Опубликовано: 10 ноября 08:15

Истории острова Сарпинский. Чужие здесь не ходят!

Истории острова Сарпинский. Чужие здесь не ходят.

 

Остров Сарпинский – удивительное место. Когда жизнь кипит в одном месте, в другом месте может ничего не происходить годами. Но все всё знают! Хотя людей ты можешь и не видеть, но за тобой всегда следят чьи-то глаза. Коровы, поросята, и, последнее десятилетие, козы. Ещё есть дачники и местные. Они не следят, а просто всё видят.

Ещё на острове Сарпинский есть коса. Песчаная коса. Все, кто сходил на неё, не могут забыть странное впечатление, которое охватывает человека при встрече с этим местом. Кажется,  будто бы до тебя не ступала нога человека на это место. Мелкая тёплая Волга с одной стороны, знойная песчаная пустыня с другой.  На косу ходят многие в жаркие времена года. Но не очень далеко. В максимальном своём величии коса, по моим измерениям, достигала в длину 7 км, а в ширину 3.

Было несколько лет подряд, когда я постоянно ходил на косу. Каждый день, в течении месяцев. И не к её началу, а вдоль Волги до самой протоки. И даже переходил эту иногда очень бурную протоку.

Отсутствие людей,  единение со стихией ветра, воды и солнца меняет что-то в сознании. Чувствуешь себя песчинкой, но самостоятельной, на ножках.  Отрыв от цивилизации, при её присутствии  в пределах видимости,  очень удобен.  Но там очень жарко. И надо быть достаточно сильным и подготовленным, что бы вынести поход до протоки и  обратно. Достаточно загорелым, что бы потом не мучится от солнечных ожогов. Достаточно выносливым, что бы терпеть жажду от жары.

Как правило, чего-то людям для этого не хватает. И на косу ходят многие, но по-настоящему, до протоки, не ходит почти никто. И так случилось, что семь лет меня на этой косе не было. Но потом я опять появился, загорел, привык к жаре и пошёл на косу.

Коса меняется каждый год – Волга  меняет речные ландшафты согласно какой-то известной только ей и работникам ГЭС  прихоти. Но суть косы остаётся неизменной. Так что перемены были, но незначительные. Коса стала меньше, но был ещё июль, а обычно своего максимума коса достигает в августе-сентябре. Дошел до протоки. На берегу стояло около 30 спиннингов – кто-то ловил судака.  Раньше такого я не наблюдал.

Стал возвращаться обратно. Из кустов появился человек и спросил, что я тут делаю. Это тоже было интересно. Раньше тут людей я никогда не видел. Коровы бывали, но людей, кроме меня самого, я  не видел. Ещё был в отдалении шалаш, хорошо замаскированный.  Лет десять назад его я видел, но меня чужие шалаши никогда не интересовали. Там кто-то жил всё лето. Постреливал уток, ловил рыбу. «Робинзон Крузо» с острова Сарпинский!

Человек был очень чёрный и худой, неопределённого возраста. Скорее всего, он и есть «Робинзон». Спиннинги свои вылез охранять. Спиннинги были все древние, с круглой большой «советской» катушкой, крепкие и тяжёлые. Но для ловли судака подходили.  Я ответил, что хожу я тут, гуляю.

-А,- протянул он. – Это ты семь лет назад тут ходил, я тебя знаю.

-Да.- Ответил я. – Это твой шалаш в кустах, ты уток стреляешь. Я тебя тоже знаю.

Прекрасно, когда встречаешь хорошо известных тебе людей, знающих и помнящих,  что ты делал семь лет назад!  Прекрасно, что ты в курсе, что эти люди тут делают, хотя их никогда прежде не видел!

Я и он были довольны собой. Чужие здесь не ходят! Точно не пройдут незамеченными. Остров Сарпинский  под бдительным наблюдением.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА