Опубликовано: 04 августа 2013 15:23

"ЗЕРКАЛО"

Кто видит первым отражение в стекле?

Создатель зеркала. Читатели простите,

коль вы увидите присущее себе.

И автора за это не вините.

Какие мы и зеркало такое.

 

УОКНА ХХI ВЕКА.

Молодой, ты сидишь как старик

у окна двадцать первого века.

Виртуальный мир не велик,

он не больше души человека.

В этом мире мы не живем,

мы осколки прошлого ищем.

Проявляем, как можем себя,

раздавая крупинки нищим.

Молодые смотрите на нас,

на тех, кто в мясорубке выжил.

Нет в России не мир сейчас,

а война на дорогах жизни.

Нас продали, кого смогли,

а кого не смогли, убили.

На просторах родной земли

слишком много земли могильной.

Не судите, глядя на нас.

Гениальный конструктор в прошлом,

он на рынке стоит сейчас,

чужестранцу под ноги брошен.

И не знаю что легче, поверьте,

ждать Суда под плитой могильной

или в жмурки, играть со Смертью,

не торгуя душой и гнилью.

Молодой, ты уже старик

у окна двадцать первого века.

Для тебя твой компьютер – родник,

заменил тебе человека.

Вы готовы детей рожать,

не вставая с уютных кресел.

А попробуй по полю бежать

и кричать: «МИР КРАСИВ И ВЕСЕЛ!»

Стариком ты считаешь меня.

В догонялки со мной побегай!

Я бегу эту жизнь, любя

не email ищу – Человека.

На просторах огромной планеты

интернетовский мир так тесен.

Молодые идите в жизнь,

мир реальный, он интересен.

В мире много живых людей

не картинок красивых, а судеб.

И поверьте, он станет добрей,

если мы в нем добрее будем.

УТРЕННИК ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ.

Мы ожидаем счастья в Новый год.

Одни ждут как награду, другие как подарок.

И черно-белый мир вдруг станет ярок!

Как дети верьте! И оно придет!

Но пробудившись первого числа

и в зеркало, взглянувши ненароком…

Увидим мы еще не трезвым оком,

что сказка та была не хороша…

Рапира деревянная в печи…

Плащ мушкетера прожженный сигаретой…

И почему ты не с женой, а с этой?

Ответов нет…. Одни вопросы.… Помолчи…

МИРАЖ.

Вы, книгу не читая, отложили.

Конец обычный сюжет не интересен.

Стихи возможно с детства не любили,

а может быть Вам просто не до песен.

Но песня есть и Вы тому причина,

став на мгновенье музой для меня,

напомнили что я еще мужчина,

искусно красотой своей маня.

Я видел много миражей в пустыне,

они там украшают горизонт.

Давно то было, но помню и до ныне:

как подойдешь, так тот мираж уйдет.

Мираж исчез на горизонте новый.

В пустыне жизни много миражей,

кого-то манит лист резной кленовый,

кому-то кактуса шипы милей.

На вкус и цвет товарищей не сыщешь,

тому вина, а этот пьет компот…

А что же ты мираж в пустыне ищешь?

И кто тебя на горизонте ждет?

НЕТ ТОЙ МОСКВЫ КОТОРАЯ БЫЛА...

Нет той Москвы, которая была.

Она давно похожа на путану.

Нет двориков, в которых тишина,

чужая речь как будто соль на рану.

И москвичей осталось слишком мало,

чтоб о Москве по жителям судить.

В столицу едут, чтоб набить карманы,

а не затем чтобы Москву любить.

АЛЬЯНС.

Какой, однако, странный здесь альянс.

Друг друга ненавидите без меры.

Но стоит появиться капле веры,

вражду забудете, объединившись в раз.

Что движет вами мне давно понятно.

Опять объединились неспроста,

готовы ощупью искать на Солнце пятна,

чтоб не признать Спасителем Христа.

За что вы так не любите его?

Христос есть Жизнь. Он даже мне дал шанс.

Вы слышать не хотите ничего.

Как я понять, зачем я среди вас?

КТО ЗНАЕТ КАК РОЖДАЮТСЯ СТИХИ?

Кто знает, как рождаются стихи?

Ко мне они приходят ни откуда.

Рождение стиха... Рождение стихий...

Созвучно. А возможно и сродни?

Рождение стиха... Приход Любви...

Откуда это все? Вселенная откуда?

Приход Любви! Рождение стихий!

Рождение стиха! Все это просто чудо!

Ты, скептик грамотный подумай и скажи.

Не в механизм, в причину загляни.

Зачем на свет рождаются стихи?

Зачем летят стремительно года?

Зачем сам воздух и вода?

Скажи зачем? Скажи и научи,

о чем писать мне. И конечно чем.

ПРЕДРАССВЕТНЫЙ ТУМАН.

Жизнь огромное море в предрассветном тумане,

а по морю куда то, в даль идут корабли.

В пелене непроглядной даже звезды обманут,

что по курсу не видно смотри, не смотри.

Вот и я словно ботик продвигаюсь не спешно.

В порт приписки иду, но не знаю в какой.

Не смотря ни на что, я надеюсь, конечно,

ощутить твердый берег под своею ногой.

Можно ходу прибавить. А куда торопиться?

Не известно кто встретит на том берегу,

и в тумане ночном так легко заблудиться.

Заблудившихся много. Опоздавших, назвать не могу.

На просторах морских одиноко вздыхают

пароходов сирены в туманной ночи,

для того чтоб по звуку суда замечали.

А людей кто услышит? Кричи, не кричи.

Жизнь огромное море в предрассветном тумане,

я как ботик не спешно в порт приписки иду.

И надеюсь, меня берег тот не обманет.

Долгожданный покой я на нем обрету.

МЫ БЕЖЫМ СЕБЯ ОБГОНЯЯ…

Мы бежим, себя обгоняя,

но не знаем, куда бежим.

Мимоходом любимых ласкаем

и детей мимоходом растим.

Я устал от безумной гонки,

но запомнил немного дней,

когда слушал под утро как звонко

и неистово пел соловей.

А когда наступает осень,

накануне холодной зимы,

мы все чаще с надеждой просим

дать услышать нам песню весны.

Я ЛЮБЛЮ…

Я люблю оглушительный гром,

и тихий шепот в тени берез.

Я люблю по росе босиком,

и январский легкий мороз.

Я люблю запах летних гроз

и дышать чистотой снегов.

Я люблю пить слезы берез,

и нектар июльских лугов.

В августе я люблю звездопад,

а в апреле бриллианты льда.

Каждый месяц чему-то рад,

а девчонкам я рад всегда.

Я люблю нежных томных блондинок,

и колючих брюнеток люблю.

Я люблю Светланок и Нинок,

я испанок, японок люблю.

И за нежный взгляд или слово

я готов отдать все до рубля…

Но в кармане денюшков нету,

и девчонки не любють меня.

 

Я люблю оглушительный гром,

Я люблю по росе босиком,

Я люблю запах летних гроз

Я люблю пить слезы берез.

ПЕСНЯ ПОРТНОГО.

Вырос я не в бархате, не в парче, не в золоте.

Ситец, лен и хлопок помню с детства я.

Мама шила людям, чтобы жить не в голоде.

Эх! Судьба лоскутная ты судьба моя.

Рос под стук машинки, научился многому.

Мама! Мама рОдная! Благодарю тебя.

Жизнь моя с цветочками тканая дорогою,

шью девчонкам платьица и фартуки любя.

Эх! Судьба лоскутная в ноги людям брошена.

Как бы жил без Пресвятой Заступницы моей!

 И качусь по жизни я малою горошиной.

Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа Ей!

И качусь по жизни я малою горошеной.

Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа Ей!

 Сумочки, подушечки, фартучки и платьица,

сшиты вам на радость, на радость и любовь!

Пусть скука и уныние мимо вас прокатятся!

А если загрустите, то я сошью вам вновь!

Шил парчу и бархат - мягкие одежды,

но милее сердцу простота, друзья!

Шью ночами зимними с песней и молитвою.

Шью вам не затейливо, но зато любя.

Шью, молясь Заступнице родившей Бога нашего.

И с молитвой «Отче наш» жить мне веселей.

 Под Покровом Пресвятой все радугой раскрашено!

Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа Ей!

Под Покровом Пресвятой все радугой раскрашено!

Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа Ей!

СТРИПТИЗ.

Как написать мне, в тайне от других,

слова признательности, дружбы и восторга.

Любой портал всего лишь место торга,

где предлагаем мы себя самих.

В лучах софитов снимаем с душ одежды,

понравиться пытаемся ликующей толпе.

Ты голый шут на сцене, а зритель в темноте.

Не изменился мир и в жизни всё как прежде.

Свисти, цирк, улюлюкай в наши уши!

Пусть мне неважно, палец вверх иль вниз.

С поэтами я делаю стриптиз…

Смотрите! На арене израненные души.

ТЕАТР ЖИЗНИ.

В театре жизни мы всего актеры.

Великий режиссер и сценарист

Придумал пьесу и раздал всем роли.

А ты, в театре этом, лишь статист.

Ты пьесу прочитал, вся роль тебе известна.

А Он вдруг взял и все переписал.

А может быть, ты перепутал пьесу,

или вообще не в тот театр попал.

Все происходит будто в зазеркалье

Или в дешевом цирке шапито.

И ты задумался: «а сам-то я нормален?»

Ну, коль задумался, то не совсем «того».

Герой здесь запросто статистом станет.

Статист - героем тоже может стать,

ведь свято место пусто не бывает.

Творец решит, кому его отдать.

Ты не доволен ролью? Ну и что же.

Играть придется пьесу до конца.

Предвидеть можно многое, но все же.

Нам неизвестен замысел Творца.

ИСПОВЕДЬ.

Вот так проходят годы чередою,

в углу лампады негасимой свет.

И я один стою перед Судьею,

есть прокурор, а адвоката нет.

Передо мною чистый лист бумаги,

на нем должна быть исповедь моя,

не жизнь, сплошные ямы и овраги.

Надеюсь, будет Милостив Судья.

Моя тюрьма без стен и без решетки,

уже давно я сам себе конвой,

и арестант не буйный, но не кроткий,

мой замок  «ИФ» всегда, везде со мной.

Вот так проходят годы чередою,

в углу лампады негасимой свет.

Лежит бумаги стопка предо мною,

исписана, а исповеди нет.

культура искусство литература поэзия лирика стихи Размышления,Зеркало,Емеля ЛомПер
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА