Опубликовано: 14 декабря 2017 21:18

Марфа

Жила у нас в посёлке одна женщина. Звали её Марфа. Хорошее такое имя, русское. Всё, как говорится, путём — семья, муж, дети, хозяйство, но все считали её колдовкой. Говорили, что порчу наводила, и даже советовали, как от неё уберечься.

Пришла как-то в контору девушка-лаборантка с лосефермы и стала жаловаться, что Марфа ей покоя не даёт — всё ходит к ней домой, какие-то разговоры ненужные, говорит-говорит, надоело, мочи нет никакой. Ну, ей и посоветовали — как увидишь, говорят, что она к твоему дому подходит, воткни ножик в притолоку у двери. Ни за что не войдёт! Почувствует ножик и не войдёт! Потому что колдовка!

Та так и сделала. Увидела в окно, что Марфа подходит к дому по тропке, взяла и воткнула кухонный ножик в притолоку. Смотрит в окошко, что будет. Подошла  Марфа к крылечку, потопталась немного и повернула обратно. После она к этой лаборантке в дом не заходила.

Наш завхоз, местный мужик, считался хорошим работником, но был подвержен известному русскому недугу — мог запить, иногда на неделю и даже дольше. Ему дали такой совет, чтобы избавиться от этого недуга. Во время запоя, когда находишься в своём доме, а кто-нибудь к тебе придёт, надо встретить его на крыльце и с крыльца хорошенько обругать-обматерить. Тогда, мол, и от запоя избавишься. Наш завхоз так и сделал. Только пришла к нему зачем-то Марфа, а он её очень не любил. Ну, он и отвёл душу! Откатал эту Марфу по всей программе! Помогло, но только на полгода всего.

У меня с Марфой были хорошие отношения. Даже мне она однажды помогла.

А было так. Мне надо было ехать в командировку. Причём маршрут довольно сложный —Москва,  Питер (тогда ещё Ленинград), Курск. И везде — самолёты. Из нашего посёлка Якши до Ухты полтора часа на АН-2, а оттуда уж до Москвы и дальше, на реактивных.   

Дело было зимой. Позвонили с нашего аэропорта, что вылетел рейс из Ухты. Значит, надо ехать. Шофёр Володя подогнал уазик к крыльцу конторы, я залез в него, и мы поехали. Проезжать надо было мимо музея, где Марфа подметала веником крыльцо. Она увидела, что мы отъехали от конторы, вышла на дорогу перед нами и — раз-раз, туда-сюда — быстренько размела дорогу перед нами. Володя мой даже взвыл от досады и руками по баранке ударил!

И что вы думаете?! Размела она мне дорогу, путь! Никакой канители с транспортом у меня в той поездке не было. Всё шло, как по маслу. Задержки в пути, сложности с билетами, с погодой — тогда это было обычное дело, но мне в тот раз необыкновенно везло!

У Марфы была младшая дочь, последыш, звали её, помнится, Наташа. Когда мы уезжали с северов совсем, ей сравнялось, наверное, лет пятнадцать-шестнадцать. Медноволосая, зеленоглазая! На губах — чуть заметная то ли полуулыбка, то ли полуусмешка, а взгляд — пронизывающий! Такой,  словно она знает о тебе то, что ты сам о себе не знаешь. Страшновато…

__________________________________________________________________

Из цикла "Записки бывшего местного жителя"

культура искусство литература проза проза Колдунья
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА