Опубликовано: 21 января 2015 22:02

Заэкранье (случайно в предыдущую публикацию попал черновик, извиняюсь)

Современные сказки

      В расчерченном рисками и крестиками визире прицела появились тёмные перемещающиеся пятна. Они двигались хаотично, порой совершенно закрывая видимость. Вражеский танк то появлялся, то опять исчезал. Наводчик нервничал – стрелять стало практически невозможно. В наушниках перемешались команды и ругань командира. Тот торопил наводчика и ругался одновременно, - эти твари мешали и ему.

Всё кончилось ожидаемо внезапно. Пока командир выдувал тварей из приборов наблюдения, из-за поворота выскочила чужая самоходка, развернулась и ударила бронебойным главного калибра. 152-миллиметровый снаряд прошил броню, убил наводчика и в довершение подорвал боекомплект. Взрыв уничтожил в танке всё живое и неживое, унося виртуальные души вслед за сорванной башней. Какое-то время на экране ещё анимировалась отъезжающая самоходка и в наушниках воспроизводились победные крики её экипажа. Далее – чернота, и через секунду неяркий свет танкового ангара.

 

- Ты что, самоходку не видел?  Да ты олень криворукий, а не командир! А теперь о наводчике. Пока он сводился, можно было три раза застрелиться. Заряжающий чуть снаряд не уронил, - так устал ждать перезарядки! Поделом вас кончили. Ждите теперь, пока я танк не отремонтирую.

 

Эта тварь ещё хуже тех, которые мешали в бою. «Хранитель аккаунта», е… т… м…! Наводились, видите ли, медленно! Да у меня лучший наводчик всех экипажей. А механик-водитель просто виртуоз! Король бездорожья! Мастер тарана и ещё много чего. Ну, да ладно. Ещё будет случай реабилитироваться. А вот насчёт мелких тварей надо будет перекинуться со Старшим парой слов.

     

    С некоторых пор они стали появляться регулярно. Теперь мне уже совершенно очевидно, что эта мерзость попадает в мир через экранные пикселы. И всё это из-за проклятых жидких кристаллов. Твари заворачиваются в кокон фотона и вылетают через лампы подсветки, как ни в чём не бывало. Подбирают нужную поляризацию – и вот они уже черными точками расползаются между прозрачными слоями экрана. В электронно-лучевой трубке такого бы быть просто не могло. Потоком электронов их размазало бы о маску, - сразу бы поотлетали эти их мерзкие лапки и щупальца. А тушки просто выгорели тут же, на маске, даже не достигнув люминофора. А теперь всё плохо. Угнездились твари в самом сердце процессора, в КЭШе первого уровня, – не достать.

       Нет, с Хозяином общаться стало просто невозможно. У меня под началом уйма техники, экипажей. Ремонт, снабжение, модернизация, обучение и переобучение. Полный ангар! Битком набитая казарма! А этот идиот решил купить ещё один танк! Поставь его пока во дворе, говорит, пока я ему новый бокс не построю. Это он-то построит? Это я буду строить! И экипаж для нового танка подбирать, и пушку модернизировать. А то же ведь притащил уродца какого-то. «Новый танк, ах, новый танк!» А на нем пушка ещё прошлого века установлена. А что я командиру скажу? А наводчику? А заряжающему. У их противников давно уже либо многозарядные кассетные орудия, либо автомат заряжания. Ну, да ладно. Пусть пока так немного повоюют, к новой технике привыкнут. А я им за это время как раз новую пушку раздобуду. А то ж этому идиоту только награды и игровые призы подавай! А сам-то – жмот! Сколько раз просил у него золота на премиальную технику. Так нет. Говорит, вот будет бонусная программа, тогда он денежку и переведёт. Эх-хэ-хэх. А достижения ему сейчас подавай! А тут ещё эта напасть с чертятами. Я сам в них не верю, но экипажи жалуются. Шалят, говорят, всё норовят в прицел залезть, на оптику гадят. А то вдруг в двигатель так понабьютя, что на больших оборотах тот глохнет. Да … вот и потерь больше стало …, ремонта прибавилось, премиальных никаких. Священника бы.Так этот говорит, что нет в программе такого персонажа! Ага, черти есть, а служителей культа нет. И язвит ещё, ты, дескать, программерам об этом говори – пусть сами свои баги ловят. Да черти это, а не баги (прости меня господи).

 

Кругом сплошная чертовщина. Сняли давеча с меня кожух, лапали, залезли, куда не надо, грязными руками, в самом нутре копались. Это у них называется «профилактику устроить». Всю меня антивирусом перетрясли – чуть не стошнило при перезагрузке. Иммунизацию сделали, сволочи. Да здоровая я! Всех вас ещё переживу. Лучше бы вентилятор на видюхе поменяли, - гудит подшипник уже давно. Так нет, чертей у меня ищут. Да не у меня их надо искать, а совсем в другом месте, откуда эти два глазёнка глядят. И ещё бы кулаком туда. И электричеством. Да, да, электричеством! Говорят, что им и не таких недоделаных лечат. А то ж ведь эта сволочь в конце сквозь зубы так и процедила, мол, если что, 220 на процессор даст – и дело с концом. Да у меня и винчестеры вон как быстро крутятся, и блок питания – хоть куда, молодец, лучше этих новых аккселератов-недоделок.

Дверь ангара медленно отъехала в сторону. Тут же появился начальник ангара – завматчастью, которого в экипажах звали просто - Старшой, и стал давать распоряжения. Танки готовились к бою. Первой выехала противотанковая артиллерийская установка пятого уровня. Немецкая самоходка времён Второй мировой войны была, как и положено, тёмно-серого цвета со свастикой и камуфляжем зимней кампании Восточного фронта – белыми продольными волнистыми полосами.

- Мы первыми в бой? - бодрый командир танка отсалютовал Старшому и спрыгнул на землю.

- Пока не знаю, распоряжений не поступало. Ждите и будьте готовы.

- Всегда готовы! – по-военному четко ответил улыбчивый танкист, - Лишь бы черти не помешали. Уж больно они надоедливые. Слыхать чего, ждать сегодня появления тварей, или как?

- Или как, - пробурчал начальник ангара. – И не черти это вовсе. Нечего ерунду пороть.

- Но ведь мерзкие твари! И лезут во все щели. Особенно оптику любят. Мой наводчик просто с ума от них сходит. Да и меня бесит, когда они по перископу шастают.

- Им оглядеться надо, - вот они туда и лезут? – Старшой пошарил по карманам, достал папироску, спички. Зачем-то оглянулся кругом. Потом отошёл подальше от танка и закурил.

- Почём знаешь?

- Сами рассказывали, - вылетевшие негромкие слова потонули в облачке сизого дыма, надёжно скрыв их от посторонних ушей.

- Да ну! А ты с ними знаком, что ли? – танкист проник в облако дыма, оставив улыбку снаржи, и приблизил уже серьёзное лицо вплотную к говорившему.

- Приходят иногда, - ни иронии, ни следов шутки на лице Старшого не проявилось – пока вы там молотите друг дружку.

- А что они высматривают?

- Точки прерывания.

Неспешные затяжки всё больше и больше сгущали дымовую завесу, но блуждающую впотьмах паузу никто не спешил нарушить.

- Что за точки такие? Как выглядят? Я все боевые локации наизусть помню. Сам знаешь, я тут не новичок, не меньше тысячи боёв на каждой провёл.

- Нам их не видно, - вылетело с очередным облачком дыма, и рука полезла в карман за следующей папиросой.

- Кому это нам?

- Тем, кто живёт в этом мире.

- А черти? Они что, не из нашего мира?

- Понимаешь, командир, - дым пошёл изо рта, ноздрей и, показалось, даже ушей, - наш мир лишь один из многих параллельных миров. Эти миры существуют одновременно в виртуальном пространстве, но не пересекаются. Перейти из одного в другой можно только через ТП, так называемые Точки Прерывания, которые создаются материнским пространством.

- Значит, есть ещё и материнское пространство?

- Да. И это пространство, управляемое локальным Высшим разумом, создаёт в себе множество виртуальных миров, таких как наш.

Старшой, разогнал рукой табачное облако и скомандовал:

- Всё, пора тебе в бой. Хозяин появился.

- Какой ещё Хозяин? А разве не ты всем здесь командуешь?

- Давай в бой! Быстро! Ещё успеем наговориться. Только ты там с экипажем не болтай лишнего. Ну, и про чертей поменьше трепитесь. Не любит Хозяин этого.

 

     В наушниках заиграла привычная музыка. В каждой локации она своя, - где-то марш, где-то песня военных лет, где-то что-то малоизвестное. Самоходка устремилась быстрее занять удобную позицию. Хорошие стрелковые позиции известны и своим, и противнику, и с этим ничего поделать нельзя. Можно только получше замаскироваться и быстро её менять в случае обнаружения противником. Ну, и конечно, точная стрельба, - это главное, что ждут соратники от противотанковых самоходных орудий.

Спрятавшись за большим каменным валуном, чтобы в случае обнаружения не попасть под огонь вражеских гаубиц, и чуть выставив из кустов ствол орудия, экипаж стал ждать появления противника. Лёгкие танки-разведчики прочесывали местность впереди, стараясь первыми обнаружить бронетехнику врага. Тяжёлые махины медленно ползли в направления возможного главного удара, чтобы на свою броню принять вражеский огонь. За самоходками в самом тылу рассредоточилась дальнобойная самоходная артиллерия – самая слабобронированная часть бронетанкового соединения.

Бой был долгим и упорным, но закончился полным разгромом противника. Вернувших в ангар, командир самоходки спрыгнул с брони и пошел искать Старшого, - недавний разговор не давал ему покоя.

- Как же так? – рассуждал он – Вот он, его мир, мир славных сражений и побед. Мир досадных поражений и крикливых соратников, поливающих бранью, порой нецензурной, товарищей по оружию и противника. Мир его маленького экипажа, ставшего семьёй. Мир постоянного обучения навыкам своей профессии и повышения мастерства. Да, его самого немного удивляет тот факт, что на поле боя воевать каждый раз приходится с различной техникой. На спецкурсах переподготовки, обязательных для него самого и всех членов экипажа после каждого очередного апгрейда его мира, инструктор детально рассказывает обо всех нововведениях и улучшениях бронетехники, о новых моделях, их уязвимостях и сильных сторонах, проводит сравнение бронирования, огневой мощи и мобильности. Рассказывает об усовершенствованиях вооружения и боеприпасов. Правда, его самого иногда мучил вопрос, почему техника раскрашена в разные цвета, почему одни танки называются немецкими, другие – русскими, третьи – американскими, французскими, японскими или китайскими, и почему он не может пересесть в танк другого цвета, отличного от темно-серого. Но, если честно, ему нравился и его самоходка, и его экипаж. В конце концов, ему дела нет до непонятных различий, если в бою враг отличается от своих не цветом или символами на броне, а цветом контура в рамке прицела: зеленые – свои, красные – враги. На его танке, например, нарисована черно-белая свастика, и она ему лично нравится. Ничуть не хуже красной звезды, желтой звезды в кружочке, красного круга в белом прямоугольнике или трёхцветных окружностей. Наверное, все эти русские, немцы, французы, американцы и т.д. – какие-то сказочные существа, когда-то населявшие его мир и оставившие после себя много легенд. Некоторые из наград, выдаваемых за успешные бои, носят имена легендарных персонажей.

Эти размышления были прерваны воем сирены. Он со всех ног бросился в ангар к своему танку, запрыгнул на броню, пролез в люк и занял командирское место. Прильнул к перископу в ожидании сигнал начала боя. Размышления и параллельных мирах, других системах и бесконечности вселенной остались снаружи бронированной машины.

 

- Ну, как дела, командир? – контуры улыбчивого лица Старшого привычно размывались пеленой табачного дыма. Было видно, что ему уже доложили об итогах боя, и он не скрывал своей радости. Как ни крути, а в этой победе есть и его доля.

- Мы их порвали вчистую! Хотя и нашему чуток досталось.

- Пустяки. Я эти две пробоины мигом заделаю. Гусеницу починю, боеукладку поправлю. Молодцы, соколы! – последняя фраза сопровождалась похлопыванием по спине танкиста и по броне танка. – Кого сегодня к нам занесло?

- Американцев и французов в основном. Ещё были два лёгких японца и немецкая гаубица.

- Ну, молодцы, молодцы, - не унимался Старшой, пожимая руку водителю через открытый люк и толкнув спрыгивающего наводчика, от чего тот чуть не упал.

 Заглушенный двигатель медленно остывал в недрах стальной машины, наполняя воздух вокруг ароматом отработанного бензина и горелого масла.

Они остались вдвоём в ангаре, отгородившись от остального мира рёвом моторов и привычным лязгом гусеничных траков о бетонный пол – к бою готовили другие танки.

- Вот ты меня давеча о Хозяине спрашивал, - Старшой явно собирался продолжить прерванный разговор, - Вернее, даже не о Хозяине, - я сам толком не знаю, кто он. Даже не знаю, Он это, Она или Оно. Вот ты не замечал в бою, что вроде бы всё решаешь ты, а вроде бы и не ты. Ну, как бы точнее сказать, - чужая воля тобой управляет.

Танкист поудобнее расположился на пустых ящиках от боеприпасов в тени ангара, чуть в стороне от столба солнечного света, бьющего через верхнее окно. Папиросный дым причудливыми извивающимися и покачивающимися существами вился по солнечному лучу в открытое окно.

- Бывало иногда. Вот сегодня я уже хотел было американца до конца добить, а что-то мне вдруг подсказало, что надо на самоходку переключиться. Может быть, это просто мой боевой опыт подсказал? Самоходка – она опаснее. Злее, - танкист задумался, припоминая моменты выигранной баталии, -  Да, не знаю! Честное слово, не знаю! Вот спроси меня, какого чёрта я скомандовал своему водиле вниз с обрыва сигануть? Ведь чуть не расшиблись. Вот, гусеницу себе сбили, трак порвали. Сроду так не делал, а тут – безрассудное геройство. Сам не ожидал от себя такого. Как это объяснить?

- Вот, то-то и оно, - Старшой уселся на ящики напротив, -  Не всё так просто в нашем мире. Вот и эти, которые через ТП шастают, много чего странного рассказывают. Почему, например, наш мир так ограничен? И кем? Я, например, за пределы ангара не могу выйти, ты – за пределы поля боя.

- Да, меня это тоже поначалу удивляло, - и дорога есть, и лес, и горы вдали видно, и дома рядом стоят, - а проехать невозможно. Просто чертовщина какая-то.

- Вот, а твари эти говорят, а они-то постоянно по параллельным мирам шастают, что хотя каждый мир ограничен, в целом наша Система очень большая, хоть и считается локальной. Но дальше-то больше. Наша локальная система, оказывается, не одна в этом мире. Одновременно существует огромное множество таких систем. И не просто существует, а может быть связано между собой. И всё это – Вселенная. А есть ещё антивселенная! Ну, как бы антивиртуальный мир. И именно из того мира нами и управляют. И те, кто существуют в том мире, называют его реальным. А параллельно с реальным существует ещё призрачный мир. И все это располагается во Вселенной светлой материи. А вокруг неё существует Вселенная темной материи, и обе материи подчинятся Высшему Разуму, создавшему этот их путём Большого взрыва, разделившего материю и антиматерию при помощи Вечной Энергии.

Начальник ангара сделал паузу и достал из кармана промасленного  комбинезона пачку папирос. Закурил, и надолго от души затянулся.

- Ну, Старшой, это ты уже загнул, - лицо молодого танкиста расплылось в широкой улыбке. – Про параллельные миры я ещё могу поверить, - сам не раз чертей этих видел, но чтобы таких миров полным-полно было, это перебор. Материя – антиматерия, реальный – виртуальный. Одни мы тут, - во Вселенной. И замкнутая она, как лист Мёбиуса, - это нам замполит на занятиях объяснял. А боевые локации как бы на этот лист наклеены. Поэтому, сколько не разъезжай по картам в разных направлениях, всё одно в ангар попадешь. И точно! Хочешь – верь, а хочешь – не верь.

- Да не всё так просто.

- Да я сам проверял. Тыкался – тыкался, катался – катался, - всё одно оказывался в ангаре. Понимаешь, проверял, сам! Ну, своим глазам-то глазам и рукам можно верить?

- А в ТП веришь? – Старшой задумчиво следил за медленно и неуклонно догорающей папиросой, - Веришь, или нет?

Вопрос был задан в упор, глядя прямо в глаза танкисту.

Тот перевёл взгляд на пол, сминая и расправляя в руках пилотку, и как-то нехотя согласился.

Старшой бросил догорающую папиросу на пол и сосредоточенно растёр окурок в пыль.

- А черти эти, ну которые точки высматривают, они из какого мира? Реальные они или виртуальные? Как по-твоему, Старшой?

- Они – порождение стохастической неопределённости квантовой детерминированной природы мира. А какого мира? Скорее, что нашего виртуального. Но в этом я не очень уверен.

культура искусство литература проза проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА