Опубликовано: 12 ноября 12:55

Бомбаж и смерть. Камчатские рассказы

Камчатские рассказы. Дети-добытчики. Бомбаж. За всё хорошее – смерть!

 

Мне было шесть лет, жили мы в Большерецком совхозе. Стояло тёплое начало июня, у меня был велосипед «Орлёнок». Хотя я и не мог сидеть в седле – ног не хватало - но катался на нём, стоя на педалях, в компании таких же смелых и молодых велосипедистов.

Каждый день мы объезжали всё, что можно и нельзя, были в курсе всех последних деревенских новостей. Как-то ко мне с утра приехал Яша с важным известием, что повезли бомбаж. И его срочно надо брать! Что такое бомбаж я ещё не знал, но был согласен с тем, что брать надо!

Я взял в доме несколько сеток-авосек и,  сев на велосипеды, мы  поехали на птицефабрику. И успели вовремя. Как раз трактор привёз тележку полную блестящих банок и вываливал эту сияющую на солнце груду консервов прямо у птицефабрики. Я догадался, что бомбаж – это консервы! Их решено было отдать на корм курам, не выкидывать же! Курам всё равно, что есть, они прошлой зимой даже кита съели! Я сам видел! Вернее даже двух.

У нас в Большерецком с\з (официальное название деревни в те времена, сейчас это  место называется Кавалерское) куры появились не очень давно, ещё до строительства моста и дороги. Их привезли безо всякой дороги на огромных Белазах. Я это хорошо помню. А потом переправляли через речку на лодках. Так  была создана  птицефабрика. Мы периодически там выбирали и покупали кур, а потом  их ели их с большим удовольствием.

Консервов  в нашем деревенском магазине было очень много. Почему-то считалось, что весь Север и Дальний Восток СССР должны усиленно питаться консервами. Но, кроме тушёнки, сгущённых молока, сливок, какао  и кофе  мы ничего не покупали. Рыбы было полно, зачем покупать из неё консервы?!  Другие, видимо, поступали так же. А завезти к нам эти консервы было совсем не просто, особенно, во времена, когда не было прямой дороги из Петропавловска–Камчатского. А раз уж завезли и не продали в установленные сроки годности, то надо  от них избавляться. Вот курам и повезло с консервами.

Комиссии по проверке кооперативной торговле у нас приезжали редко –  а списывать без комиссии и выкидывать было нельзя. А из одинокой продавщицы, какая комиссия?! Даже если добавить   директора совхоза, для комиссии людей было мало. Да и при чём тут директор совхоза?! Мощная советская кооперативная торговля в СССР была весьма уважаемой организацией. Вот, видимо, комиссия такая из районного или даже из областного центра приехала к нам.  Трактор таскал тележки не переставая,  гора консервов  становилась всё выше и выше. Комиссия работала ударными темпами!

Мы, собравшаяся ватага пацанов,  стали брать эти банки, раскладывать по авоськам, везти к себе домой и в иные места. Консервы была хорошая добыча! Можно было их разогревать на костре и пировать вдали от дома в тундре, на берегу речки или в каких-нибудь других кустах. Удобно. Но ехать с авоськами  на велосипеде я не мог – терял равновесие. Таскать их без велосипеда тоже не мог – тяжело. Вот и возил их на велосипеде. Так же поступали и другие ребята.

Но растащить горы бомбажа было не реально. Утолив первый приступ жадности, мы успокоились. Была одна большая проблема -  на банках не было этикеток. Только по буквенно-номерной, выбитой на банках информации было возможно судить об их содержимом. Не знаю как другие дети, но я стал переписывать с банки данные, для поиска таких же в огромной жестяной куче. Если содержимое банки мне нравилось! Но съесть много консервов мы не могли физически, а выбрасывать содержимое вскрытой банки рука ни у кого не поднималась. Так что процесс отбора банок из кучи замедлился, но стал более целенаправленным.

Мои родители равнодушно относились к моей добыче, абсолютно не разделяли моего восторга по поводу консервов «Завтрак туриста».  А мне нравились такие консервы! Сливок сгущённых с сахаром, тушёнки и прочего  однозначно вкусного питания  в этой бомбажной группе консервов не было точно!  А рыба, повторюсь, мало кого интересовала.  Но вскрытые консервы я ел, поэтому могу точно сказать, что попробовал практически весь ассортимент консервной промышленности СССР.

Иногда, в груде  консервов, попадались  жестяные банки красиво вздутые со стороны дна и крышки. Почему-то мы их не брали. Наверное, из-за неудобства в открывании, так я думал тогда. В общем и целом, питание бомбажем  мне понравилось, но скоро надоело. Охотничий инстинкт был удовлетворён, на птицефабрику за бомбажем никто уже не ездил. Запасов  консервов «Завтрак туриста» я сделал достаточно для нескольких лет походов.  Куры же ели  всё – так что, к концу лета, когда я снова появился в Большерецком совхозе, и проверил состояние общественных запасов бомбажа,  банки кончились.

Почти всё лето я провел на материке, хвастался двоюродным братьям, как много у меня дома запасено консервов бомбажных. Они мне завидовали, привычно охотились на голубей и воробьёв, жарили их в укромных местах на кострах и  иногда угощали меня. Но мне не нравился вкус голубятины, я предпочитал бомбаж!

Кроме рыбалки и прочих невинных развлечений, я смотрел все фильму, выходившие на экраны нашей страны. Особенно мне нравилось делать это у бабушке, в городе Переславль-Залесский, где я отдыхал каждое лето. Там было целых три места, где показывали фильмы! «За всё хорошее – смерть», - был один из них. Я его очень полюбил. Фильм учил разбираться в консервах-бомбаж и быть с ним очень аккуратным, не есть отравленные. Но как точно, даже пересматривая по многу раз этот фильм, я не смог понять!  

Я мучал взрослых, разговорами о бомбаже. Мне надо было точно выяснить, можно его есть или нельзя категорически. Банок пятьсот этого бомбажа у меня хранилось в надёжном месте. Лишаться такого богатства, даже под впечатлением от фильма, я не хотел. Даже ходил в библиотеку с вопросами о бомбаже.

В результате узнал, что бомбаж – это вздутие банок, со стороны дна и крышки. Если там завелись микробы, и газы их продукты жизнедеятельности, то сдохнут все, кто ест это! Если же химические процессы – гниёт жесть изнутри, жрать это можно, но не вкусно, железа привкус. Если же банка замёрзла или её ударили -  то, более-менее вкусно, есть и абсолютно не опасно. Проверить можно, что за вид бомбажа,  поставив банку в холодильник, у замороженных банок в холодильнике бомбаж пропадёт.

Год назад мы купили холодильник, было место, где всё проверять! Вооружённый этими знаниями, я проверил все свои запасы на бомбаж,  сразу по возвращении домой. Бомбажа вообще не было! Даже сроки годности почти не истекли. Какая-то комиссия неправильная была, нельзя такие продукты курам отдавать! С другой стороны, я успокоился и за судьбу кур,  даже бомбажные на самом деле банки, скорее всего, просто переморозились зимой, хранились они в сарае у магазина, без отопления.

Гордость за советскую консервную промышленность не допускавшую вредные микроорганизмы в банки, в отличии от отсталой немецкой переполняла меня.  На Камчатке тоже показывали фильм «За всё хорошее -смерть», прокатчики довезли его к зиме и к нам на полуостров. Я опять ходил и его смотрел – хороший фильм, очень полезный для жизни. Всем друзьям и знакомым я объяснял  тонкости употребления бомбажных консервов.

А за состоянием своих консервов, добытых тяжким трудом, я внимательно следил, не допускал перемораживания и бомбажирования. Условия хранения консервов очень важны, благодаря их соблюдению мне хватило моих запасов ещё на три года развлечений у костра.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА