Опубликовано: 17 января 20:37

облачный замок. рассказ

Она держала в руке две продолговатые голубые капсулы. Внутри прозрачной оболочки явственно различались мелкие крупинки. Девочка осторожно потрогала капсулы пальцем. Слабый неоновый свет заполнил их пространство.- Девочка моя, доченька, это наше последнее средство. Ты должна сделать это и тогда....- Я знаю мама. И тогда я смогу вернуться. Я все знаю, мама, но мне страшно, - тихо произнесла она.- Не бойся. Ты же веришь мне. Я так люблю тебя, так хочу, что бы ты опять оказалась дома. Так хочу обнять тебя! - голос женщины дрожал и вибрировал.- Мама, мама!- она закрыла лицо рукой и зарыдала.- Ну, что ты милая, все будет хорошо. Не плачь, я прошу тебя!- Мама, я боюсь, - шепотом сказала она. - Все так странно....Связь прервалась. Девочка разжала руку. Капсулы все еще светились.В Облачном замке сегодня, как, впрочем и всегда, было тихо. Из окна своей комнаты девочка видела вершины далеких гор в белом одеянии перистых облаков. Слабый ветерок раздувал легкие занавески, белые и прозрачные. Воздух был влажный и прохладный, дышалось легко и спокойно. Белая комната утопала в полумраке. Все здесь было белым, и кровать, стоявшая в нише, и маленький столик у стены, и стул, на спинке которого весела ее мягкая, теплая накидка, она тоже была белая.Шел двенадцатый день ее заточения в Облачном замке. Все это время она провела здесь, в этой комнате. Тишина и покой окружали ее. Ничто ее не беспокоило, дни были похожи один на другой. И только одна ниточка связывала ее с другим миром, неустанно напоминая ей о том что, она должна вернуться. И этой ниточкой был голос ее мамы. К сожалению, связь с ней была односторонней, но к счастью почти непрерывной. Утром, днем, вечером - она всегда могла поговорить с мамой. Долгие разговоры с ней делали ее пребывание в Облачном замке не таким грустным и одиноким. Иногда она слышала разговоры других людей, но они говорили не с ней, а просто переговаривались между собой. Из этих разговоров она и узнала про эти голубые капсулы. Вчера утром девочка нашла их на столике рядом с кроватью.Капсулы все еще светились. Голубое мерцание завораживало и успокаивало. Она подошла к окну. Туман закрывал все пространство. Девочка вышла на балкон. Массивные, довольно высокие перила отгораживали ее от бесконечного пространства. Перегнувшись через них она попыталась рассмотреть через разрыв в облаках маленькую светящуюся точку. Где- то там был ее дом, там ждала ее мама. Но попасть она могла туда только одним способом.Девочка вернулась в комнату и подошла к маленькому столику у стены. Налив из графина воды в высокий узкий стакан, она присела на краешек стула и задумалась. Глубоко вздохнула и аккуратно опустила две голубые капсулы в стакан. С шипением они растворились и через несколько секунд вода в стакане превратилась в мелкий, бархатистый песок, который светился так же, как капсулы, только цвет из голубого поменялся на ярко синий. Медлить было нельзя, иначе препарат потеряет свою силу. Поставив стакан на стол, она быстро скинула с себя белую длинную рубашку, опять взяла со стола стакан и высыпала его содержимое посередине комнаты. На белом блестящем полу горка синего светящегося песка смотрелась очень красиво. Все основное было сделано, и она решительно шагнула в самый центр синего свечения.Узкие синие змейки побежали по ее телу. Сначала по ногам, потом вверх по животу, плечам, спине и в конце засветились и под кожей на лице, загорелись синими искорками в зрачках. Страх исчез, и на лице у девочки появилась блаженная улыбка. Несколько минут она тихо стояла пока свечение не исчезло. Она посмотрела под ноги. Синего песка не было; он весь растворился в ней. Надев рубашку, она легла в кровать. Очень хотелось спать.- Мама, - уже закрыв глаза, шепотом произнесла девочка. - Я все сделала.- Хорошо, милая, я буду ждать тебя. Мы все тебя ждем. А теперь поспи. Я люблю тебя.- Я тоже очень люблю тебя, мамочка.Девочка уснула. Облачный замок погрузился в ночную тишину. Все обитатели его мирно спали в своих кельях. Лунный ветер развевал легкие занавески, а в теле девочки уже начался процесс обновления, ее сны все больше приближали ее к дому. Смешной огромный, плюшевый слон, которого ей подарили родители на шестилетие. Он еле поместился в ее комнате. Огоньки на елке, радостная суматоха и подарки под елкой утром. Мамины грустные глаза, когда ее дочку не приняли в театральную студию. Веселая возня с котенком, шумные завтраки на кухне, мамины блинчики с клубничным вареньем, сильные папины руки. Все эти воспоминания или сны были ее проводником в обратную сторону. Пока она видела их и помнила, у нее был шанс вернуться домой.Утром девочку разбудил маленький солнечный лучик непонятно как пробившийся сквозь туманную завесу. Открыв глаза, она поняла, что с ее телом что-то произошло. Какое-то странное ощущение то ли покалывания, то ли щекотания чувствовалось под рубашкой, на спине, в области лопаток. Она просунула руку под ворот рубашки и стала ощупывать свою спину. "Вот оно что!" - подумала она. Ее глаза радостно вспыхнули. Вот какое превращение произошло с ней. Теперь она поняла, как сможет вернуться домой. Выбежав на балкон, она опять посмотрела вниз.- Мама, я все поняла! Я больше не боюсь!Долой рубашку. Что за чудо! За спиной с шорохом распахнулись два огромных белых крыла. Легкие и невесомые.  Забравшись на перила и распахнув крылья она отчаянно и радостно кинулась вниз. Ветер развевал ее волосы, дыхание перехватывало. Она даже не обернулась. Только вперед и вниз к заветному огоньку родного дома, к маме и папе. Домой! Она зажмурила глаза. Скоро она будет дома.От ветра, а может быть от счастья, из под закрытых век девочки выкатилась слеза. Ресницы затрепетали, затем последовал шумный вдох. Людмила Петровна вздрогнула и проснулась. Еще одна ночь, проведенная рядом с кроватью дочери в палате интенсивной терапии, сделала ее нервы тонкими и чувствительными. С тех пор, как ее единственная дочка находилась в коматозном состоянии после несчастного случая, она почти ни на минуту не оставляла ее, все говорила и говорила с ней. И хотя врачи не давали надежды, она не могла поверить, что ее единственная любимая Машенька навсегда покинет ее. Двенадцать дней отчаяния и надежды, как двенадцать долгих месяцев.- Маша, доченька... - тихо позвала она.- Возвращайся, мне так без тебя плохо....Маленькая слезинка догнала первую, и соединившись с ней скатилась по щеке девочки.- Милая моя... - и она осторожно прикоснулась к щеке дочки, та вздрогнула и открыла глаза.- Мама, - еле слышно прошептала она. - А почему ты плачешь? Где я?- Все хорошо, Машенька. Теперь все будет хорошо. Мы поедем домой, папа нас там ждет, - она плакала и улыбалась, держала ее за тоненькую ручку и целовала ее влажную ладошку.На следующий день Машу перевели в обычную палату, а через неделю она счастливая с мамой и папой ехала домой. Во дворе, когда она выходила из машины, ее вдруг накрыло облако из белых перьев. Огромное облако. Они кружились, и Маша вспомнила как стояла на краю с распахнутыми белыми крыльями за спиной. Но это воспоминание было таким зыбким и далеким, что уже через несколько минут только белое перышко в ее руке смутно напоминало ей о путешествии домой из Облачного замка.7.08.2013.

культура искусство литература проза проза любовь, фантазии, мечты, рассказы
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА