Опубликовано: 01 ноября 14:47

10-10 лучше всех.

Проблемы ракетостроения. 10-10 лучше всех. ФыМыШацкие рассказы.

 

Порох делается просто – нужна селитра и сера. Но в ФМШ при НГУ  после подрыва одним славным ребёнком из Магадана общежития  порох был под запретом.

Ещё в первые годы существования ФМШ,  один  сообразительный мальчуган из Магадана привёз, как самое необходимое в жизни, полтора килограмма тротила со своей родины – Магадана. В современной жизни трудно обойтись без тротила, а в те былинные времена, наверное, вообще было невозможно. Особенно в Новосибирском Академгородке. Хотя он только еще строился, только устанавливались научные обычаи и традиции. Видимо,  именно для этого и был привезён на самолёте тротил.  Всем же известно, что доброе слово вместе с тротилом очень действенно.

Хранить тратил  удобно на батарее, что бы не отсырел.  А зимы в Сибири холодны и батареи тёплые, даже горячие порой. Там его наш псевдо герой  и хранил.  Почему-то тротил взорвался, когда все были в учебном корпусе. Методы проведения следственных действий были в те времена не совершенны, поэтому причина взрыва не была установлена. 

Злые педагоги отправили  магаданца к родителям. Исключили из школы, хотя никто, кроме общежития не пострадал. Ну, рухнула стена, велика ли беда?! А последствия для ФМШа оказались ужасными. И всё из-за маленького взрыва! Был издан зловещий приказ, страшно ограничивший научное творчество. Погубивший впоследствии не одного талантливого ребёнка. За ЛЮБЫЕ взрывы отчисляли без разбирательств всех причастных и наблюдавших.  Ну, шёл мимо  мирный человек, а тут взрыв! Обычное дело. За что исключать то?! Где справедливость?!

Вон Институт Гидродинамики тоже взрывал, для научного эксперимента. Стёкол во всем молодом тогда ещё Академгородке вообще не осталось. И тоже никто не пострадал. Зато лучшие в мире стекольщики – это мужской состав того времени этого института. Сентябрь тогда был, слегка холодало. Людям почему-то не нравилось жить без стёкол. Скорость и качество проведения стекольных работ сотрудников- экспериментаторов это  большое научное достижение тех времён. Один мой знакомый профессор, из тех парней, гордится своими навыками стекольщика куда больше, чем своей научной деятельностью или тем, что он бывший лётчик, во времена Хрущёва уволенный  по сокращению из армии и вынужденный заняться наукой.  У него такие крутые алмазные инструменты для резки стекла и он может так замысловато его резать и колоть, что, честное слово, он из обычного оконного стекла создаёт просто произведения искусства!

А поколения фымышат были лишены этой возможности творческого и научного развития! Из-за несчастного тротила. Более того, сама подготовка к производству взрывчатых веществ приравнивается к взрывной деятельности. Где справедливость, где презумпция невиновности?! И всё это из-за одного взрыва.

Но не перевелись ещё смелые люди на земле Сибири! Каждый год кого-то отчисляли. За взрывы и подготовку к ним. Мужество  отчаянных парней, иногда не очень умненьких-разумненьких, всё равно  вдохновляло на риск. Но они были одиночки, обречённые на провал и поражение. Нужен был иной подход.

И нашлись такие люди. Парни класса 10-10  прославляли свой класс и  себя сами, шатаясь по общежитию  шумной, громко поющей под несколько гитар песни, толпой. Одна из них была собственного сочинения и в ней были слова: «Десять-десять лучше всех!». Её исполняли регулярно, по нескольку раз  на день, по поводу и без повода. Мальчикам 10-10 класса нравилась эта идея и эта песня. 10-10 кроме того был чемпионом школы по баскетболу, не обладая, честно говоря, особо рослыми ребятами. Но маленькие были грамотные технически и прекрасно организованы. Штри, Воронцов, Пичюгин, Головин… Много орлов было в 10-10 классе!

И хотя других особо выдающихся успехов у класса не было, но был дух превосходства. По иронии судьбы, костяк этой весёлой гоп-компании составляли химики из Магадана. Так они себя называли. Я, например, был физик с Камчатки, были математики из Томска и Кургана.  Местность происхождения  фигурировала всегда для самоидентификации личности.  А физик ты, химик или математик – это в зависимости от того, на какой олимпиаде победил и попал в результате этого в ФМШ.

Химия – основа основ в ракетостроении. В зависимости от топлива, его  качества, энергоэффективности  находится конечный результат – дальность полёта и забрасываемый груз. Кто заразил наш класс  увлечением ракетостроением – загадка. Но мы неожиданно заболели все. Каждая комната, а порой и отдельные личности, приступили к разработке и постройки ракет. Говоря научным языком, образовалось несколько конструкторских бюро и  направлений. Но  сначала мы все вместе обсудили и выработали чёткий план действий.

Мы  осознавали, что все находимся на очень тонкой грани между учёбой в ФМШ и безапелляционным отчислением из школы. Но наука требовала жертв, и свою судьбу было решено положить на её алтарь. Но не глупо, эмоционально, а на основании точного расчёта! Во-первых, мы решили, что сделаем в случае провала общее публичное заявление. Все мальчики 10-10 класса принимают участие в ракетостроении! Пусть отчисляют всех, пусть попробуют! Мало им класса 10-7, где осталось всего 14 человек. Целую толпу парней отчислили, но  причина весомая была – групповое побоище . Пусть в 10-10 классе останется 7! Девочки почему-то не интересовались ракетами, и их было 7.

Во-вторых, публичность расчётов, широкие консультации с преподавательским составом и в научных институтах. Пусть все всё знают! Но про проведения  испытаний своими силами молчим. Ищем законных и безопасных площадок для проверки наших расчётов! Если при взрыве ракеты будет  какой-нибудь профессор или кандидат наук это сразу превращает  эту деятельность во вполне законное мероприятие. Многие наши ребята ходили в научные институты, удовлетворяли свои научные потребности. Друганы там имелись, вместе бывали в курилках.

В-третьих, производство топлива. С одной стороны, это незаконно. Но с другой стороны, селитра продаётся в магазинах. И сера тоже в виде спичек. Если они не хранятся вместе, то докажи, что производят порох!  Площадка для  производства тоже была выбрана со знанием дела.   Для моделей подойдёт порох в качестве топлива. Для проверки их лётно-технических качеств. А там посмотрим!

Были назначены ответственные за различные участки работ и три, на тот момент, оформившихся конструкторских бюро начали свою работу. Одно было в моей комнате. Честно говоря, я не особо увлекался ракетостроением. Но   средний научный интерес и финансы, что важно, у меня были. Дело в том, что я возглавлял трудовой сектор в нашем классе. А это подразумевало, что заработок  общественных денег и их трата были в моей компетенции.  По обсуждению  со всем классом, но не более  и не мене того. Без излишних формальностей, недоверий и сомнений. И без контроля со стороны кого бы то ни было. Класс 10-10 решил строить ракеты – будем финансировать строительство!

Главной неожиданностью стало поведение наших девочек. Они тоже решили, что в случае провала нашего проекта признаются в полной причастности к нему. «10-10 лучше всех!» Более того, на себя они взяли самый опасный участок работ.  Причины  могут сейчас оказаться совсем не теми, как казалось тогда. Тогда казалось, что они идейно нас поддерживают. Сейчас кажется, что просто не хотели пускать на контролируемую ими территорию парней. Но факта огромной помощи ракетостроению отрицать невозможно!

Мы добыли  штук пять цветов, и поместили их в комнатах девочек. Селитра – удобрение. Девочки удобряли свои цветы и заботились о них! Основание было железным, глядя в ангельские глаза наших девочек, в это очень верилось. Тем более  были, для отвода глаз, ещё закуплены фосфорные, калийные, азотные удобрения. И даже немного медного купороса! Всё это складировалось в постирочной нашего класса. Это была единственная территория, запиравшаяся на ключ! И ключ этот почему-то был у девочек, и они его никому не давали! Хотя все имели равные права на пользование этим помещением, девочки нас почему-то туда не пускали, или пускали очень редко. Там была вода. Раковина, много батарей и верёвки для сушки белья, стол для стирки. Что ещё нужно для производства ракетного топлива?! Были нужны ещё газеты. Но эту проблему мы быстро решили.

Корпуса для ракет строились из  алюминиевой фольги, бумаги и других композиционных материалов. Лёгких и прочных.  Разработка двигателей так и осталась на бумаге, в силу технической невозможности их производства. Бюджет класса не тянул на такие расходы. Бюджеты многих стран до сих пор не могут себе позволить строить двигатели для ракет, а тут в сравнении  класс 10-10 ФМШ №165, который, конечно же, лучше всех!  Было решено использовать только одну ступень и прямоточный   пороховой двигатель.  Для испытаний корпусов ракет. 

Корпусов ракет было произведено достаточно и все хотели начать их испытывать. Друганы из институтов с удовольствием покуривали с школьниками, но делать ничего не хотели. Вернее хотели, но времени не было. Или ещё что.  Но мы всегда были готовы к этому, так что надежда только на собственные силы. Неделя шума и вопросов, консультаций со всеми о ракетах утомил преподавателей  и  таскание в открытую различных ракетных моделей уже никого не озадачивало и не вызывало вопросов: «Чем будут топить? Где возьмут топливо?» Смелое обсуждение  бензиновых двигателей или водородных, двигателей для  других видов топлива состоящих из абстрактного окислителя и восстановителя, а так же  всякие глупости о фотоновых двигателях не позволяло предположить примитивных потребностей в порохе у славных изобретателей.

Высушенные жёлтые проселитованные газеты и проселитрованные  бинты для бикфордовых шнуров нам, по первому требованию, в любых количествах поставляли девочки. Вечером заказал – в обед получи! Смешивание с серой решено было производить в лесу на морозе. Непосредственно перед пуском. Мы строго соблюдали технику безопасности, хотя и мерзли. Но нас было много, незамеченными  к нам никто не мог подойти, мы об этом тоже позаботились. Пуски было решено производить на футбольном поле. Нам важно было оценить высоту полёта, его траекторию – телеметрическую информацию. Это было не сложно всё рассчитать, располагая разных наблюдателей на  различных расстояниях от места пуска.

Пуски ракет, как пуски ракет. Сначала ракеты летали  куда попало. Но были подобраны их остатки, снята телеметрическая информация, внесены конструктивные изменения. Разработаны стартовые площадки нового типа. И всё это за сутки!

Новые пуски. Рутинная работа. Совершенствование моделей. Новые пуски. И так больше месяца. Были изведены десятки килограммов селитры. С серой помог институт неорганической химии, как, до сих пор не знаю! Как добыли?! Герои… Бесплатные источники серы  это очень важно! Спички, даже по 1 копейке за пачку, классный бюджет не тянул. Много, очень много обыденного труда совершили фымышата. Много хитростей и смекалки проявили. Но всё имеет свои пределы. Девочки уже ворчали, производство селитрованной бумаги даже их уже утомило. Результаты дальности и точности пусков моделей стали стабильны, но для данного типа не улучшались. Наступал научный кризис. Некоторые конструкторские бюро бросили проводить испытания. Перспективы отсутствовали.

Наступала весна. Ракетостроение уступило ей дорогу. Новых закупок селитры не было, старые кончились. Но уже никто не заказывал селитрованную бумагу, не говорил о  формировании корпуса ракеты на токарном станке в институте физики твёрдого тела. Всё ушло в прошлое.

В апреле  наш преподаватель по физике между делом поинтересовался, на какую высоту  взлетела лучшая наша ракета.  Мы ему ответили хором. На вопрос о забрасываемом грузе при  пороховом  двигателе на 100 метров высоты был тоже ответ хором.

- А зачем это Вам? – Спросил  его я.

- У меня расчётный результат был хуже, а вот у директора школы Богачёва расчётный результат лучше. Хотя расчёты дело неблагодарное. Без эксперимента никуда. - Ответил он мне.- Проверить у вас хотели, кто прав. Столько испытаний такого типа,  вряд ли кто ещё, кроме вас, проводил. Ограниченность в возможностях иногда для науки полезна.

Прошло много лет. Теперь, во взорванном когда-то магаданцем  общежитии ФМШа,  казарма военного училища, на месте футбольного поля, где мы испытывали свои ракеты – спортивный комплекс НГУ. И директор ФМШ уже давно другой. А тот злосчастный приказ действует. И только недавно я вспомнил один его нюанс, было написано «На территории ФМШ, запрещается:». А мы на территории то почти ничего и не делали запретного. Может приказ хороший?! А может просто 10-10 лучше всех?!

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА