Опубликовано: 09 октября 2016 13:01

Штыковая

Тютькин обратил внимание, что Пупкин обзавелся новой лопатой. Обновка нагло красовалась в метре от символического забора и даже слепой, как крот, и древний, как ветхий завет, бобыль Архипыч» (старик давеча заходил к Тютькину за нитрофоской)  сумел разобрать вопиющую несправедливость на черенке - «Fiskars». Мало того: ни формой, ни окрасом чужеземка не походила на вооружение рядового стройбатовца.

«И это к лучшему, - подумал рассудительный Тютькин, - Иначе вероятный противник решил бы, что мы выходим на войну, словно на праздник».

Лопата третий день грелась в лучах зародившегося лета между томным жасмином и умопомрачительными лилиями. По всему  выходило – хозяин не торопился пускать франтоватый инструмент в дело.

-  На кой ляд покупал, ежели не пользуется? – Тютькин, схоронившись в зарослях малины, исподтишка наблюдал за соседским ничегонеделанием, - Показушник!  

Пупкин, в просторных цветастых трусах, чаевничал на открытой веранде в компании рыжего диабетического телосложения кота и неподвижной, как изваяние, ящерицы. Рептилия недавно потеряла хвост и могла сойти за  чернильную кляксу, кабы не окрас и умение ловить комаров, не вставая из-за стола. 

- Я еще понимаю, если б на новую машину потратился, - негодовал Тютькин, - А тут дорогущий новодел торчит себе и торчит бельмом на глазах трудового народа. И куда только милиция смотрит?  Сволочь!  (к кому конкретно относилось столь нелестное определение, оставим на совести г-на Тютькина, но условимся считать, что сосед-бездельник олицетворял то, что объединяло всех упомянутых).

Сволочь макала душистый хлеб в миску с тягучим медом, чинно отправляла в  рот и театрально разводила руками: мол, такие вот дела…

Кот облизывался и подсчитывал убытки. Ящерица следила за происходящим с равнодушием патологоанатома в конце рабочей недели. 

В недрах пузатой солонки притаилась пучеглазая оса. Она где-то вычитала о вреде сахара и с нетерпением ждала окончания трапезы: «Фруктоза – коленкор другой. У пчел не убудет. Лохи - они и в Африке лохи». Где находится черный континент, оса не ведала. Однако негров уважала, особливо тех - отважных - которые неделями возлежат под кокосовой пальмой, уповая на счастливый случай.  Изредка Пупкина навещала хлопотливая женщина, и тогда осе приходилось  довольствоваться яблочной либо сливовой падалицей.  Нынче же плоды еще не налились и кроме оскомины порадовать ничем не могли.

Совковые треники супротив малиновых дебрей – бронежилет неважный. И цепляют колючки не за что-нибудь, а прямо-таки за самое важное. Потом ни присесть, ни помолиться. «Проредить бы. Штыковой сподручнее, - Тютькин потирал через ткань обидные ссадины, - Эта подошла бы…»

Он не единожды видел в магазине такую лопату, но цена ввергала душу потомственного бухгалтера в трепет, сравнимый разве что с чувствами командировочного перед витриной элитного борделя. «Уу, сука!» - не сдержался Тютькин. И мы опять в недоумении: «Кому адресован классовый порыв?»

А Пупкин допивал седьмую чашку, и, казалось, останавливаться не собирался. Палки французского багета, трехлитровая банка с медом и закольцованный в одно нескончаемое наслаждение вокализ группы The Swingle Singers служили тому красноречивым подтверждением. Котяра отбросил пустую арифметику и растянулся на столе пролетарской горжеткой, явив миру все за и против. Ящерица задалась вопросом, на кой черт ей сдался новый хвост, и в поисках ответа окончательно впала в анабиоз. Оса, по примеру малолетних туземцев, гадала: что наступит скорее - процесс инициации или голодная смерть?

 Полуденный зной разрисовал Тютькина характерными для трудового элемента разводами на бывшей некогда парадной рубашке и беззастенчиво подбирался к тренникам. «Определенно, она ему не нужна. Купил из низменных побуждений – людей дразнить, - выпрямиться Тютькин не решался - мучительно хотелось по-маленькому, - Нет, ты глянь (в этот момент Пупкин, разрезав специальным ножичком хрустящий батон вдоль, согнул на манер индейской пироги и обильно поливал сердцевину медом). Неужто не склеится?»

Фигушки! Лодка отправилась на погребальный костер, как и подобает настоящему индейцу – с гордо поднятой головой и привычкой иметь глаза на затылке.  

09.10.16

© Copyright: Владимир Фомичев,

2016 Свидетельство о публикации №216100900994 

 

культура искусство литература проза проза Штыковая
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА