Опубликовано: 08 января 2015 09:34

Мои русские... Глава 1

Глава 1

 

Всякий раз, когда я приезжал из Ленинграда домой от мамы слышал, что о моем приезде извещала сорока, живущая в нашем саду. Целый день, перескакивая с ветки на ветку, она стрекотала на всю округу. Мама сразу же готовилась  встречать сына и никогда ещё не ошибалась. А если вдруг он долго  пропадал, то опять-таки она узнавала от сороки, когда сын вернётся.

 

Я не знал, верить маминым словам или нет, но однажды при мне я увидел, как она мило общалась с птицей. Она задавала ей вопросы, а сорока несколько раз как бы каркала в ответ, как мамина подруга. В тот день мама обрадовалась, что я стал свидетелем их общения и за семейным столом всем гордо заявила: «Слушайте вы все! Вот Акрам свидетель, как сорока на мои вопросы отвечала. Вы просто не знаете, какая она всезнайка и умница, потому что всю жизнь она с нами вместе живёт и в радости и горести!»

 

Честно говоря, в эту мамину сказку мне пришлось поверить при очередном возвращении домой. Мама нам сообщила, что с раннего утра сорока летала по пятам и орала во весь голос. Эта означало, что скоро я появлюсь дома с ленинградским другом. «Вот вы же приехали сегодня!» - утвердила она. Я спрашиваю: «О моем друге тоже сообщила?» «Конечно, она же моя близкая подруга!» - совершенно серьёзно отвечает она. А папа, как всегда посмеялся над сочинением мамы, да и я тоже не отставал. Мама посмотрела на моего сдержанного друга и обратилась к нему: «Акрам, хоть бы ты поддержал меня, а?!» Я поправил маму, что его зовут Алёша, а не Акрам. Мама ответила не задумываясь: «Он твой друг, значит для меня Акрам». Она такая счастливая бегала по двору, нахваливая свою подругу-сороку за извещение и доброту. Потом ненадолго задумалась и раскрыла секретное предсказание сороки, что, мол, на этот раз якобы ей на уши сорока с особым знаком шепнула о том, что скоро ожидается дома большое событие и о том, что на этот раз сын приезжает после утомительного путешествия по Средней Азии с другом! По этому поводу маме велела устроить большой предсвадебный праздник на вес кишлак! Все громко расхохотались. Тут мама проявила свой характер: «Да что вы понимаете в птичьем языке, когда человеческий язык вам не понять!». Сказала, как «укусила» всех разом, слегка обидевшись.

 

На следующий день, не слушая никого, она устроила пир для ближних соседей в честь возвращение блудного сына. Да, именно так и объяснила всем гостям, как будто я приехал навсегда. И в прошлом приезде родители также объясняли соседям и барана резали, плов готовили, собирая толпу едоков. Эта суета затягивалась на целую неделю, пока мои нервы не сдали. На этот раз я быстро пресёк, излишнее веселя, потому что все гости хором начали спрашивать: «Когда твоя свадьба?» Наверно мама рассказала гостям секретное предсказание сороки. «Свадьбе - не бывать!» Внезапно ошарашенно все услышали моё слово. Как быстро начался пир, так и быстро закончился. Кое-кто ушёл обиженным на меня за непослушание родителей. Кто-то злостно похихикал, мол, зачем ему наши узбечки, наверняка он там имеет русскую бабу, а другие утвердительно головой кивали.

 

После ухода гостей мы с другом целую неделю жили в уютной отдельной комнате, ничем не занимаясь, кроме чтения книг. Наверное, гости негативно повлияли на наше настроение. Мы прекрасно устроились в тишине, лёжа на полу на мягкой постели, а мама за нами ухаживала до той поры, пока я не почувствовал снова назревающий разговор о женитьбе. Мы сразу хотели было исчезнуть подальше от нашего дома, но мама остановила меня.

 

  -Куда ты сынок, давай поговорим, а то твой отец меня торопит да торопит. Знаешь, у нашей соседки такая красивая выросла дочка…

  -Мама, я знаю…

  -Если она не нравится тебе, то я тебе сколько угодно других девушек покажу, соглашайся. Пойми, сынок, нам стыдно смотреть в глаза людей. Что только они не говорят! Ой, я чуть в землю не провалилась, когда ты им нагрубил! Ладно. Только знай, сынок, сегодня твой отец сказал, чтоб ты женился на любой девушке, которую ты сам выберешь. Хоть японку, хоть китаянку! Ни одного твоего друга не осталось холостого. Разве мы такие бедные и не можем тебя женить? Это же позор на нашу семью!

 

Вот как оказался, я довёл их до такого унижения? Такие слова  никак не могли  они сказать вслух, только в полном отчаянье! Я задумался немного и согласился, вселяя надежду на свадьбу, но при одном условии - когда встречу японку или китаянку, которая им понравится. Мама заплакала.

 

В тот день я дома не ночевал. Мы с другом пропадали до утра среди городских русских друзей. Утром я оставил его с очаровательной девушкой, которая влюбилась в него по уши во время нашего путешествия. Я вернулся домой слушать продолжение разговоров своих бедных родителей, мечущихся между мною и соседями. Когда мама подошла ко мне, я сделал вид, что сплю, потому что я не был готов к серьёзному разговору, но она наверно чувствовала моё притворство и спросила:

 

  -Сынок, а где ты оставил Акрама? Какой он хороший парень… такой умный, кажется, наш язык понимает. Правильно, твой же друг.  Это ты научил его на полу сидеть по-узбекски?..

 -Он йог, мама.

 -Кто-кто?..

 

Я всячески уходил от разговора с матерью, потому что все разговоры  закончились  б женитьбой.  Поэтому я закрылся дома: читал книги, рисовал эскизы, наброски, слушал пение птиц, иногда занимался самобичеванием, а иногда ругал себя вместо родителей, но при всем старании я не мог уступить моей любимой маме. Я сам себе стал неприятен. В этом я заметил некоторое влияние своих русских друзей.

 

Мысли меня вернули назад в Ленинградскую жизнь. Друзья часто мне говорили, что надо решать свои вопросы без родителей и надо быть всегда самостоятельным. Это они говорили, не имея никакого понятия о нашем восточном менталитете. Я тогда запутался и начал придираться к многовековым существующим традициям Востока, находя в них множество изъянов. Но, на многие вопросы не было у меня ответа. Проживая среди других народов в дружбе, я разобрался, как далеки друг от друга наши взгляды на семейную жизнь и на отношения между мужчинами и женщинами. Мои русские друзья почти все без проблем жили в гражданском браке, хотя это трудно было назвать браком. И действительно, какой же это такой брак, если нет в нем самого главного – надёжной поддержки друг к другу, вернее слабому полу? В случае чего – ищи ветра в поле? Я был воспитан не только по-восточному понятиям о браке, но и по советской идеологии, поэтому не хотел быть похожим на друзей в этом вопросе. Несмотря на возраст Христа, я был ещё холостяк. Это было не нормально для восточного уклада жизни.

 

Друзья постоянно меня упрекали или шутили, что я отсталый человек и пора мне быть ближе к европейским стандартам и жить абсолютно свободно. Они пытались по возможности перевоспитывать меня, говоря, чтобы я не создавал себе проблем, а сначала пожил в гражданском браке, чтобы лучше узнать друг друга. Это казалось мне смешно! Мой славный город Ташкент пока ещё был защищён от многих европейских негативных влияний, то есть - «стандартов прогрессивной современной молодёжи». Как бы это не выглядело хорошо или плохо, но на моей Родине вряд ли бы спокойно приняли эти молодёжные отношения в такой неопределённой форме, тем более  вопросы брака на востоке считаются священными. В этом вопросе я никак не внушал доверия мусульманам. Мягко говоря, теперь мне не уйти было от их осуждения. В их глазах я выглядел человеком, который потерял свою веру и обычаи, придерживаясь иного, разгульного образа жизни, не думающего жениться. О, бедная мама моя! По-моему, она прекрасно все это понимала и не знала, что делать со мной…

 

Пока я лежал, окунувшись, быть может, в дурную свою философию, мама все ходила вокруг двора и никак не могла найти путь к сердцу своего сына. Мало того, она начала скрываться от соседских вездесущих глаз. Наконец-то она не выдержала эту пытку и потихонечку зашла ко мне. Она встала передо мной, как маленькая девчонка, вытирая нос платочком.

 

  -Сынок! – сказала она, - японка мне не нужна и китаянка тоже. Я не знаю их язык. Ты выбери из наших узбечек! А? Таких девушек все равно нигде не найдёшь!

  -А папа?

  -А что папа?

  -Обидится…

 

Она снова ушла со слезами. Я посмотрел в окно. Небо было синее-синее, как будто покрашено, и так одиноко в своей красоте среди зеленеющих деревьев нашего двора.  Это моё отвлечение  продлилось ненадолго. Вдруг сорока в тревоге начала стрекотать во все горло то там, то тут. Мама сказала ей, чтобы она скорее рот закрывала, а сорока ещё громче…

 

В это время во двор зашла та самая дочка нашего соседа, о которой лестно упоминала мама, и тихо её позвала, говоря что-то невнятное. Мама с тревогой попросила повторить громче. Я прислушался. Разговоры доносились достаточно разборчиво:

 

  -Какая-то женщина спрашивает Акрама.

  -Какая женщина?!

  -Русская, из Ленинграда.

  -Из Ленинграда?!! Кто она такая?

  -Жена вашего сына.

  -Акрама???

  -Хе-хе! А кого ещё? Она беременная…

  -Беременная???

  -На девятом месяце… сама сказала…

  -Ой… ой… ой…

 

Вот дура-сорока накаркала хуже вороны!

 

Сначала я услышал визжащий голос девушки, а когда выглянул во двор – увидел маму, как она падала в обморок.

 

 

Продолжение следует...

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА