Опубликовано: 31 января 15:42

А вам слабо?

10.Д.М.01

 

Про «Слабо»

 

«На слабо» берут очень многих. Это очень просто, взять кого-то «на слабо». Главное, что бы было чувство вины, за что-нибудь. Или боязнь показаться слабым, с точки зрения того, чьё мнение тебе важно.  И эмоциональная реакция, со стороны окружающих. И тогда ты уже действуешь не по собственной воле, не согласно решениям своего разума, а согласно чьей-то другой воли. А это крайне опасно, ведь ответственность за свои поступки несёшь ты, а не тот, кто побудил тебя их совершить своими эмоциями и мыслями.

Мне повезло, мне папа  в раннем детстве рассказал, почему у меня нет дедушки. Про дедушку со стороны мамы я знал – его убили на войне немцы. А вот  папин отец был жив, здоров, на войне не пострадал. Но случай, очень простой и фатальный, лишил меня дедушки.  А дедушку мне так хотелось, одна бабушка была, но я как-то с ней не чувствовал близости духа, не дружил.  А дедушки, да ещё со стороны папы, мне не хватало. Он бы мне мог многое рассказать, о той жизни, которую прожил.

А дело было так. Дедушке вырезали аппендицит, швы вроде бы срослись, всё было хорошо. Дедушка ходил на работу, вёл учет чего-то там в своей деревне. Пришла машина, её,  то ли нагружали, то ли разгружали. Мешки по пятьдесят килограммов таскали  женщины. В те времена и женщины были крепче, и мужчин мало оставалось. С войны многие мужчины не вернулись. Дедушка с виду был очень крепкий и сильный. Но вёл учёт, считал мешки. А шофёр был этим возмущён, мол, женщины надрываются, таскают,  и как тебе не стыдно им не помогать. Сам шофер помогал в погрузке-разгрузке своей машины и от других хотел того же.

Дедушка  не подумал, о том, что  всего пару недель прошло после операции, и стал помогать. Шофёр, покончив с делом погрузки-выгрузки уехал, а дедушка остался. У него разошлись швы. Посылали за фельдшером, но фельдшер ушёл на три дня в тайгу охотиться. А когда вернулся, то заражение крови было уже не остановить. Дедушка умер. Из-за стечения обстоятельств, из-за того, что повёлся на чужое мнение, эмоционально высказанное. Не подумал о последствиях. Не подумал, что его внукам будет его не хватать. Его просто взяли «на слабо».

Как это ни странно, но история твоей семьи и твоего рода оказывает влияние на твою жизнь. Я не раз, так или иначе, вспоминая дедушку, прокручивал в голове историю его смерти.  Не то, что бы я планировал учитывать этот печальный опыт в моей жизни, но  об этом как-то помнил. Это уберегло меня от ряда случаев, когда меня тоже брали «на слабо». Трактовка произошедших событий может быть разной, но то, что я эмоционально не повёлся, это заслуга во многом моего отца, печальный опыт моего дедушки.

В середине девяностых в Москве, да и во всей России, были лихие времена.  И случай на улице у метро был типичным проявлением атмосферы тех времён.  Три здоровенных скинхеда набросились на глазах у многочисленных прохожих на китайца. Китаец и не думал вступать с ними в драку, выворачивался и убегал.  Прохожие орали, что бы все прекратили драку. Но никто не вмешивался сам.   В какой-то момент, все четверо оказались близко к нам. Я шёл вместе со своей забавной женой. Я тогда ещё  не знал, что она забавная.  Я автоматически прикрыл её собой. Кулаки летали рядом с нами, но нас не касались.  Я считал, планировал, кого, если заденут нас, мне бить первого, кого – второго.  Расчёты были не в мою пользу. Никак бы я не справился со всеми тремя бойцами. Китаец в расчёт не брался, он бы точно сбежал.

Достигнув своего – свалив китайца на землю и немного его попинав, ребята с бритыми головами ушли.  Китаец особо не пострадал – дело было зимой, одежды на нём было достаточно. Да и юркий был парень, изворотливый. С моей точки зрения, всё хорошо закончилось, без трупов, по крайней мере. Но остро чувствовалось недовольство жены, она так хотела, что бы её «герой»-муж защитил   этого китайца, я это просто кожей чувствовал. Она возмущённо молчала всю дорогу до дому.

Дома я ей объяснил, что очень хорошо, что нас кулаки не задели, а то бы пришлось драться. Но у неё было другое мнение. Она считала, что я трус, что я был  просто обязан защитить китайца. Первая трещина в её любви ко мне была  образована в тот день.

Я же  не мог с ней согласиться. Я никому ничего не должен, особенно китайцу. Мне её глупые измышления о храбрости и долге, которые она пыталась беззвучно транслировать мне, казались смешными и очень далёкими от реалий  жизни.  Простой баланс ситуации показывал, что  при произошедшем, побит слегка был один китаец. И то не сильно побит. Опять же, абсолютно не понятно, за что они его били. Негр рядом был, его же не били!  А лезть в чужие разборки глупо по определению, сам же виноватым окажешься.

Если бы они ударили, не имеет значение, специально или случайно, меня и эту забавную жену,   то я бы ответил. И пострадавших было бы гораздо больше. Мои бы кулаки точно были разбиты, это больно и лечатся потом две недели. Лица бойцов, я надеюсь, тоже бы пострадали. Ну и в ответку,  досталось бы мне, и, может быть,  забавной жене. Хотя она баба крепкая, хорошая бы драка получилась, она бы точно в драку полезла. Многие бы пострадали от бессмысленной бойни.

Я даже засмеялся тогда своим мыслям, что ещё больше возмутило жену.

-Эта мразь будут думать, что они сила, могут делать что хотят! –Высказалась жена.

-А что же ты сама в драку не полезла? – Парировал я. – Объяснила бы им кулаками, свою правоту.

-Мужчина должен драться!

-Я готов драться за свою семью, детей, за себя, за друзей. Но не за неизвестного мне, да к тому же не защищающего себя китайца!

-Трус ты. В следующий раз буду драться я!

-И в этот раз могла, я бы за тебя вступился.  И повод был бы хороший, я бы защищал свою жену. И легче бы было их победить, если бы двое на тебя отвлеклись и тебя начали бить. Хочешь драться – так дерись! А у меня повода не было.

Так мы славно и поговорили. Каждый остался при своём мнении, и, что самое главное, я не повёлся на её «слабо?». Не нравились мне те ребята, хорошо дрались, профессионально, да и кто про возможное оружие думал у них, кроме меня?!

Если кто думает, что это было моё единственное испытание «на слабо», то крупно ошибается. Всё время жизнь меня терзает. Недавно «на слабо» пытались меня поймать по поводу вывоза холодильника. Обещал я вывезти, всё приготовил, но такой снег пошёл! А дорога длинная и очень плохая. Взял и перенёс дату. Сколько же эмоций было высказано. Но я сдержался и эмоционально не поехал. Стоимость вывоза холодильника не соотносима со стоимостью ремонта машины. На следующий день прекрасно всё вывез!

И дальше буду стараться не попадаться «на слабо». Пусть я не выполняю свои обещания в сроки, выгодные другим. Я сам решаю, когда, что  и где делать. Эмоции и планы других – это их планы. Пусть сами и реализовывают. Шкала их ценностей – не моя шкала. И нечего меня брать «на слабо»!

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА