Опубликовано: 28 октября 2012 16:01

Если девушка красива и в постели горяча, это личная заслуга Леонида Ильича

- Ты помнишь Брежнева? Привет!

          Ровно так я заходил ко всем сразу после того, как в параметрах поиска выставил «Девушку от 39 до 43». Сайт знакомств продолжает звать их девушками, хоть там от восьмидесяти до ста лет пиши – мне бы столько политкорректности. «Привет», соответственно, в своей фразе я прицепил в конец, чтобы копипаст не выглядел копипастом: психологически такая непоследовательность смотрится как адресное обращение. Опыт на Мамбе – бесценный капитал, хе-хе.

         Впрочем, процентов пять «девушек» вполне заслуживали того, чтобы с них сняли кавычки. В самом деле, только настоящие юницы могут так оскорблено реагировать на возрастные намеки. Они писали мне «Да, помню», потом у них больно щелкало: «Этот хам мне указывает, какая я старая!», стирали написанное и присылали нечто совсем уж неласковое. А о бедном Леониде Ильиче, то есть предмете разговора, напрочь забывали. Вопиющий эгоцентризм. Ну да ладно.

            Похвальное же большинство охотно поддерживало тему, ведь ностальгия – это такой сахар, от которого не толстеют даже в предклимаксные годы. Немного удивлялись, почему такой вопрос, но быстро снимали душную броню под лучами моего обаяния.

             Само собой, довольно скоро кое-кто броней не ограничился и через пару дней загорал в моих лучах без всего лишнего вообще. Ей было 41. И наш секс с ней был только гарниром к чему-то по-настоящему важному, и пусть дураки сейчас явят себя, предположив, что я говорю о любви. Нет. Любовь глупа и водевильна на фоне Истории.

         Я алчно мял ее тазовые рыхлости и улетал в водоворот времени. Эта тетя помнит Брежнева! Она была там в сознательном возрасте, она несла в себе неугасаемый заряд советской энергетики! Вы можете себе представить? У меня кружилась голова. Я тискал ее теплые припухлости, и перед моими глазами разворачивалась панорама величия. Гудели мартеновские печи, перевыполняя планы пятилеток, сотрясались стартовые столы Байконура, выпуская одну за одной гордые свечи ракет, мужчины с загорелыми, открытыми, улыбчивыми лицами уступами вели комбайны по полям щедрого черноземья. Я с озабоченным похрюкиванием пружинил на ее пузе, а вокруг меня взмывали в небо сверхзвуковые ракетоносцы Ту-160 и стратегические подводные крейсера «Тайфун» (20 боеголовок по мегатонне каждая!) выходили в океан на боевое дежурство. Я подбрасывал на себе ее душевные оплывшие килограммы, и сливался с громадой советской науки, сельского хозяйства и тяжелого машиностроения. Откуда-то из-за горизонта трусливо тявкал Рейган и бряцало оружием НАТО, но тем роднее и чище звучали голоса гимна Советского Союза. Гремела исполинская держава! И сердце мое с каждым стуком счастливо умирало и рождалось – я вернулся Домой. Туда, чему слепо принадлежу по роду, крови и вере наших отцов. Впервые в жизни я закричал во время оргазма – чтобы скрыть рыдания.

            Она не сводила с меня потрясенного взгляда и вытирала мне глаза краешком уползшей простыни. Такого с ней явно не было даже по любви. Я, как уж мог, рассказал, что пережил. Ей удалось сыграть понятливость.

          - Но все-таки я хочу, чтобы ты смотрел на меня как на женщину в первую очередь. А не как на машину времени.

          Я попытался и сразу же бросил это занятие. Ее сиси без бюстгальтера выглядели очень гравитационно. Как портал в титаническое прошлое она была великолепна, а как женщина (чисто художественно) – ой. Иконы не оценивают по глубине резкости и динамическому диапазону.

            Я встал и пошел на кухню попить. Пил, глядел в окно. За окном смердело привычное болото современности. Болото, где мы окончательно оформились как периферийная нефтебаза, насквозь за двадцать лет проржавленная духом консюмеризма. Мелкобуржуазный мирок, где у нас нет былой поступи и осанки. Есть смартфоны и зубочистки с мятным острием.

          От тех, кто застал Владимира Ильича Ленина, меня отделяли эпохи Хрущева и Сталина. Что ж, есть над чем работать. Я пройду этот путь до самых истоков. Все равно же сайт Мамба всех их зовет девушками.

(Отрывок из повести "Усталость Сильнее Одиночества". Вся повесть тут - demurenko.livejournal.com)

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА