Опубликовано: 04 января 15:23

Гимн восходящему солнцу. И луне. Мишьен.

11-12

3.4.12

 

02.01

2.ПО.01

 

Гимн восходящему солнцу

 

         Странные дела творятся на планете Мишьен.  Впервые в Орлиных Горах на Медвежьих Землях животные пели восходящему солнцу «Гимн восходящему солнцу» . Не «The Animals», а мишутка-орлёнок и его «высидыш» орлёнок Пэрсей. Слова были совсем неважны, они мяукали, рычали и горланили мелодию, слова медвежонок напишет позже, Персик это уже знал.  Орлёнок у него проклюнулся первым, так сказала ему  на закате Вела, когда довольная собой и Пэром она присела чуть отдохнуть и полюбоваться  его орлёнком. 

         Оказалось, что у орлов важен первый день жизни птенца. Теперь его семья на всю жизнь,  до  создания собственной семьи это семья мишутки. Другой семьи  орёл никогда не признает. Он, орлёнок  Пэрсей, из семьи Пэра. Хорошо, что мишутка Пэр, хоть и медведь, но орёл, знает орлиный язык и орлиные обычаи. И вообще, хорошо, что Пэр существует на планете Мишьен! Персику тоже нравилось жить, и он был согласен, что жить хорошо это прекрасно!

А жил мишутка всё лучше и лучше. Дел прибавилось, с появлением первенца.   Его надо было кормить, петь с ним песни, рисовать его на фоне Орлиных гор. Да и самому теперь можно было питаться гораздо лучше. Это тоже отнимало значительное количество времени.

На третий день после первого орлёнка появился второй! Видимо, его привлекало хоровое пение. И он тоже, едва разбив скорлупу, заголосил вместе с медвежонком. Это был шикарный хор, первый орлиный хор на Медвежьих землях. И опять Вела почти весь день отсутствовала!  Персик уже понимал почему. Он вспомнил, что есть такой иностранный термин – «imprinting» или, если переводить на простой медвежий язык – «запечатление».

Вообще, дурацкие иностранные, ничего не значащие термины, претили сознанию медвежонка. Он был достаточно умён, что бы  перевести не слово, а смысл  того, что стояло за этим термином. А стояла за ним простая самоидентификация  новой личности. Опять дурацкий иностранный термин «самоидентификация»! Правильно это событие можно было трактовать как  вступление в семью, в род. Согласование  обычаев и представлений этой семьи, этого рода с  той картинкой мира, которая открывается взору и сознанию птенца.  Орлята были из рода орлиного, а семья у них была медвежья!

Это  открытие потрясло Персика. Он сам был из рода медведей, а семья у него была… Тут медвежонок крепко задумался и даже перестал горланить песни. Но первый орлёнок его стал щипать клювом, и медвежонок бросил думать думы свои и занялся делами. Орлят надо было как-то называть, что бы они откликались на свои имена.  Ещё надо было их учить грамоте, двум языкам – медвежьему, языку семьи и орлиному – языку рода.

Первый орлёнок уже умел говорить кое-что, на обоих языках. Выучился за три дня. А второй пока только пел. И надо же, первый заявил, что второй орлёнок не нужен, мол, мелкий, слабый и плохо поёт! И это когда тот ещё не до конца вылез из гнезда! Откуда придумал?! Или это врождённая программа уничтожения любой конкуренции?!

Не зря говорят о тяжести медвежьей лапы! Первый её тут же ощутил, сказав слова о ненужности второго орлёнка. Персик, не раздумывая, стал на путь строгого медведя-воспитателя! А первый орлёнок  только нахмурился, замолк и раздулся возмущённо в размерах. Не слезинки не было в его орлиных глазах, зато ненависть и презрение  были видны  невооружённым взглядом.

-Будешь злобствовать – кормить не буду! – Довольно улыбаясь  объявил медвежонок. Ему начинал нравиться характер орлёнка.- Мы – одна семья! И мы слабы настолько, насколько слаб самый маленький и слабый из нас. Поэтому, надо помогать слабым в семье, для того, что бы они становились сильнее. А наша семейная сила – это сумма всех наших сил! Поэтому, даже самый слабый в семье делает семью сильнее. Бросай ты эту глупость орлиную, быть одним, одиноким. Я вот, например, был в прошлом году самым слабым медвежонком в Душистых Мишках.

У первого орлёнка округлились глаза,  хотя он безусловно верил Персику, но понять не мог, как такой сильный, самый сильный, по его мнению, орёл Пэр мог быть самым слабым! Он даже злится на второго орлёнка и Персика забыл и, по этой причине, перестал.

-Сила это понятие относительное, - продолжал воспитывать орлят медвежонок. – Если меня не кормить месяц, а тебя кормить  много, ты станешь сильней меня!

Первый орлёнок тут же взвыл дурным голосом: «Дай еды, есть хочу!». Второй орлёнок  повторял его слова.  И возникло единение орлиных желаний. Желание как можно быстрее стать сильнее Персика!  Медвежонок покормил обоих орлят, причём второму давал чуть больше пищи. Первый не возражал. Семья должна быть сильной! Но каждый из орлят хотел стать самым сильным в этой сильной медвежьей семье. Обогнать по силе и росту Персика, а потом его, Персика, уже хорошо кормить самим, чтобы семья была сильней!

После  обильного обжорства орлят, иначе и назвать эту  хорошую кормёжку было сложно, Пэр  начал обучать своих питомцев новой песне. «Ты должен быть сильным…» - такие слова были в ней. Песня очень быстро была выучена и с большим энтузиазмом распевалась весь день. Крылья и лапы отбивали такт.  Перерывы были только для совместного обжорства!

К вечеру  усталая Вела прилетела и села рядом с весёлой компанией. Песню сначала пели на медвежьем языке. Потом выучили на орлином языке, и пели по очереди оба варианта.  Когда Вела услышала на знакомом ей языке «Мама, мы все тяжело больны, мама, мы все сошли с ума!» в её глазах появился испуг.

Но, закончив пение, Пэр вступил с ней в беседу, и  она скоро успокоилась, поняв, что это только слова песни, а не крик души! Хотя,  ещё год назад, если бы ей показали картинку происходящего сейчас, она бы точно решила, что сама сошла с ума. А так, всё это,  её жизнь сейчас и то, что она видела, уже становилось привычным и обыденным. Орлята, сильно уставшие за  день, сразу заснули. А орёл Пэр и орлица Вела  подводили итоги дня.

 

Пэр похвалил Велу за трудолюбие.  Было уде запасено очень много рыбы. Да и новых веток для гнезда было принесено немало. Но Персику надо было ещё! Вот ведь какой неугомонный и хозяйственный оказался медвежонок. Вела, хотя и сильно уставала, была очень этим довольна. Среди других орлов она таких хозяйственных и запасливых ещё не встречала. Значит, орлята будут жить в сытости и достатке.

-А есть ли у орлов письменный язык? –Спросил Персик.

-Нет, я не знаю об этом, - ответила Вела.

-Вас мама не учит писать и читать сразу после рождения? Когда вы ещё слабые, что бы убежать от этого дела?! А потом уже самим интересно становится.- Рассуждал медвежонок.

-Нет у орлов такого.

-Теперь будет! Я создам орлам письменный язык и напишу на орлином языке книги. Орлы  достойны иметь историю своего народа, написанную на орлином языке! – пафосно заявил медвежонок.

- Как ты назвал орлят? – Спросила орлица.

-А как называют обычно орлы орлят?

-Обычно орлят называют на три буквы. Начиная с согласной. У тебя оба орлёнка Орлы! А орлиц называют на четыре. Например, в гнезде  сидят Дым и Дума. Или Дума и Дама, или Дум и Дым. А пока маленькие  ещё, их зовут Думка, Дымок, Дамка. Но нехорошо орлят называть на ту же букву, что и родителей зовут. Почему-то так не принято у орлов.

-Тогда пусть  будет так. Первого назову Бам, а второго Бум. Ты не против?!

- Бам, сын Пэра. Бум, сын Пэра. Достойно звучит!

-Бамик и Бумик, тоже не плохо! Не обязательно быть им Пэрсеями.

 

Вела  была согласна с именами орлят и улетела спать. Но прилетел Бел. Обсуждали орлы день прошедший. Заговорили о создании орлиной письменности, и  Персик предложил буквы использовать из медвежьего языка для этого, выдумывать новые было некогда.  Звуки  же должны быть орлиными. Договорились вместе создать письменность орлам. Бел давно об этом думал, мечтал. Он  читать умел на медвежьем и енотовом языках!  Но одно дело думать, а другое дело создать новый письменный орлиный язык. Бел как-то робел перед такой задачей. Так что на закате, после тяжёлого дня у орлов Пэра и Бела появилось ещё одно дело. И в тот же вечер, переходящий в ночь, были подобраны и записаны буквы, передающие звуковой ряд орлиного языка.

Под это дело Персик потребовал , чтобы Бел ему принес ещё картону и карандашей от Енота. Письменность требует письменных принадлежностей!  А заодно отнёс  бы орёл картины в сухое место, в медвежий дом, что бы не портились под дождями. Бел пообещал это сделать завтра, забрал груз для Просто Енота и улетел спать.

Звёзды светили Персику вместе с  луной. Несмотря на трудный день, спать абсолютно не хотелось. Медвежонок чувствовал себя подлинным Куинджи, рисуя при лунном свете свои прекрасные Орлиные горы, своё гнездо, где спали его орлята и свою прекрасную Медвежью Землю, где ему так много было надо успеть сделать!

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА