Опубликовано: 19 октября 2015 20:45

КРАСНЫЕ ТУФЕЛЬКИ ИЛИ ХИТРОСТИ СТАРОГО ДОКТОРА

Цок-цок, цоки-цок…  Тонкие каблучки стучат по асфальту.  И этот ритм -  ритм счастья, ритм любви, ритм жизни…

Цок-цок, цоки-цок…  Красные лаковые туфельки  убегают вперёд.  Их несут  загорелые ножки.   Светлая джинсовая юбка, красная открытая  кофта, загорелые шея и руки.  Матерчатая сумка с вышитым подсолнухом через плечо.  А венчает   шедевр  ладная головка со светлыми волосами, затянутыми  на затылке  в хвост.  Волосы не осветлённые, натуральный льняной цвет.

Каблучки  постукивают и волосы качаются в такт, как маятник. 

Цок-цок, цоки-цок…   Сколько  песен   ассоциирует  с  этим   бесподобным  ритмом… 

Ему всегда нравились блондинки с загорелой кожей.  Натуральные…  В детсаду он впервые  влюбился в девочку: у неё были светлые  волосы,  загорелое личико и синие глаза…

Хотелось бы заглянуть в лицо этой  незнакомке  в красных лакированных  туфельках…  Но вот незадача: как бы  не ускорял шаг, не может её  догнать. Туфельки несутся вперёд, прибавляя скорость.   

Он заметил её из машины.  Трое   охламонов,  сосущих  баночное  пиво,   неотрывно следили за ней,   распыляя  непотребные   шуточки.  

Оставив  машину у края тротуара,  он  бросился вдогонку.   Разве можно терять  девушку мечты, неожиданно представшую  наяву?!

Какая бесчувственная:  неужели  не слышит, что кто-то преследует?!  Могла бы оглянуться, и тогда он спросил бы…  О чём бы он спросил? 

Фигурка  в красных туфельках  прикладывает  к  уху  телефон, но тут же  опускает его в сумочку.   Что-то, сверкнув, падает на асфальт.   Он тотчас поднимает трофей. Теперь есть  веская причина заговорить с ней:  Извините, вы обронили…   И разожмёт  ладонь.

Он уже  открыл  рот, чтобы  окликнуть  незнакомку, как   вдруг  услышал  сзади прокуренный наглый голос:

- Не найдётся закурить?

Он  так и оглянулся с открытым  ртом на досадного просителя.  Перед ним  - трое тех самых  охламонов.

- Извините, не курю…

- Слышь, извиняется!  А вот мы щщас   проверим…

От  неожиданного  удара в лицо  потемнело в глазах.   Резкая боль в носу и тёплая жидкость на губах.  Когда он, после безуспешной  попытки отбиться,   свалился наземь, его  ещё  зло  и беспощадно  пинали.  Потом обчистили карманы.

-  Ключи от машины взял?  … Деньжата поделим… Часы  снять не забудь…   Хорош,  отчаливаем!

От малейшего движения   острая боль   спицей  пронизывала позвоночник сверху  донизу. 

Неужели никто не поможет?  - подумал он и вдруг услышал цокот каблучков.  Они приближались, приближались…  Боже, как долго они приближались! 

Перекличка нескольких  мужских голосов   и  одного  женского  порождали образы в его больной голове:  вернулись  гопники  с его  девушкой, вернее с  ихней подружкой.  Начали  тормошить.  Проверяли,  не осталось  ли  ещё чего в карманах?   Подруга, очевидно,  потребовала свою долю.  Да его же просто развели:  красотка  работает на  бандитов.  Она   приманивает   таких как он простаков  с целью ограбить…

Его ещё раз тряхнули,  прежде чем оставить в покое. 

Послышался шум мотора.   Грабители вместе с  красоткой  уезжали куда-то…  на его машине…

Так он подумал,  прежде чем  окончательно   отключился…

 

- Ну,  вот и проснулся, - сказал доктор в шапочке и маске,  между которыми  виднелись  смеющиеся  глаза. – Здорово вас отмолотили.  Но и мы тут  тоже не лыком шиты.  Всё расставили по местам.  Нос  ваш, Олег Александрович,  будет, как новенький…  

Доктор весело хмыкнул, успокаивая не то больного, не то самого себя,  и,  обращаясь  к коллеге, продолжал:

- Ольга  Анатольевна, Оленька,  сиделка-сиделкой,  но   сама тоже   присматривай  за подопечным. Раз ты его к нам доставила…  Всё бы хорошо, но одна рука не разжимается.  Что такое с ней, не пойму.   Попробуй сделать массаж на ночь и утром. Вот так, посмотри...   Не хотелось бы, чтоб   молодой человек  калекой остался.  

- Сделаю, Виктор Петрович, не беспокойтесь, отвечала    врач-ординатор.

 Это она увидела на улице избитого прохожего и, вызвав скорую, привезла в свою больницу.   Вчера Виктор Петрович, лучший хирург отделения, несколько часов колдовал  над  больным.  Оленька ассистировала, любуясь  ловкими и уверенными движениями  наставника.  

- Это ж надо так человека  искалечить! –  сердито бурчал  хирург, склоняясь  над пациентом.  – Попадись мне эти мерзавцы,  руки-ноги  бы  оторвал.

Виктор Петрович – асс  в своей профессии, никто не сомневался, что  операция будет успешной. Но вот  кисть левой руки  слиплась  словно  навеки…  

Через три недели  больного выписали.  Он шёл по двору больницы, подставляя  обновлённый нос  ласковому солнышку… И вдруг  до ушей  донеслось знакомое  :  цок-цок, цоки-цок…   Ну, конечно же,   те самые красные туфельки.  Даже здесь в больнице нашли. Как же она сюда пробралась?  Выследила…  Он   снова последовал  за  загадочной незнакомкой,  в короткой джинсовой юбке над стройными загорелыми ногами в  волшебных красных туфельках.  Льняные волосы, собранные  заколкой  на макушке…  Никакого сомнения, это она… Только вместо вышитой подсолнухами сумки теперь  сбоку болтается  красная  лаковая.

Как заворожённый, он следует за незнакомкой, не зная, что будет дальше. Но  одно несомненно: больше он её не потеряет.

Туфельки  покидают   двор  больницы и направляются на автобусную остановку.  Краем глаза он заметил  чёрную   Вольво,  ожидавшую его возле остановки.  Из Вольво недовольно посигналили, когда он протопал  мимо…

На остановке  незнакомка в красных туфельках оглянулась, и он увидел   лицо:  Ольга   Анатольевна,  докторша…

Он заулыбался в ответ,  ещё раз рассыпался в благодарностях, впрочем,   вполне  заслуженных. На прощанье пожал руку и пообещался  ещё зайти. 

Чувство влюблённости в загадочную, роковую красотку сменилось обыденной  благодарностью за услугу. Притягательность  незнакомки, превратившейся в  заботливую докторшу, моментально испарилась.   Вот если бы это оказалась  модель! Девушка, чьи фото украшают  обложки журналов, которая блещет на  всяких  важных и маловажных мероприятиях,  сверкая  зубами  безукоризненной  белизны,  модельными прическами и модными нарядами, за которой  гоняются  корреспонденты с фото- и видеокамерами, - это престижно!  А что такое  докторша  из обычной больницы?!  Такой не похвастаешь перед   коллегами и знакомыми.   Да, она ему спасла жизнь и здоровье, но за это благодарят,  только  и всего...

На следующий день он снова появился, как обещал,  нагруженный подарками:  французский коньяк для  хирурга, цветы для ассистента, шоколад, торт и шампанское для всех сотрудников.

Оленьке никогда ещё не дарили такие букеты.   Полсотни невиданных по красоте  цветов, фиолетовых  и  белых   в зелёной  кружевной  упаковке, перевязанной   фиолетовой лентой.  Все отделение приходило  смотреть и нюхать, все спрашивали: что за цветы такие?  А  Оленька и сама не знала, впервые такие видела.

Прошла неделя.   Сладости  были съедены. Цветы увяли, но Оленька их не стала выбрасывать, связала потуже ленточкой и  повесила  дома на  кухонное  окно.  Каждое утро, выпивая чашку кофе перед  выходом  на работу, она смотрела на увядший букет и  задумчиво улыбалась:  было что-то  судьбоносное  во всей этой истории.

Прошла вторая неделя.  Виктор Петрович спросил как бы невзначай:

- А что,  Оленька, ваш подопечный не  поддерживает с  вами связи? Может куда-нибудь пригласил…  в ресторан  или… уж не знаю, куда нынче приглашают…

- Ну, что вы, Виктор Петрович,   ни к чему это вовсе, - поспешно ответила  ординатор и отвернулась,  чтобы скрыть набежавшие слёзы. – Мы  выполнили  свой долг,  и  он нам  ничем не обязан.

- Мда, - задумчиво ответил доктор.

От  его   зорких  глаз  не  могли утаиться  особый энтузиазм и нежность Оленьки в обращении с  этим пациентом.  Какое счастье горело в её глазах! Она  даже  похорошела,   пока  ухаживала  за этим парнем,  хотя  и без того  отличалась   миловидностью.   А он  ничего не заметил, не почувствовал.   Ну, как же, топ-менеджер   крупной компании,  что ему  до скромной  девушки-врача!  Ему   моделей  подавай,   кукол  наряженных,   которые  только и умеют,   что   деньги да  жилы  из мужиков тянуть…   Прямо-таки  споткнулся о счастливую  судьбу  и прошёл мимо.   Бывают же такие слепцы!   А ведь  пройдёт время и будет  на   свою  судьбу  жаловаться…

Оленька увядала  вместе с  букетом   диковинных цветов, висевших  на кухонном окне.  Каждый день  она  с надеждой   ожидала   появления  или  телефонного  звонка.  Правда,  он не  спросил  номер  её  мобильного,  но знал же  номер отделения.  И когда её звали к телефону, она не шла, а летела, надеясь услышать  полюбившийся  голос…  Но всякий раз звонил кто-то другой.  Как хотелось  поверить  в  счастливый случай!   Не зря же  нашла  в его руке   свою пропавшую  серёжку:  она  сделала массаж,  рука разжалась…  Ни у кого ещё она не видела таких красивых рук.  Настоящие мужские руки…    А какое  милое лицо!  И  глаза  умные,  добрые, одно  удовольствие в них смотреть… 

Тот день не предвещал ничего хорошего.  Наоборот.  Её   напрягла  неприятная   встреча с тремя охламонами на совершенно безлюдной улице. Они обратили на неё  своё пьяное внимание  и, как ей показалось,   пустились  преследовать. Она шла настолько быстро, насколько позволяли туфли на шпильках. Потом нырнула в какой-то магазинчик. А когда выглянула наружу, увидела лежавшего на тротуаре мужчину…   

Время шло,  рассудок  тщетно    приучал  её  к мысли, что  самый дорогой человек  навсегда останется для неё чужим.   Случайным прохожим. Прошедшим дождём, растаявшей снежинкой, вчерашним днём, пусть и замечательным, но вчерашним, который  не вернуть…  Сердце противилось,  вызывая  слёзы.  Она успокаивала себя некогда вычитанной мудростью: «И это пройдёт». 

Может быть однажды они  встретятся где-нибудь, поздороваются…   Вполне возможно, что   рядом с ним будет подруга, девушка  редкой красоты…    Она готовилась ко всему, чтобы  не повести себя глупо  а,  главное,   не разреветься…

Мама и бабушка  уже  несколько раз спрашивали, не пора ли выкинуть засохшие  цветы.

- Не трогайте их, - отвечала она решительно.  И добавляла  тихо: они меня радуют…

Всё произошло совсем не так, как она ожидала.  Через  месяц  топ-менеджер  пришел на консультацию к  Виктору Петровичу, посидел у него  минут двадцать.  Потом   нашёл Ольгу и вдруг  сделал  ей предложение...

- Очень вас прошу, не отказывайтесь,  - твердил он,  как заворожённый, крепко  держа её за руку.  

Она удивилась и, конечно,  согласилась. А потом, спрятавшись в укромном  месте, дала волю слезам.  Остаток  дня  проходила с опухшими  красными  глазами, но такая счастливая!

Всё отделение гуляло на свадьбе.  Скромные медработники смогли на  себе испытать, какие пиршества  закатывают  топ-менеджеры   именитых компаний.

Жених  сам  собирался   купить  для невесты  свадебный наряд, но Виктор Петрович распорядился по-своему.   Отделение собрало деньги и купило для  своей сотрудницы не какое-нибудь,  а  особое,   «счастливое платье»…

 

Возвращаясь   домой, Виктор Петрович  поглядывал  в  окно такси на  сверкающую огнями ночную Москву  и  не мог сдержать  улыбку.   Впервые он выступил в роли доброго волшебника.   И  план, который ему казался  довольно  рискованным, а порой  даже  неосуществимым,  удался.  Оленька, Ольга  Анатольевна,  молоденькая врач-ординатор, редкой   души  человек.  Наблюдая за ней, он задавался вопросом: откуда такие берутся?  Удачный продукт  правильного воспитания  или  врождённый, данный свыше характер?  Её не надо было просить или убеждать, она всё видела, чувствовала и понимала сама.  Его родная дочь, которой он отдал столько сил, внимания  и любви, не понимала его так, как эта совсем чужая девочка.  Когда она  ассистировала  на операциях, он чувствовал себя сильнее и уверенней.  Она  знала, когда промолчать, когда  ободрить   словом или улыбкой,  когда  предложить чашку кофе или чая.  Больным она помогала лучше любой микстуры. Видно было, как они радовались и оживали при одном её появлении…   А с этим  парнем у неё сложились особые отношения,  здесь оживала и радовалась она сама. Несомненно, любовь, настоящая, сильная и светлая,  родилась  в её сердце…

Он всё надеялся, что парень откликнется, но  тот    оказался  удивительно   инертным.  Наверное,  влияние времени,  моды…

Старый  хирург  вызвал бывшего пациента  для консультации, расспросил о самочувствии. Под конец   резанул скальпелем:

- Вы - человек взрослый и  образованный, поэтому  скажу  всю правду. Возможны тяжёлые и  необратимые  последствия.

Он многозначительно посмотрел на  пациента и продолжал:

 Вам необходим  постоянный контроль.  Можете, конечно,  обращаться ко мне.  Но  лучше всего иметь медработника дома.  Медсестру или  врача. Идеальный случай – жена-врач.  К примеру,  такая  как  Ольга  Анатольевна. Тогда вы будете вне всякой опасности.  Если она вам не откажет,  - вы спасены…  Возможно,  у неё имеется  близкий  друг, но не робейте, попытайте счастья!  По-моему,   перед вами не устоит  ни одна  девушка…

- Приехали, -   голос таксиста вывел  Виктора Петровича   из  раздумий.

- Никогда  ещё  не видел  невесты красивей, -  сказал таксист. – Ваша дочь?

- Нет.  К  сожалению…   Спасибо вам  и  счастливого   пути!

 

культура искусство литература проза проза Красные туфельки или хитрости старого доктора
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА