Опубликовано: 23 декабря 2017 09:34

Первый орлёнок. Мишьен.

10-12

2.4.12

 

 

Орленок номер один.

 

Странные дела творятся на планете Мишьен. Медведь высиживает в гнезде орлят. Что дальше то будет?! Да всё нормально,  будет, как и было, то есть по-разному.  

Утро нового дня Персик встретил сидя уже в новом гнезде. Он проснулся ещё до восхода солнца, ведь перед самым восходом солнца становится холоднее всего на улице. И вся природа как бы требует: « Просыпайся! А то замёрзнешь и промокнешь.» Роса выпадает перед восходом солнца. И как тут не радоваться первым солнечным лучам, несущим тепло?! Но это знают только уличные, те, которые  по домам спят, так солнцу не радуются, не понимают своего счастья, что есть оно – солнце. Да и как им понять, что  радость  бывает, когда  сначала было плохо и холодно, а с  появлением солнца появляются и перспективы хорошо прожить день. В тепле, по крайней мере.

И хотя шкура у медвежонка была хорошая, тёплая, под шкурой то жира не было! Совсем жира не осталось, вот и мёрз он, ждал солнышка. И солнышко появилось, что бы его, Персика, согреть. А Персик грел, в свою очередь, птенцов-орлят.  Всё в мире взаимосвязано и разумно устроено. Но не все мог понять разум медвежонка. Но он чувствовал, что всё хорошо, и радовался новому дню.

Скоро прилетела орлица Вела, принесла рыбы. Мишутка хорошо поел, так много его Бел не кормил. Это была повышенная норма питания, видимо, так у орлов принято кормить тех, кто высиживает орлят.  Оно и разумно, тепла надо  больше, еды надо больше. Орлицу звали Вела,  но скоро у неё будет другое имя, если найдёт себе нового орла, из молодых.  В семьях у орлов ведь как принято имена давать, если орёл – Вел,то орлица – Вела. А орлята сами себе имена выбирают, когда подрастут. А  пока маленькие – Велик и Велка будут. Или Велчёныши. Но длинные имена у орлов только у маленьких.  Орлы считали Персика пока маленьким, но сегодня Вела его назвала  Пер. И поблагодарила, за его поступок. Мол, спасибо тебе Пер за то, что ты сделал для меня. Орлы вообще только за себя говорят, или за свою семью, так у них принято.

Персика первый раз хвалили и благодарили. Это было очень приятно. Орлы вообще не склонны много тёплых слов говорить, а тут Персику  повезло. Хотя, видимо, теперь его будут звать  Пер, среди орлов, конечно. Он же, по орлиным меркам, теперь взрослый, раз гнездо с орлятами держит.

Скоро прилетел Бел, тоже принёс необычно много рыбы. Если дела так и дальше пойдут, то Персик может на орлиных харчах и разжиреть. Хотя, говорят, что маленькие орлята очень прожорливые, тут самого бы Пера не съели в его гнезде. А  из большого яйца, где сидел старший орлёнок уже и  толкотню почувствовал  медвежонок. Орлята почти неделю толкаются, прежде чем на свет вылезти из яйца.

Вечером опять хорошо покормили и Вела и Бел. Приятно, когда ты полезным делом занимаешься, а тебя ещё за это  хорошо кормят! Не так много и надо, только хорошее питание улучшает сильно настроение и характер добрее становится. Тут  Персик вспомнил свою подготовку к спячке и книги, которые он читал в то время. Знал бы, книги по правильному воспитанию  малышей читал. А то, как орлят воспитывать, когда  что-то кроме еды их будет интересовать? Как их учить летать, когда у самого нет крыльев?! Хотя технику орлиного полёта медвежонок уже хорошо изучил, зарисовал все приёмчики маневрирования, которые ему демонстрировали орлы, вызнал, всё, что  было можно вызнать об этом, но без тренировки это всё было только теория. Многие орлы и объяснить никак не могли, как они летают. А ведь летали же, да ещё как здорово и красиво летали! Практика, вот что важно. Но сейчас практика полёта была возможна только в голове медвежонка. Вот он и продумывал, как это было бы в полёте, напрягал мышцы. Нужны ему крылья, ох как нужны!

Прошла почти неделя, другие орлы, кроме Бела и Велы, не прилетали к Персику, зато  эти кормили хорошо. Два, а то и три раза в день каждый! Так можно и в Орлиных Горах   разжиреть! Вела  стала веселей и лучше выглядеть, полёты приносили  ей радость, да и дело  кормления медвежонка отнимало много времени и сил. Зато было хорошим делом, а когда хорошее для себя дело делаешь, то и веселей жить. А если это и для другого кого хорошее дело, то намного уже веселей.

Однажды ночью из крупного яйца орлёнок стал рваться наружу. Бил по скорлупе и медвежонку, согревающему эту скорлупу. Помогать   проклюнуться орлёнку из яйца было нельзя. Первый свой самостоятельный поступок он делал сам. И, к рассвету, вылез из скорлупы и ползал, ещё слабый под  Персиком, по голосил уже, пищал и пробовал щипаться клювом и царапаться лапами.

Рассвет и восход солнца, первый рассвет и первый восход солнца для орлёнка, медвежонок всё же дал увидит Персёнышу. Да и как не дать такому настырному птенцу?! Было непонятно, что там такое вылупилось, то ли Персиада, то ли Персей. Да это было и не важно, для Персика. Главное, что  хоть один орлёнок уже  на свежем воздухе. И это он, медвежонок-орёл, его высидел! Гордость незнакомого ранее толка переполняла медвежонка.  И раньше бывало, что он был очень доволен собой, но только собой. А тут он был доволен и собой и Персёнышем. Такой молодец, вылез уже, такой настырный и кусучий-царапучий! Но было и беспокойство, второй орлёнок вёл себя в своём яйце подозрительно тихо.

         Скоро прибыло питание. Его принёс  первым сегодня  Бел. Узнав приятную новость, он  первый раз покормил орлёнка и показал, как правильно это делать. Рассказал и показал, как размельчать пищу, как часто его кормить и ещё много разного и полезного, что должен знать кормящий орёл. Всё было несложно и разумно, так что медвежонку оставалось только практиковаться в этом дел. Прилетела Вела, оставила рыбу и тут же улетела.

         - Ты теперь для орлов стал «Пэр», они теперь так только и зовут тебя.- Рассказывал новости Бел. -Рыбы много сейчас в реку зашло красной-прекрасной. Так что ешь вдоволь. А то второй птенец появится, тогда и изголодаться можно. Много едят эти птенцы.

         -Хорошо, буду есть, ответил мишутка.

         Но съедать всю принесённую рыбу медвежонок не был готов. Нужен был запас, для постоянного кормления малыша. Тот всё время хотел есть. Но давать еду птенцу надо было через определённые  промежутки времени. Мало ли что, кто хочет. Бел же, проинструктировал Пэра улетел.

         «Пэр», «Вэл», «Бэл» - так звучали орлиные имена на орлином языке. Медвежонок же произносил  про себя: «Пер», «Вел», «Бел», так  на медвежьем языке было приятнее и легче. Но для орлов  с гор он был «Пэр», а раньше «Пэрсик». Не могут они звуки мягко произносить, не приспособлены к мяуканью. А кошки не могут «Пэр», «Вэл», «Бэл» говорить, они мяукать только могут. Вот из-за этого, наверное, и не может кошачье племя понимать птиц. И наоборот, птиц раздражает это мяуканье. Вот из-за этого вся их вражда, наверное, из-за непонимания друг друга и нежелания понимать и говорить на чуждом их организму языке. А мишки могут  говорить и жёстко и мягко, хотя им больше нравится мягкие звуки.  А Просто Енот то вообще может на любой лад голосить. Поэтому-то со всеми и договориться может.

         Лингвистические рассуждения Персика приводили его к выводу, что  надо много тренировать свою глотку, что бы  иметь возможность говорить на разных языках легко. А что лучше тренирует глотку, чем пение?!  Персик слышал много разных песен, память у него была хорошая.  Так что, не откладывая важное дело тренировки коммуникативных навыков, Пэр во всю глотку  радостно запел: «Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца…»

         Песня была правильная, орлиная. Вела принесла ещё рыбину и опять улетела за новой. Горланить, наблюдая всё возрастающие запасы пищи, было особо приятно и радостно. Веле песня тоже была по душе,  Пэр это видел и старался во всю глотку. Орлёнок, хоть  пока и очень мелкий, оказался очень сообразительным. Он сообразил, что когда он пытается петь  весёлую орлиную песню, то ему чаще дают кусочки пищи.  И тоже расстарался. Иногда, правда, засыпал на некоторое время, но просыпался от  песни и голода и поддерживал веселье. Персик же был доволен орлёнком, так как верил, что теперь этот орлёнок, если будет петь всё время песни, сможет и на медвежьем и на кошачьем языке  легко говорить. Да и  второй птенец, от весёлой песни стал карябаться в своём яйце. Значит жив!

         «Легко на  сердце от песни весёлой..», - затянул  новую песню медвежонок. И правда, на сердце у него было легко. Он радостно горланил песни, в промежутках межу пением ел сам и кормил орлёнка.  А в это время, трудолюбивая Вел наполняла гнездо  рыбой. Никогда ещё Персик не видел столько пищи в орлиных местах!  Бел   прилетел только вечером, принёс рыбину, но, увидев запасы, сказал, что ему самому надо. А ещё сказал, что теперь раз в день будет только прилетать, проверять всё ли хорошо. И к себе отнёс рыбу, у него тоже скоро ожидался любимый орлёнок. А Вел всё тащила и тащила рыбу.  Она была довольная, но  не общительная какая-то, зато очень целеустремлённая.  И эта её цель была накормить Пэра, и не только. Персик сказал ей, что нужны сучья и ветки. Он собирается расширять гнездо, создавать склад для еды. Скоро появились  новые сучья и ветки.

         Очень полезная вдруг сделалась эта орлица Вел.  Медвежонок и не ожидал даже такого! Но это тоже радовало. Так что на закате Персик уже рычал и мяукал: «Спи мая радость, усни..»  Ему самому было странно, где он успел набраться таких песен?! Ему подмяукивал орлёнок. Оба и уснули.

 Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА