Опубликовано: 21 декабря 2017 17:05

Мишьен. Орлиные печали. Суверенное гнездо.

9-12

1.4.12

 

Орлиная печаль и новое гнездо.

 

         На следующий день орёл Бел прилетел к Персику и принёс ему рыбы. Печален был орёл, рассказал он, что случилось накануне.  И Персик тоже опечалился.

         Орланы-белохвосты полетели разведать, как далеко от побережья Медвежьих Земель находится красная-прекрасная рыба.  Обычный облет, учёт и прогноз рыбных запасов, подготовка к кормлению птенцов. Ещё не вылупился ни один птенчик, но орлы их уже ждали.  Внизу, в открытом море,  японское судно добывало рыбу. Для того, что бы рассмотреть, что это за рыба, сын Бела орёл Вел снизился и стал облетать судно.  Тут и случилось несчастье – грянул выстрел и Вел был убит. Его  тело японцы подобрали и , видимо, будут делать из Вела чучело.

И ничего с этим орлы поделать не смогли. А что  тут поделаешь?! Только запомнили судно и его название, написанное на борту. Название  судна, по просьбе Персика, Бел как мог, так и  перерисовал на бумагу. Память вещь ненадёжная,  а помнить преступления против орлиного народа надобно. И отомстить за них врагам обязательно необходимо. Это медвежонок знал твёрдо, это все медведи знают. А иначе не сможешь защитить свой народ, своих малышей. А орлиный народ стал уже Персику совсем не чужим. Только опять не хватало Персику  крыльев, а то бы он уж придумал, что сделать с этим вредным японским судном!

Орлы же привыкли мириться с потерями. А Персик ещё не привык!  И привыкать совсем к такому не хотел. Он был молод и горяч, хотя   прежде, чем  что-то  предпринять, всегда старался всё хорошо обдумать. Он лично собирался отомстить за  гибель Вела. Персик дружил с Велом, тот показал ему много красивых мест, рассказывал, как его орлица высиживает первых орлят, даже показал издали своё орлиное гнездо.  А орлы редко кого  допускают близко к орлиному гнезду, где выращивают своих орлят. Это было большое доверие к медвежонку.

- А кто же будет кормить орлицу Вела? – Спросил медвежонок.

-Никто не будет, - ответил Бел. – Так что скоро она покинет гнездо, голод заставит, и  орлята погибнут.

-Почему же так?

-Так принято у орлов – каждый за себя и семью. Я бы покормил, но, даже мне,  тебя, свою орлицу и  своих орлят будет трудно прокормить скоро, когда вылупятся птенцы. Очень много они жрут! А  у других такая же нелёгкая жизнь.

-Но надо же помогать друг другу?!

-Надо. Но все думают только о своей семье. Такие у нас тут суровые законы, - вздохнул Бел. – Я завидую медведям, те малышей-сирот  никогда не бросают. Но орлы другие. Поэтому то и не хотят или, даже не могут быть, в Союзе Народов. Японцы никогда бы не осмелились убивать вблизи Медвежьих Земель хозяев этих земель. Кошку опасаются обидеть! А мы орлы отдельно стоим, сами за себя только. Будь моя воля, я бы вступил в  Союз. Медведи бы помогли с рыбой, а орлы тоже много чем бы могли помочь Медвежьим Землям. И орлов  бы стало больше,  вторые бы орлята тогда тоже выживали и были бы любимы и хорошо откормлены. Но все  твердят про обычаи предков и традиции орлов! А у меня сын погиб.

Бел грустно замолчал, хотя медвежонок чувствовал, что ярость кипела в нём. Но холодная голова и ясное понимание орлиных дел могли только выливаться в грусть. А хотелось действовать!

- Чем я могу помочь тебе изменить орлов?- Спросил Персик.

- Ты их уже и так меняешь. Они тебя уважают, хотя и посмеиваются над тем, что у тебя нет крыльев.

- У меня будут крылья! –Заявил медвежонок. – Обязательно будут. Но чем я могу помочь птенцам Вела сейчас?!

- Чем тут поможешь?! Ты же летать и кормить их не сможешь.  А орлицу сейчас надо кормить. Я ей  принёс плохую весть, она сама не своя.  Но это пройдёт, орлы умеют переживать горе.

Ум  медвежонка работал быстро. Очень быстро. Если кормить орлицу, сидящую в гнезде, медвежонок не может, то сидеть   в гнезде  очень даже может. Он и так сидит в своём гнезде, ничего не изменится. А орлица пусть кормит птенцов. А Бел  его пусть кормит, как и раньше. Свою идею   Персик изложил Белу. Причём излагал на орлином. Бел его выслушал. Подумал. Позвал какого-то орла, посадил в авоську медвежонка вместе с его бумагами-карандашами, и  дело было сделано.

Орлица Вела  дар речи потеряла, когда  медвежонок деловито стал устраиваться в гнезде.  Она слушала Вела, когда тот много новостей о Персике рассказывал, даже видела его рядом с гнездом, но в своём собственном гнезде получить это медвежье существо было для неё  шокирующим событием.

А медвежонок деловито столкнул  её  с орлиных яиц и очень аккуратно сам на них уселся.  Причём устраивался весьма обстоятельно и надолго. Сразу было видно, что он специалист по жизни в гнезде. Обкладывался  своими вещами – карандашами и  бумагой, прижимал их от ветра сучьями. Хозяйничал в её гнезде!

- Теперь я буду орлом, высиживающим  птенцов! – Громогласно, на хорошем орлином языке  заявил Персик.

-Яйца орлят высиживают всегда орлицы! – Возражала  смущённая бывшая хозяйка гнезда. – Это так всегда.

- У беркутов по очереди сидят в гнезде орёл и орлица. Беркуты тоже орлы. И я орёл!

-Ты медведь!

-Я и медведь, и орёл, и Первая Космическая Ракета, а сейчас зови меня просто Персик!

- И что же мне теперь делать, где же мне жить?!

- Можешь здесь жить, а можешь в моём гнезде. Мне орлят надо  высиживать из яиц. А ты всё равно бы  их убила с горя. Или холод бы их убил. Так у вас, орлов, принято. А теперь это мои орлята, я их убить никому не дам!  Так у нас орлов-медведей принято. Хочешь помогать в этом деле – приноси корм  птенцам. Сам-то я на прокорме у Бела. Он сильный орёл, меня прокормит.

Всё, что говорил медвежонок,  было правдой.  Орлица собиралась сама убить будущих птенцов и улететь из этого несчастливого гнезда. Её жизнь была сложна, но без первых птенцов ещё был шанс найти молодого одинокого орла. И создать семью, традиционную семью.  Если бы чудом ей удалось вырастить орлят, поставить на крыло, то уже вряд ли кто бы создал с ней семью. У неё же тогда  уже была семья, а то, что Вел был убит – обычное дело, не повезло. А у орлов традиционно только одна семья и одна судьба.

Сопровождавшие  Персика орлы  в  переговоры не лезли – это было не их дело. Хотя  и поддерживали Персика, иначе бы не притащили. Это орлица  хорошо понимала. Ей нельзя было кормить птенцов, если  она хотела потом завести ещё новых, создать семью. Но, наверно, можно кормить медвежонка. А тот, добрая душа, поделится и с малышами. Хотя те уже будут из семьи орла-медведя.

- Я могу приносить пищу Персику? – Спросили орлица у Бела.

-Да, - ответил старый орёл. – Всё орлиное племя взяло на себя обязательство кормить его. А так как ты теперь несемейная орлица, то это твоя прямая обязанность кормить его. Жить удобнее тебе в его бывшем гнезде, оно недалеко. А что он будет делать с пищей – это его дело, так же как и с бывшими твоими яйцами. Он выгнал тебя из гнезда, ты его слабее, тебе с ним не справится. А семьи, что бы  защитить   тебя,  нет. Гнёзд  пустых много, это не причина гибнуть в бою.  Персик – сильный орёл, делает что хочет, никто тебя не осудит.

Так всё и сладилось. Все формальности были соблюдены – Персик забрал себе, по праву сильного орла, новое гнездо. Законы орлиные не были нарушены. Наоборот, такой поступок  вызвал только уважение к нему. Да  и вот-вот ожидалось появление новых любимых птенцов, так что  семейные заботы были главным.

Но никто из орлов не забыл этого удивительного поступка медвежонка. Все помнили и думали об этом поступке. Сам Персик был главным орлиным сувениром, напоминанием о чём то большем, чем просто то, что орёл- медведь забрал себе новое гнездо. А у медведей главный сувенир – суверенитет. Они тоже всё помнят, что было, и запоминают то, что происходит на их глазах. И в своём гнезде, в Орлиных горах, но на Медвежьих Землях,   медвежонок был полностью суверенен в своих действиях. По-простому говоря – что хотел, то и делал! А орлы его ещё и кормить должны были! Но это  уже, согласно договору, между братьями-мишутками  и орлами-белохвостыми.  Дипломатия, однако.

Источник 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА