Опубликовано: 26 января 11:55

Непобедимый Ёжик – Властелин русского подлесья (8).

  

            ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ, ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ.

 

            ФАБУЛОВСКИЙ ПЛАЦДАРМ.

 

 

   После своего безотрадного бегства из осаждённого Кобургберга Конкордия Браниславовна (Ко бра) назначила прощальный военный совет в селе Фабуловка.

 

   В избу, выделенную под штаб, битком набилось служивого люду. Сильный одуряющий дух пороха, конского пота и скипидара, пропитавший ковры, развешенные на стенах, и витавший в воздухе, неприятно бил в нос резким запахом. В комнате царила напряжённая тишина, все ждали гневного разноса со стороны атаманши заговорщиков, готовой обвинить кого угодно в неудаче кроме себя самой. И это случилось:

 

   — Но почему Реликтовый Гоминид не пожелал признавать, что он связан тройственным союзом со мной и баронетом?! — вполне ожидаемо остервенела Кобра, найдя хоть кокой-то мало-мальски сносный аргумент своему поражению.

 

   После нескончаемой тирады, отведя уязвлённую душу на подчинённых, она предалась горестным раздумьям:

 

   «За что же судьба отвернулось от меня, позволив растоптать моим врагам все мечты о короне»?

 

   Не кажется ли Вам, дорогой мой читатель, что судьба – самая развесёлая из всех фантазёрок, способная посулить многое одним, с тем, чтобы после позволить превзойти их более искусным и достойным, превосходя дольнее хитроумие и предусмотрительность собственной прозорливостью, отбрасывающей все прочие планы? Так, что же она ответила, оцепеневшей в ожидании,  словно испуганная кобра, раздувающая свой капюшончик, неутешной Конкордии Браниславовне?

 

   Вдохновляемый не низменными мыслями о грядущем богатстве и власти, а красотой самого благородного подвига во благо народа и свободы Родины, благодаря Бога за испытание, ниспосланное на пути к этой цели, Непобедимый Ёжик одерживал победу за победой, ведомый гением стратегии к блистательному триумфу!

 

  

 

               ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ, ЯВЛЕНИЕ ОДИНАДЦАТОЕ.

 

               ПРАЗДНИК В ОСВОБОЖДЁННОМ КОБУРГБЕРГЕ.

 

 

   После восстановления законной власти Непобедимый Ёжик провел несколько мероприятий в интересах беднейшего населения, больше других пострадавшего от потрясений произошедшего, после чего, укрепив свой дух благороднейшей любовью к сынам Отечества, простил врагов, даровав им амнистию и разрешая вернуться всем изгнанникам.

 

   Узнав  о прощении, Кобра и Старый Филин немедля возвращаются из ссылки, с надеждой сохранить остатки собственного имущества (бордели, наркопритоны и прочие злачные местечки, дававшие баснословную прибыль их владельцам и сеявшие плевелы порока и греха, растлевающие малодушных, неспособных отличить добро от зла и добродетельное от низменного, притупляя их разум и разлагая тело).

 

 

Перехворала страна коммунизма недугом,

 

Силы народа с горячностью юной спалив.

 

С запада новым поветрием веет зараза –

 

Англо-саксонской бациллой роящийся либерализм.

 

Сонм доморощенных лейдэров, даунов, штаров

 

Мнит будто формулу мироустройства страны

 

Расшифровали, накинув лекала и схемы.

 

В чём же искус здесь, а в чём здравомыслья зерно?

 

Дух либеральный основан на принципах права,

 

Разуме твёрдом в свободе, где доллар царит.

 

Нищего грош или Ротшильда тучные вклады,

 

Равно хранимы чиновником честным до слёз.

 

Как, разве вы не узнали Отечество в речи?

 

Нет? Вот и я параллели не счёл ни одной!

 

Цель, что рассудком избрали – ясна, благородна.

 

Будет ли с жизнью народа созвучна она – вот вопрос?

 

 

   - Прекрасная речь, господин Ёжик! – произносит, стоящий рядом, среди праздничного народного собрания, Реликтовый Гоминид.

 

   - Друг, вы достойны счастливой жизни. Для этого у вас есть всё в избытке, пожалуй, кроме наглости и плохих манер. Желаю вам удачи в любви с Лесной Феей, - отвечает Непобедимый Ёжик.

 

   - Любовь – это вечное бескрайнее блаженство!

 

   -  Я надеюсь, что ваша взаимная влюблённость с Феей перерастёт в нечто более серьезное, и вы оба будете счастливы.

 

   Народ ликует в восторженной неистовости.

 

   Через толпу с трудом пробивается к трибуне хрупкая женщина, держащая в руках конверт, перевязанный голубой ленточкой:

 

   - Господин Ёжик!..

 

   - Пустите! Да пустите же!

 

   - У меня к нему прошение.

 

   - Господин, во имя памяти убитого аббата де Ниссюка, прошу, выслушайте меня!

 

   Ёжик оборачивается:

 

   - Что у вас ко мне? Вы знали погибшего? Кто вы?

 

   - Я Хельга… я жена аббата… я жду от него ребёнка. Прочтя содержимое этого конверта, вы узнаете тайну, поведанную мне перед гибелью аббатом де Ниссюком. Она касается судьбы нашей страны и моего будущего ребёнка – всё здесь.

 

   Она передаёт ему послание де Ниссюка.

 

   - Я обязательно с этим ознакомлюсь. Хорошо зная вашего бывшего… возлюбленного, безвременно отошедшего в мир иной, поверьте, я уже заранее на вашей стороне.

 

   Он читает прошение вдовы.

 

   - Вы удивительная женщина, Хельга. Потеряв аббата де Ниссюка, вы написали много добрых слов обо всех и не единого дурного слова о врагах! Обещаю, что не оставлю своим попечением семью верного де Ниссюка. Примите вот это на похороны и отпевание, - передаёт кошелёк звонкого серебра.

 

   - Вы так великодушны, господин Ёжик!

 

   - Его смерть не была напрасна. Посмотрите, как счастлив народ, избавленный от тирании изгнанных им узурпаторов. Утешьте своё горе мыслью об этом.

 

   - Если вы того желаете, я последую вашему совету. Благодарю за заботу!

 

   Ёжик обращается к прекрасной Анне:

 

 

- Жизнь солдата лишь миг,

 

Только молнии вспышка,

 

Озарившая подвигом мир,

 

Тихо дремлющий ночью 

 

Мещанства порочно-сытого.

 

Слава дружбе солдатской, вовек!

 

Неподкупную, крепкую, верную дружбу

 

Испытаешь войной и нуждой.

 

Нет, я не забыл желания любить жизнь.

 

Чистоту, беззащитную, молящую о крохе времени.

 

Тишину, шепчущую о любви, ветерка дуновением.

 

Тот город белый, залитый солнцем,

 

Где я когда-то родился…

 

Как дивно звучит твоё имя, любимая Анна!

 

 

   - А сейчас, налейте-ка мне пунша! Да, побольше! Надеюсь, его хорошо остудили?

 

 

- Люди, с праздником светлым всех вас!

 

Славить будем родной Каганат –

 

Кобургбергщину нашу святую

 

Где бы мы ни скитались сейчас!

 

В Ингерманландии ли дождливой,

 

В Папуасии Новогвинейской

 

 Или дома, на Родине –

 

В Коацакоалькоссе!..

 

 

Леди Анне, вполголоса:

 

 

- Любимая, ты вспоминай в своих молитвах обо мне,

 

Перед иконою Казанской Богоматери...

 

Прошу…

 

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА