Опубликовано: 14 января 2015 10:43

Мои русские... Глава 5

Из всех наших подруг Олеся была самая рассудительная и решительная. Природа её обделила красотой, но она от этого ничуть не страдала. Несмотря на то, что она владела английским и французскими языками в совершенстве, в компании она была скромна и незаметна. Перед нашим отъездом на юг я заметил резкое изменение в её поведении. Она, как многие женщины, начала вдруг открыто бороться за своё счастье. Наверняка её подтолкнул к этому возраст и, в некотором роде, охлаждение отношений её возлюбленного. Виновником всему этому был Алёша. Он красиво молчал, прекрасно понимая превосходство жизни в гражданском браке. Олеся  понимала по-своему и действовала, как могла. В скором времени она переселилась к маме загород, после того как её разговор о замужестве закончился ничем. Насколько я знал Алёшу, он не был приверженцем совместной жизни в статусе официального брака, мотивируя ограничением свободы личности. Поэтому наверно Олеся поехала за нами на Восток, чтобы не создавать себе иллюзию брака с человеком твёрдого характера, надеясь только на его порядочность и понимание. Возможно, она действовала ошибочно, потому что нельзя брать мужчину, ссылаясь только на свою беременность. Она нашла общий язык с ним и забрала его с собой, сама не ожидая того.

 

Теперь, когда все участники этой любовной истории вместе тут собрались, ситуация стала неуправляема и развивалась не в пользу Олеси, тем более, отношение Алёши к Ладе резко изменились. Я заметил в его глазах блеск влюблённости к Ладе, ведь она, несмотря на свою наивность и легкомысленность, безусловно, привлекала внимание мужчин. Вот поэтому Лада как всегда была самоуверенная и не думала отступать…

 

Олеся искренне обрадовалась, увидев меня снова здесь. Мы нежно обнялись с поцелуями, и сразу она воскликнула:

 

 -Ой! Новый год давно прошёл, а Снегурочка осчастливила нас с запозданием?! Акрам, может, познакомишь меня своей очаровательной девушкой?

 

Сначала мне показалось, что эта злая ирония, как предвещающая беду, но потом я увидел искренне светящуюся радость за "мою девушку", за моё счастье. Лада наверно ещё не додумалась, что Олеся является гражданской женой Алёши, а может она решила помочь растерянному другу и подала свою ручонку Олесе, сказав: - «Лада». Они любезно познакомились друг с другом ни о чем, не подозревая. В это время из кухни вышел Алёша и, после недолгой паузы задал Олесе вопрос:

 

 -Ребёнок ещё спит?

 

Тут конечно Лада насторожилась, но удержала свой язык, пристально глядя на Олесю и меня. Она ждала от кого-нибудь разъяснение о ребёнке. Конечно, я поздравил их с новорождённым, чтобы Лада узнала обо всем правду. Она нахмурилась и пошла на кухню, попить воды.

 

Как оказалось, Олеся с Алёшей оставили спящего ребёнка у подруги Олеси в соседней мастерской. Она сказала, что подруга скоро сама принесёт его, когда он проснётся.

 

Я пошёл на кухню и застал Ладу весьма озабоченной. Глядя друг на друга мы держали долгое многоговорящее молчание.

 

 -Лапушка! – с хриплым голосом произнесла она вдруг, - ну, и что у них ребёнок? Он меня любит. Только меня! Я не отдам его никому, ты меня понял, обманщик? Он  оказался неженатый!

 

Я ничего не ответил, потому что понимал, что на Востоке не принято сожительство молодых. Лада  держала обиду  на меня, но была довольна от этой новости. Сочувствуя её положение, слегка я погладил её по головке, а она прижалась ко мне.  Я только  подумал,  как быстрее уйти из этой напряжённой мастерской, но тут же услышал голос подруги  Олеси.

  

Анжелу я знал, как нашу близкую соседку и талантливую художницу, к тому же весёлую молодую женщину. Единственный её недостаток был в том, что когда она в компании выпивала вино или шампанское, часто бывала неадекватной и непредсказуемой. И все равно мы с удовольствием её приглашали в особых праздничных случаях, тем более она была давняя подруга Олеси и тоже до сих пор незамужняя…

 

Мы с Ладой вышли к ней вместе навстречу. Увидев нас, Анжела прореагировала почти также как Олеся, но Ладе, почему-то руку не подала. На эту неожиданную выходку мы  тактично глаза закрыли, но её поступок говорила о многом. К сожалению, эта была только прелюдия к сегодняшнему дню и нашей встрече…

 

Пока я готовил праздничный плов по случаю нашего приезда и появлению первенца у моих друзей, появились Костя и Дима, а потом и другие товарищи. Естественно в оживлённой мастерской все они принялись накрывать стол.

 

За все это время Алёша ходил глубоко чем-то озабоченным и замкнутым, пристально следя за Ладой, мной и Олесей. Каждый его взгляд тут же перехватывался Ладой, и оба они испытывали чувство секундного счастья. Иногда Алёша отворачивался и уходил. Лада оставалась со мной и тихо себе пела о любви, направляя в мою сторону свой одержимый взор, наполненный невидимой силой женского оружия. Но это оружие направлено было на завоевание Алёши…

 

И за столом они вдвоём вели себя также, не учитывая силу женского чутья и ума Олеси. Эти секунды опьянённой любви наконец-то замутили их головы. Они пошли на кухню, а за ними Олеся, решив удостовериться в своих подозрениях. Через минут пять она вернулась обратно и спокойно села за стол, потом посмотрела на меня и мило моргнула глазом, как бы что-то затаив в себе. И тут же по мне прошёл будто электрический ток:

 «Неужели она их застала?»

 

Пока я соображал, Анжела пересела ко мне ближе, что-то спросила и закатилась от смеха. После того как она не получила ответ на свой вопрос, в очередной раз налила вино по бокалам и подняла тост. Её речь удивила всех. Она несла всякую несуразицу и так заболталась, что мамина сорока не шла ни в какое сравнение. Её невозможно было остановить и понять. Внезапная вспышка в её поведении ничем не была оправдана. Она никогда себя так не вела, и нам пришлось вмешиваться. Этим мы её и разозлили. Она одна выпила шампанское и сказала, что пойдёт к себе в мастерскую, но почему-то полезла через окошко на крышу. Недовольные друзья последовали за ней. А  кто-то сказал, что мол, она решила к себе зайти через крышу. Что взять с пьяного? Все дружно засмеялись, и спустя минуту она показалась за окном длиною метра на три, прижатой носом к стеклу как клоун. Потом несколько раз она помяукала и снова исчезла. Долго слышно было её беспорядочное топанья каблучков по крыше, потом она спустилась обратно и предстала перед нами как прежде - нормальная приятная женщина.

 

В это же время Алёша вернулся из кухни с Ладой, и вместе они включили музыку. Как бы чего не случилось, Анжела спакойненько пригласила Ладу вместе потанцевать, но сначала со всех сторон разглядела её стройную фигуру и как-то странно улыбнулась.

 

 -Какая ты милая пушинка, как белая снежинка, …а ну-ка подниму-ка я тебя.

 

Она подняла Ладу на руки, два раза покружилась и тут же уронила на пол. Никто из нас толком не успел отреагировать на этот её неожиданный поступок, как она тут же помогла Ладе подняться.

 

 -Ой, извини! Не сломалась ли?.. ну и хорошо, – сказала она и грубо стряхнула руками её одежды, - теперь со мной не сможешь танцевать, да? Правда? А жаль…

 

С ядовитой улыбкой она подошла ко мне и с двумя ладонями, как бы гладя, провела по моему лицу, уткнулась в мои глаза и сказала:

 

 -Какой же ты стал скучным человеком за эти девять месяцев в диких горах, аж противно! Да ничего, ничего, зато теперь узнала, где находится твой ум. Показать?

 

Никто из нас не посмел смеяться, потому что были все в шоке. Она ушла, хлопнув дверью.

 

Мы  её хорошо знали и всегда оценивали её по достоинству. И мы понимали, что её минутный всплеск не помешает вскоре вернуться, и все превратится в шутку.  И может быть,  я найду с ней общий язык и хорошенько поговорю…

 

В этот период жизни я особо не думал о себе, и на это были весомые причины. А пока я сидел в полной загадке и думал: «Кого же любит Алёша, и как в этой путанице он разберётся, когда и так и так плохо? Они же мои друзья!»

 

Целый день Алёша молчал, а Лада все ещё не выпускала его из вида и преследовала его, напоминая мне уличную кошку. Олеся тоже не отставала от них. Я сидел будто в театральном зале, позволив себе не вмешиваться в их отношения.

 

Сочувствуя идиотскому положению своего друга, я тоже замолчал и ждал решения самого Алёши. От этого зависело многое. Быть может, изменятся наши взгляды, но я ничуть не сомневался в надёжности нашей дружбы.

 

В этой критической ситуации из всех четверых, включая меня, только Олеся выглядела, более хладнокровна. Но всякому терпению приходит конец. Она решительно встала с места, когда Лада снова пошла за Алёшей на кухню, и с вежливой улыбкой попрощалась с нами и пошла одеваться. Через минуту она стояла у двери с ребёнком на руках. Я решил её проводить, чтобы успеть до закрытия метрополитена, но тут подошёл Алёша и возмутился:

 

 -Куда ты собралась с ребёнком на ночь глядя?

 -Куда?.. к маме! – спокойно ответила она, улыбаясь.

 -Хорошо… вместе поедем, - произнёс он заикаясь.

 -Ты оставайся, пожалуйста, прошу тебя! – она произнесла твёрдо и убедительно, - возьми ребёнка, Акрам, и проводи нас до метро, пожалуйста!

 

Я взял ребёнка на руки и столкнулся с обжигающим взглядом, издали наблюдающей Лады. Было видно её готовность бороться до последнего вздоха за своё счастье. Она стояла как чёрная пантера с выражением победительницы в любовной игре.

 

   

Продолжение следует…

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА