Опубликовано: 13 июля 2014 00:29

В жертву оконной раме

Давай я аккуратно..

                   нА пол..

 вынесу себе мозги,

 

чтобы не запачкать страницы

своими грязными мыслями

 

и светлую память.. 

         о тебе..

 

А ты их..

      потом по полочкам разложишь,

затянешь огрызки рваной кожи

на пулевом.. ммм.. выходе..

 

..и продолжишь

кормить голубей с руки.

 

Притворимся, будто бы так и было,

ведь всегда замазать можно..

посмертные синяки.

 

А консьержу моему скажи,

что я просто.. ну.. неразговорчив сегодня..

 

Вчера показал твою фотографию

               своему по несчастью

сокамернику,

можно подумать, что приятелю.

 

А он сказал, что мы,

                          понимаешь(?)

втроём..

              мы..

однозначно жертвы любви..

рамочной.

 

Ты спишь..

 

Я же..

в свою очередь ночами маюсь:

то разговариваю с тобой в дубовой кроватной раме,

то перед зеркалом каюсь..

 

Ты спишь.. а я наблюдаю..

 

Тяжки грехи мои..

 

И только сокамерник..

с полуслова меня понимает,

он лучше мою историю знает

 

в красках затёртых помад

воротников упругих удлинённых,

запонках,

         выбранных наугад,

и томно

        растянутого узла

галстука тонкого..

 

..На руке пульсом жалобно заикается Vacheron.

И где эта швейцарская надёжность?

 

В ночном карцере слышится,

                  что..

будто бы сердце совсем не движется,

а только секунды синкопой резонансной на руке у виска колышутся.

 

Глазами глажу грудь твою, ровно дышащую..

 

Ты спишь..

 

Я тебя с ног до головы беззащитную,

распятую

на красно-белом шёлке простыней экрана

в чёрной дубовой раме

вижу.

 

           И только сокамерник

по несчастью

меня понимает.

Он знает,

чего стоит моё странное счастье.

 

Ты спишь..

 

Vacheron

нам с тобой отстукивает-отпускает

над ухом

          ещё пол..

безнадёжно долгой изломанной минуты.

В руке приятный холодный "ствол"..

 

..Встал Vacheron.

И где же эта швейцарская надёжность?

 

Утро.

 

Ты на моей веранде кормишь голубей с руки..

назидательно журишь,

мол, как мне только в голову могло прийти,

измазать все полы малиновым вареньем.

 

– Прости, малыш.. Я пошутил.

 

******

Сокамерник

          облизывает пальцы

перед зеркальным отражением,

понимающе иронично пялится.

 

Встал Vacheron..

 

        "Он"..

     пошутил.

 

© Лён.

культура искусство литература поэзия поэзия стихи Лён В жертву оконной раме
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА