив губы к нужному месту, делала сильные выдохи. Ее горячее дыхание проникало через ткань брюк. Димка впал в транс. Ольга нащупала его пенис и несколько раз провела по нему рукой. Конечно, возникла эрекция, и Димке стало очень некомфортно, но Оля просунула руку в его брюки и расправила его член.

— Как это мило с твоей стороны, — прохрипел Дмитрий.

— Ну, здравствуй, мой грозный хан, мой деспот, мой дикарь, — сказала, улыбаясь, Оля, глядя на него снизу вверх. — Что-то я не слышу твоего звериного рыка?

Дмитрий потерял способность контролировать ситуацию… — Оль, милая моя, любимая… Какой рык? Ты для меня — долина радости, дуновение счастья, музыка души моей, ты — мое единственное желание… Вечное мое искушение…

Тут с Димой случился провал в памяти…

Теперь он сидел на мягком пушистом персидском ковре в дивном саду. Тихо играла музыка, журчал ручей, и в солнечных брызгах ручья танцевала Ольга. В сиреневом лифчике, без лямочек, чудом державшемся на ее большой груди, в прозрачных шароварах, одетых на голое тело, и босиком. Димка восхищенно смотрел на ее широкие бедра, на ее загорелый живот с ямочкой, на золотую блестюльку в этой ямочке, на ее спелую грудь… Рыже-каштановые волосы были опутаны монетками из красного золота. Монетки звенели на ее бедрах, на запястьях, на лодыжках…

— Оль, иди ко мне… Я с ума схожу! (Дмитрий.)

— Тогда иди за мной, — позвала его сиреневая фея.

Димка так бы и побежал за ней по Садовому кольцу, без рубашки, если бы Аполлон не заставил его одеться: все-таки на улице был январь.

— Пол, да на фиг мне дубленка, ведь она сейчас исчезнет! (Дима.)

— Да не волнуйся ты так, никуда она не денется. Иди на запах. (Пол.)

Ольга оставила за собой шлейф духов… Димка пробежал мимо своей Альма-матер (ВЮЗИ) и повернул направо. Он увидел, как Оля вошла в здание планетария. Дима вошел за ней…

В планетарии никого не было: ни посетителей, ни обслуживающего персонала, только за стенами 4D-кинотеатра были слышны звуки какой-то битвы. Дима почувствовал запах кофе и направился в кафе «Телескоп» в нижнем уровне планетария.

Огромный круглый зал, необычный дизайн этого зала, стены из зеркал и металла, стеклянные столики, стулья из прозрачного пластика, плоские телевизионные панели — все это, конечно, удивило Дмитрия. Но больше всего его удивило то, что на одном из стеклянных стульчиков сидела Оля… Настоящая Оля в рваных джинсах и свитере. Ее куртка лежала на небольшом мягком диване, Димка бросил на диван свою дубленку и подошел к ее столику.

— Привет! Я что… могу присесть? (Дима.)

Оля молчала.

— С Днем рождения, — сказал Дима, — и в тот же момент на всех стеклянных столиках кафе «Телескоп» появились красные цветущие розы в стеклянных прозрачных горшках. Оля улыбнулась и пригласила его за свой столик взмахом руки.

Дима молчал, он боялся, что, сказав какую-нибудь глупость, он все испортит, и волшебное наваждение закончится…

— Есть хочешь? — спросила его Оля.

— Нет-нет, спасибо, я не голоден. (Дима.)

— Тогда, может быть, кофе и сигареты? (Оля.)

— Было бы очень кстати… (Дима.)

Дима все смотрел и смотрел на Олю и поэтому не заметил, откуда появилось капучино, пирожные и сигареты. Зазвучала космическая музыка, свет ламп стал более приглушенным. Казалось, что они пьют кофе в каком-то межзвездном аэропорту…

— Необыкновенно красиво, правда? (Оля.)

Дима оглянулся по сторонам: — Да. Ты — необыкновенно красивая. Можно, я дотронусь до тебя? Не могу поверить, что ты — настоящая.

— Попробуй… (Оля.)

Дима дотронулся до ее руки. Взял ее руку в свою. — Ты помнишь, когда мы с тобой в последний раз были в планетарии?

— В шестом-седьмом классе…(Оля.)

— Сейчас здесь все по-другому. (Дима.)

— Здесь так будет через двенадцать лет. (Оля.)

— Понятно. Затея Аполлона? (Дима.)

Оля кивнула.

— Пойдем, посмотрим? — предложил Димка. Он встал и протянул Оле руку.

— Пойдем. (Оля.)

Они шли через залы музея, но видели не экспонаты, связанные с изучением астрономии и космоса, а отражения друг друга в зеркалах…

— Потрясающе… Мы там, в космосе, вдвоем, ты заметила? (Дима.)

Они вошли в Большой звездный зал под белым куполом-небом. В зале было всего два кресла и звездный оптико-волоконный проектор «Универсариум М9».

— Ничего себе… Оль, иди сюда. (Дима.)

Оля и Дима сели в кресла.

— Они должны раскладываться, — Дима разложил кресла. Получилось почти что лежа. — Так удобнее будет смотреть, — сказал, оправдываясь, Димка.

Под куполом Звездного зала погас свет, солнце ушло за горизонт, зал погрузился в темноту, и зазвучала песня Евгения Григорьева «Когда уже не нужно лишних слов». Дима сжал Ольгину руку… Над ними в звездном небе мерцали созвездия, шли звездные дожди, вспыхивали сверхновые звезды, сталкивались Галактики…

«Столкновения постоянно происходят в космосе. Это неизбежный результат действия сил гравитации, сближающей планеты, звезды и галактики. Наша галактика Млечный Путь когда-нибудь обязательно столкнется с галактикой Андромеда, и они сольются в одну галактику», — рассказывала Урания, муза астрономии и точных наук.

— Слышишь, Оль, сближение неизбежно, — шептал Димка. Он практически уже перебрался к ней в кресло...

— Она сказала, что оно возможно, — поправила его Оля.

— Ты не расслышала… (Дима.)

Два кресла превратились в одну большую кровать… Оля и Дима летели сквозь время и пространство, сквозь Млечный Путь, их засасывало в черные дыры, словно в водовороты на реке… Они занимались любовью в космосе... А оргазм был похож на вспышку сверхновой…

Когда Дмитрий очнулся, он не поверил собственным глазам. Он лежал на персидском ковре, на первом этаже ресторана, совсем голым. Димка вскочил, подошел к двери. Дверь оказалась закрыта изнутри. Ключ торчал в скважине.

«Ну, слава Богу! Хорошо хоть, я заперся и улегся на ковер, а не на пол, а то весь мой свадебный «прикид» был бы сейчас в весьма плачевном состоянии, пришлось бы ехать домой, переодеваться. — Дима взглянул на часы: — Ничего себе, я тут уже почти три часа валяюсь. Нормально... Там, на втором этаже, — моя свадьба, а я здесь голый. А где моя одежда? О, даже брючки кто-то на спинку стула догадался повесить… Кто?! Оль?»

Тишина.

«Нет, это не глюки, ведь пахнет духами и Ольгой. Только она так пахнет. Я помню ее запах, никак не могу забыть. Я же весь пропах ее запахом. Нет, она точно была здесь. Мне не показалось. Нет, я не мастурбировал. Нет! Я точно занимался любовью с ней. Я же без презерватива, значит, точно с ней… Или это край?

А как хорошо здесь, на краю, господи! Как хорошо… Как она назвала меня “изюминка жизни моей”? Оля, Оля. Сладкая, как шоколад и хрустящие вафли в конце мороженого «Экстрим». Ты — самая обаятельная ведьма на свете. Жар-птица. Завертка моя… По-моему, я с ума сошел. Впрочем, давно уже пора…»

Дмитрий хотел одеться, но увидел заботливо оставленную ему пачку влажных салфеток на стуле. Подумав, что только Ольга могла еще и салфетки оставить, он передумал одеваться и опять лег на ковер. «Успею я еще напиться. C днем рождения, Оль! Извини, что я так поздравил тебя с днем рождения… А тебе за подарок — спасибо. Если ты хоть раз в год будешь одаривать меня такими подарками, я как-нибудь дотяну до старости».

Потом Дмитрий встал, оделся.

Когда он вошел в зал, где веселились гости, мир стал другим. Он и не заметил, что на шее у него висел подаренный Ольгой и «заряженный» Аполлоном талисман. Дмитрий все узнал и об Анькиной беременности, и об ее Игоре, и об их совместных планах на его квартиру… «Оба-на! Нормально. Женился. Вот я дурак!»

Потом он пил, много пил, пока не отключился.

            …

Когда вечером следующего дня Дима пришел в себя, на нем уже не было талисмана. Видно, он упал в унитаз, потому что в первое утро своей семейной жизни Дима общался исключительно с унитазом. Дмитрий забыл подробности, но все, что надо, он запомнил.

Не разговаривая с женой, он вышел подышать свежим воздухом во двор. Повсюду стояли наряженные елки и валялись остатки расстрелянных петард… Рождественские каникулы еще не закончились.

Дмитрий решил, что надо бы уехать куда-нибудь на пару недель, чтобы подумать о том, как выйти из этой неприятной ситуации с минимальными экономическими потерями. Он поймал такси и доехал до планетария… Планетарий был закрыт на ремонт.

Дима вернулся домой. Нашел свой загранпаспорт, срок действия которого истекал через месяц. Сначала расстроился, а потом подумал: «Ну, может, это и к лучшему? А то опять в квартире будет бордель».

В первый рабочий день после рождественских каникул Дмитрий стоял в пробке на Ленинградском проспекте. И вдруг он увидел Ольгу… на огромном рекламном стенде. Пока он доехал до офиса, он насчитал пять таких стендов.

Эти рекламные стенды были Васиным подарком. Когда Вася спросил жену, на каком из московских проспектов ей хотелось бы видеть свои фотографии, Оля, улыбнувшись, назвала Ленинградский проспект.

После свадьбы Дмитрий убеждал Аню сделать аборт. Сказал, что ни ему, ни ей ребенок этот не нужен, и ее Игорю, кстати, тоже. Аня во все глаза смотрела на Дмитрия и никак не могла понять: «Откуда он узнал? Если он все знает, зачем тогда женился?» Включала «дурку», тянула время. Теперь об аборте уже не могло быть и речи.

Дмитрий нанял специальную контору, чтобы они следили за его женой. Специалисты из этой конторы записывали разговоры Ани и Игоря, снимали на видео их встречи…. в его квартире! Материалов для развода было предостаточно, но, когда они пошли в ЗАГС разводиться, у них даже заявление не приняли, раз женщина беременная.

— Она не от меня беременная, — пояснил Дмитрий. — У меня есть доказательства.

— Это ваши проблемы. Вот пусть она сначала родит. Сделаете анализы, и тогда разводитесь на здоровье, сколько угодно.

— Бред какой-то! (Дмитрий.)

Дома Дима собрал вещи. — Так, дорогая, мне все это надоело. Тебе нужна квартира, ты можешь в ней пожить, пока судебные приставы вежливо не попросят тебя ее освободить. Ребенка, конечно, жалко. Но то — не моя забота. На мою фамилию его не записывай, я все равно с тобой разведусь. Если сделаешь по-другому, я буду настаивать на генетической экспертизе.

Потом Дмитрий проконсультировался со специалистом по семейному праву и выяснил, что выписать мать с малолетним ребенком «в никуда» практически невозможно. А это означает, что придется покупать ей комнату, и это в лучшем случае…

           

 

Наталья Бентанга  Отрывок из романа-истории «Принцип Неопределенности»  Сайт www.bentanga.ru

Роман,Принцип,Неопределенности,кризисы,разных,лет, преодоление,кризиса,кризисы,в,отношнгиях
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА