Опубликовано: 04 декабря 13:50

Ловля осетров на Камчатке под запретом?

Осетрина на Дальнем озере. Камчатские рассказы.

Детские рассказы

 

Стояло 1-е сентября 1977 года. Приморский, он же Петропавловск-Камчатский-50, он же Вилючинск, он же… был наполнен  суетой начала школьного сезона. Окрестности же были, в свою очередь, полны грибами. Так что я с приятелем сразу же после школы отправился их собирать. Прогулка и   незатейливая болтовня приносили ещё и ведро-другое грибов ежедневно, безо всякого напряга. А отношения с грибами у меня были особые.

Побродив немного по лесу, мы вышли к  Дальнему озеру. Солнечный свет пронизывал насквозь воду, и даже на глубине нескольких метров было всё видно. Всегда холодная и прозрачная вода привлекала внимание  и, автоматически, хотелось увидеть, разглядеть тех, кто в её толще обитает. Подсмотреть их тайны.

 Обычно  красная рыба заходила на нерест в это озеро. Кто-то зимой ловил гольцов в лунках, пробуренных сквозь лёд, я видел. Но активной рыбалки на озере никогда не было.  Во-первых, было не очень удобно ловить  там рыбу – подходов к воде было мало, и они были неудобные, во-вторых, это было запрещено. Об этом.  Видимо, говорилось в всегда расстрелянных меткими снайперами - охотниками за зайцами и лисами табличках, висевших на пути к Дальнему озеру. Прочитать  текст не было возможности, но что ещё можно было запрещать?!

Я был в сапогах, вчера ведь ещё шёл дождь, и  дороги в лесу, и растительность были мокрыми. Я зашел  немного в озеро, что бы попить воды. Пока я пил, черпая прямо ладонью вкусную и холодную воду из озера, ничего не замечал. В отличие от бурных камчатских рек, где течение буквально сбивает тебя с ног, стоять в озере в воде было просто. Но тут кто-то ударил меня по сапогу. Не двигаясь, я посмотрел туда и был поражён. Это была рыба!  Ладно бы, какая-нибудь полудохлая красная, это ещё понять можно. Но  рыба была небольшая и странная. Точно не голец или микижа, и не хариус. Те, не такие дуры, что бы на мелководье подплывать к человеку. Рыба была не наша, я это сразу почувствовал.

Рыбак я был в те времена  безжалостный, азартный.  Мне хотелось всех поймать и, по возможности, съёсть. Моя реакция была быстра. Я выхватил из воды рыбу и вышвырнул на берег. Схватить рыбу в воде просто, но вот удержать её потом, когда она уже сообразила, что поймана, очень трудно. Как опытный  медведь-рыболов, я  не сходил с места и осматривался. Появились новые рыбы, и они плыли  к моим сапогам! А я их уже ждал, и на берег летели всё новые и новые глупые странные рыбы.

Хорошая была та охота! Вернее рыбалка. Штук десять рыб я выхватил из воды голыми руками, на сковородку-другую должно было хватить. Я просто светился от гордости. Но руки ломило от холода, да и ноги сильно замёрзли от долгого стояния в ледяной воде. Так что, по техническим причинам, рыбалка была прекращена.

Грибами тоже было всё забито, так что после озера мы прямиком пошли по домам. Приятель был странный, не интересовался рыбалкой, на пирс, даже ближний не ходил ловить рыбу. Это теперь на Ближний пирс выползают различные  большие морские животные отдохнуть. В 1977 году ж постоянно причаливали и отходили катера до Петропавловска (Питера). Приморский был тоже «Питер», хотя и 50,а на Морвокзале  в расписании катеров так и было написано: «Петропавловск – Приморский». А  уж рыбаков на пирсах, что  на Ближнем, что на Дальнем в Тарье, было много всегда. От причитающейся ему части улова, приятель мой отказался, хотя на берегу собирал рыбу и не давал ей вернуться в озеро он.

Дома я уже внимательно рассмотрел этих странных рыб. У них были усы и  какое-то злое выражение морды лица.   Да и с чешуёй у них были проблемы. Мне казалось, что где-то недавно я такие морды уже видел. Но где?!

Пришёл с работы домой отец, я ему похвастался своей добычей. Он был очень удивлён.

- Где ты поймал их?

- На Дальнем.

- Как поймал?

- Руками.

- Осетров поймать руками на Камчатке!Здорово.

Тут я понял, где встречался с этими чудными рыбами. Это было в Волгограде, на  шлюзах, обложенном бетонными плитами канале, где я  отдыхал летом. По-моему, это был остров Зелёный. Кто-то там  тащил огромного осетра больше двух метров в длину. Чудовище было ещё живое, и группа товарищей, непонятно как поймавших его, спешили утащить с глаз людей  эту махину. Но им было тяжело, осётр был крупный и мероприятие затянулось. В конце концов, они справились с этим делом. Мои же рыбы, по сравнению с тем чудищем, были просто крошками!

Зажарили, съели. Потом папа выяснил, что это эксперименты «Профессорки». Была такая станция научная на Дальнем озере ещё со времён Великой Отечественной Войны. То  пихту грациозную у себя посадят, хотя она растёт только в Долине гейзеров, то осетров запустят в наше Дальнее озеро. Одним словом, экспериментаторы.

Лично я против такого, если бы такие чудища развелись в озере, то сожрали бы всех местных. А я категорически против притеснения местных. Даже если они и рыбы! Очень уж недобрые лица у этих осетров были. Но прижиться  на Дальнем  они так и не смогли, или не успели.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА