Опубликовано: 11 января 14:50

Жизнь без городов. Мишьен

8.МО.01

У медведей нет городов и князей. Совсем нет.

Зато есть Душистые Мишки!

 

Многие думают, что Душистые Мишки – это одна деревня. Душистые Мишки – это образ жизни. Всё, конечно же, начиналось с одного поселения медведей.

Обычно, в стародавние времена, медведи раньше жили где попало.  Территорию, которую считали своей, метили обцарапыванием деревьев.  Но, как тут не мудри, родственные медведи всё же составляли определённые кланы или роды.  И брат медведь брата медведя лишний раз поколотить не хотел, а иногда даже братья мишки  хотели помочь помогали друг другу. Не то, что орлы-индивидуалисты, гораздо дружнее жили всегда медведи.   А порой, мишкам хотелось пообщаться, себя показать, на других медведей посмотреть. Мишки иногда очень даже общительные бывают.

Такое место у каждого рода медведей было своё. Своя родовая полянка, место где несколько раз в году собирался весь род, представляли новых народившихся мишуток, решали общие проблемы. Но род родом, а интерес к другим медведям никто не отменял. Особенно яркий интерес был по весне к обаятельным медведицам. Все мишки, по большому счёту, родня.   И стали  делать они  города – огораживали территорию камнями и стволами деревьев. И  эти города были ничьей территорией, местом встречи и беседы, причём мирной, мишек. Хотя иногда и дрались особо неугомонные медведи и в городе, но редко такое бывало. Хочешь драться – иди в лес. Такое у мишек правило. В городе ни одному мишке в голову не приходило долго оставаться. Чужое место это города, хотя и общественное место. Всё сообщество близко живущих медведей его создавало. Никто никогда из нормальных не говорил : «Мой город!». Зато любили говорить: «Мой лес, моя река, моя сопка…» Город, по определению, не мог быть чьим то, так эти города были изначально задуманы.

А где город, там и хозяйство приходилось держать, какое-никакое медвежье хозяйство. Рыбу, ягоду хранить – не бегать же за едой, когда неспешно беседуешь с незнакомой молоденькой медведицей, а вдруг резко захотелось поесть! А не доешь, оставишь без присмотра, стянет зверьё мелкое, и сожрёт!  Когда все медведи из города разойдутся по своим делам, сразу набеги белки, бурундуки и прочие хорьки делали. Даже голодные волки заглядывали, мышей им мало! Всё собачье племя ищет где бы что украсть! Опять тащи новые запасы, корми всякое зверье неизвестное. А лень ведь! Вот и придумали, старых, бессемейных или из захудалых медвежьих родов медведей на хозяйстве оставлять. Особенно ценились шатуны, те и зимой не спали, всё шатались по городу. Им  еды достаточно за эту службу делу всех медведей  давали. А они запасы охраняли. Бездомные, бедные медведи очень ценили возможность сыто и беззаботно пожить в городе за общественный счёт.  Для потехи, сытые родовитые медведи, что бы не запоминать имя бедолаг- охранников, им одну общую кличку придумали: «князь».

Ещё бездомных приблудных медвежат называть стали «княжеское отродие» или, он мол, «княжеского роду-племени». Очень обидно таким медвежатам было. Не было тогда у медвежат-сирот табличек и всеобщего уважения, никто не давал им мёдики! Их любой мог обидеть. Бросить кусок рыбы и сказать: «Ешь, князем вырастишь!». Горькие слёзы роняли медвежата, но ели. Им надо было выживать. Многие потом из безродных медвежат  в медведи–шатуны шли, а потом и князьями становились при городах. И злобу копили, на свою тяжкую судьбу.

Шло время, городов становилось в Мишьене всё больше и больше – мода такая пошла, общаться всем хотелось. Медведицы молодые повадились красоваться по городам, а медведи бороться и танцевать – силу свою показывать всем, хвалиться.  Некоторые князья стали требовать со всех медведей, заходивших в город  дань – мол, мало еды в городе,  дайте! Кто давал еды, по доброте душевной, а кто и в морду давал князю-дармоеду. Что бы тот не наглел и своё место знал.

Некоторые князья набрали себе ватаги медведей-шатунов  без роду и племени. И толпой этих бездельников и дармоедов стали побивать не дававших им дани добродушных мишек. Более того, ближе к зиме стали ходить и дань требовать с готовившихся ко сну медведей. Вы, мол, спите, давайте нам на пропитание, мы из-за вас не спим! А кто не давал, тех стали со свету подло сживать. Договорились с волками позорными и показывали им медвежьи берлоги лютой зимой. Волки грызли беззащитных сонных мишек, а  князья брали себе всю новую и новую силу. Мишки же очень невзлюбили за подлости такие волков и весь их собачий род.

И пошла по Медвежьем Землям эта напасть – города с князьями-вымогателями. Самое обидное, сами это всё мишки выдумали и сами этих князей выкормили. А те стали вроде волков, чужими медвежьему народу, врагами в медвежьей шкуре. И так обидно мишкам добропорядочным от этого сделалось, что они сговорились, и в одну зиму, собравшись вместе,  неожиданно напали на города, извели всех этих князей, волков их прикормленных и разрушили города окаянные. Некоторые князья были смущены этими событиями  и даже успели убежать. А убежав из Медвежьих Земель, стали говорить, что их смутили смутьяны. И города стали строить новые по всему миру, и порядки прежние чинит в иных землях. Так, городские порядки, не прижившиеся на Медвежьих Землях,  из-за их несправедливости, утвердились везде, по миру.  А медведей князья эти стали звать дикими у злобными, за то, что медведи их выгнали и не пожелали кормить. И лишь территория медведей свободна от  этих самых городов и их мерзких порядков. А времена, когда избавлялись от городов и князей мишки теперь называют временами Смуты. И городов у мишек больше нет, князей тоже нет. Зато пословица сохранилась: «Из грязи да в князи!».

Но встречаться и веселиться мишкам же где-то надо?! Вот и придумали они деревни.  И не просто какие-нибудь там захудалые деревни, а Душистые Мишки.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА