Опубликовано: 23 сентября 2017 18:05

Одинадцать ростков из одинадцати зерен риса

В этом повествовании я буду рассказывать о своей необычайной жизни, полной необыкновенных явлений, интересных встреч и нераскрытых тайн...

Итак, меня зовут Аны Ансен, мне семь лет, я прожил много жизней, был и каторжником и ученым мужем и даже царем,  реинкарнировал в образы женщин разных национальностей,  вероисповеданий и каст, воплощался в мышей и котов и побывал в различных передрягах. В настоящее же время я нахожусь под покровительством моего духовного отца и деда по совместительству по имени Чун Жуй Лей Синя и прибываю в полной гармонии с природой и самим собой.

Глава 1 "Облако в колокольчике"

                                                                  Как хорошо на свете жить

                                                                  Мечтою сердце лишь тревожить

                                                                  И Родину свою любить,

                                                                  И труд свой пятилеткой множить...

                                                                  (Стих советской девочки Лены, г.Энгельс 1974 г.)

Её голос был звонким как колокольчик, а волосы белые и пушистые как белое облако...

Она была из моих прошлых снов.

Я любил многих женщин, но одну из них больше всех. Любил вдыхать божественный запах ее  волос, который был похож на аромат белых дивных цветов, распускающихся на восходе дня. Как же бессмысленно я потерял ее...и вот уже тысячу лет пытаюсь найти, путаясь и спотыкаясь о новые грабли моих зреющих жизней. Как бы я хотел найти ее будучи обычным ветром, чтобы всего лишь раз пропеть ей песню жизни, запутаться воздухом в облаке ее волос... Как же давно я не обнимал ее плечи и не целовал ее ног, не смотрел в ее глаза и не касался ее теплом своей души. Она навечно осталась в моей памяти. Как же давно это было, как давно...Но пророки обещали встречу с ней и вот я здесь...

Однажды встретившись на горе Сю Ю Жань со странником  Чун Жуй Лей Синем я ощутил необыкновенную силу духа и просветления. Семь лет яшел к этой горе и вот наконец поднялся на ее вершину, оглядел желтую долину...чтобы однажды понять  суть вещей и бренность своего жалкого существования...

Если встать пораньше, то можно увидеть как рождается день, как он улыбается миру солнцем, подмигивая ему своими лучами, как жизнь пробивается через смерть, как в небе зажигаются маяки надежд и на земле начинают строить корабли, чтобы отправиться в дальние плавания по морям любви и самых необыкновенных мечт...

Когда я ее встречу, я ее спрошу:

-Где же ты была? Искала ли ты меня?

И буду ждать ответ. Раз за разом я представлял себе сюжет этой встречи на протяжении уже долгих столетий...

Пока в колодце не иссякнет вода, до прихода эры Ничтожного Суховея предгорья, я был полон надежд оставаться здесь еще пару лет, описывая необычайную жизнь полоумного деда, являющимся олицетворением спокойствия и просветления, который был Святым Пророком еще до своей нынешней жизни, а возможно еще и раньше. Теперь же я являюсь его  помощником и в некотором роде незаменимым слугой. Мой день начинался рано, с подъема на  гору пешком, где я отсчитывал 2 600 ступеней, а заканчивался молитвой на закате у каменистого  засохшего древнего пруда, где остальные монахи пели свои мантры, раскачиваясь в такт и вскидывая руки к небу, надеясь на благодть божию ко всем смертным что уже пришли в этот мир и тем которые в скором времени должны будут его покинуть. Так продолжалось изо дня в день на протяжении двух лет, когда внутри меня созрела мысль, что я должен покинуть в скором времени это место, для получения иных знаний и встречи с иными людьми...

- Хороший денёк! - сказал Андерс Браунс, одергивая пиджак и закидывая ноги на каменный обитый веками столик. Он покуривал Майя Сигарс, те самые, которые  были проданы на аукционе за 507 000 долларов и  были обнаружены археологами из университета Тампа во время раскопок зданий в Гватемале. Даже если этим сигарам около 600 лет, они так хорошо сохранились, что их можно курить. Дым витал как злой дух прошлого среди глухого спокойствия старых развалин...Глаза Андерса блестели, кожа лица была слегка землянистой и немного влажной, а дряблая шея побагровела  как кровяная колбаса Морсилья.

- Да, неплохой, откликнулся старик Чун Жуй Лей Синь и закурил такую же сигару...Выражение его глаз было спокойным как у самурая, немного удерживая взгляд на блестящем носе Андерса и уводя его куда то в сторону Белой горы, он поднял указательный палец правой руки и непринужденно сказал:

- Если ты не откажешься от этой встречи и от этого восхождения, то пожалуй это будет твоя последняя Майя Сигарс, так же  как и  арамат халапеньо вчерашнего ужина с пряным  ароматом женщин и вина...Сегодня в горах выпадет снег, но ты увидишь его белый цвет  в последний раз...

Андерс засмеялся и выронил сигару, потом хрустнув пальцами привстал и похлопал старика по плечу...

- Я слышал это много раз. Но как видишь я жив. Ты не видел счастливчиков? - процедил американец сквозь зубы и сплюнул в кусты  колючего кустарника, который начинал зацветать ядовитыми желтыми цветами, дурман которых окутал почти весь холм...

Это был последний раз когда этого бесстрашного человека я видел живым...

Путь был долгим. Я и молодой монах Джу И Сич подняли на веревках два перевязанных тела. Одним из них оказалось тело Адерса Браунса...Я не мог поверить что это он, так он был обезображен страшными существами, его тело лежало у моих ног  и от него исходил странный запах, на мгновение я потрял сознание и пошатнулся, я упал на спину в снег. и почувствовал как холод сковал меня, губы стали леденеть. Я ощущал удушье. От яркого света меня ослепило. С неба в замедленном и угрожающем действии падали снежинки, как глыбы с шестиконечными иглами на концах, они впивались в меня, резали мне кожу и кололи глаза. Я с трудом поднял руку, чтобы закрыть солнце рукой и заплакал...

Продолжение следует ...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА