Опубликовано: 19 февраля 13:34

Валерий Семёнов, Пьеса№5 "В ожидании чуда"(часть-1)

Валерий Семёнов, Пьеса№5   "В ожидании чуда"(часть-1)

 

 

25.12.17г.   Пьеса№5   «В ожидании чуда»

 

Действующие лица:

 

Сергей-пенсионер, руководитель театральной студии для взрослых.

Александра-пенсионер, студиец.

Виталий-пенсионер, студиец.

Татьяна-пенсионер, студиец.

Наталья-пенсионер, студиец.

Марина-пенсионер, студиец.

Ирина-супруга Сергея.

 

(Все исполнители сидят на сцене, на тёмных кубах, в полутьме и во время сцен с их участием, высвечиваются в своих мизансценах. Между монологами и сценами, в затемнении, на большом экране, на задке, в течении 1-ой минуты, демонстрируется авторский фильм Сергея, «Храмы», под  речитативы и псалмы афонских монахов)

 

МОНОЛОГ НА АВАНСЦЕНЕ(Сергей)

 

Сергей: Сначала я не вписался в эту жизнь, получив кучу болячек при рождении, и так и не поняв, кем же я хочу стать, когда вырасту. Но, послушавшись совета отца, поступил в инженерно-строительный, видимо, ещё и потому, что профессия эта связана с созиданием, а тяга к

творчеству у меня была с детства.  «Актёров у нас, в роду и у мамы и у меня, было пруд-пруди, но никто ни делал это своей профессией, деньги и творчество, вещи несовместимые»-говорил отец- «Получи техническую специальность, за которую можно будет, всегда получить  средства к существованию, а потом делай, что хочешь.» После окончания института, проработав, почти 7 лет по специальности и не найдя ни себя, ни справедливости, я всё же получил театральное образование. Я поступил на работу в театр-студию, где, почти сразу нашёл и себя и цель в жизни. Там мне стало казаться, что этому я смогу посвятить всю, свою, долгую, счастливую жизнь. Но, проработав в театре 11 лет и не вписавшись в очередную перестройку, последовавшую за развалом страны, пришлось уйти из театра. Рынок требовал своего, поэтому спектаклей на потребу публики в репертуаре из 14-ти названий, становилось всё больше, высокого искусства-всё меньше. И потом, надо было, как-то существовать, к тому времени я обрёл семью и у меня подрастал сын, а в театре, тогда платили крохи. Потом была жуткая депрессия и 3 нападения: с ножом у метро Авиамоторная, с пистолетом на Варшавке и наконец,20-ти минутная потеря сознания от удара по голове, сзади, в лифте собственного дома. Самая читающая в мире нация перестраивалась. Через некоторое время стал писать стихи, а затем и прозу, занялся фотографией. Начал публиковать всё это в виртуальной реальности, поскольку ни одна из уважаемых мною, ещё  с советской поры, редакций, бесплатно, печатать меня не хотела и ни один, уважаемых мною театров не хотел ставить мои пьесы. Я был для них  «не формат.» Но сейчас дело не в этом. Я вышел, наконец, на пенсию. Провожу свои творческие вечера и участвую в различных концертных программах, когда зовут. Снова проявилась одержимость театром. Пытаюсь набрать, во дворце культуры, театральную студию для пенсионеров и сотворить, что ни- будь эдакое.  В общем, пытаюсь заявить о себе миру и не славы ради, но во имя славных дел, но пока, получается не очень.. В сухом остатке 3 женщины и 1 мужчина, итого 4 неприкаянных творческих  личности. Уже сделан, для показа мини- спектакль на 45 минут общей продолжительности сценического времени. Мне, уже, не стыдно за него. Теперь, его нужно показать директору дворца. Если ей понравится, она сможет просить в департаменте культуры, штатную единицу руководителя театральной студии для взрослых. Но ей, пока, недосуг. Ожидание длится, уже, больше полугода.

 

                                 

Не востребован весь,

Засуши свою спесь,

Наступи своей песне

На горло, не  лезь,

Не творить, не летать,

Без тебя всё споют,

Пусть по нотам другим,

Без молитвенных пут.

 

Может мир, так и дальше

Пусть ждёт без меня,

Той кончины своей

И пришествия дня?

Может мир, так и дальше,

Готов обойтись

Без моей светлой песни,

Стремящейся в высь?

Может миру не нужен,

Тот светлый поток?

Может мир хочет сгнить,

Как истлевший порок?!

 

Пусть погрузится мир,

Словно осени лист,

В вековую тоску,

В бездуховный каприз.

Пусть умрут все те песни,

Которые есть

И отучиться свет,

Всем светить? Это месть

Всех несчастий земных,

Задушивших в веках,

Все те песни казнённых,

Божественных птах.

 

Видно что -то ещё

Я не понял в пути?

Может я тороплюсь?

Не могу донести

До тех  милых  людей,

Что не видят  меня,

До существ, что не слышат

Мелодию дня?

 

 Распластавшись несу,

 Я, свой крест, как в лесу,

Упираясь в стволы,

Сохраняя росу,

Сам с корнями я рву,

Все превратности сна,

Ведь стоять не могу.

До победного дня!

 

 

 

СЦЕНА-1(Сергей, Александра)

 

Сергей: Ты не представляешь, Александра, какой праздник, у меня был в душе, от того, что,  мне, теперь, не вставать по утрам, на эту гнусную работу, где надо, опять выполнять, чьи то бестолковые приказы, забыв о профессии, выполнять эту пустую работу, ,бездушно повиноваться и без малейшего удовлетворения, решать, высосанные из пальца, проблемы, сооружая очередной доклад на верх. Если бы ты знала, как, от этого, устаёшь ,от этой пустоты, от этой профессиональной и духовной не востребованности.

 

Александра: Ну, ,что же сейчас, уже не радуешься?

 

Сергей: Может быть, я, слишком, спешу и очень многого хочу, скажи?

 

Александра: Успокойся, всё будет хорошо. Ты же, сам, меня, успокаивал, а теперь…Я, вчера, записала, тебя, для выступления на библионочи, в большой детской библиотеке. Вот, тебе, телефон.

 

Сергей: Давай. Вот это, радость .Я, видимо, могу, там и рекламу, кое какую сделать?

 

Александра: Да, естественно. Мария Валентиновна спрашивает, можешь ли, ты, вести, детскую театральную студию, у них.

 

Сергей: Я, с удовольствием.

 

Александра: Вот, тебе и приработок, к твоей пенсии, если всё, будет, нормально.

 

Сергей: Конечно.

 

Александра: Да, я, ещё, говорила, с директрисой детского центра, у «Пятёрочки».

 

Сергей: Так, и?

 

Александра: Вот, тебе, телефон. Я, ей, о тебе, рассказала, она, просила, тебя, позвонить, ей, завтра, в 14-00.

 

Сергей: Ой, спасибо, тебе, большое, что бы, я, без тебя, делал. Ценный, ты, кадр. Я, немного, закис, откровенно, свобода, свободой, но, ни творческой занятости, ни приработка, никакого. Теперь бы, ещё, нашу, студию, двинуть.

 

Александра: Подожди.

 

Сергей: Будем молиться.

 

Александра: Да, конечно. Да, я о тебе и нашему батюшке, отцу Тимофею, рассказывала, он, ведь, тоже, просил, тебя, подойти, как сможешь. Во, дурёха, совсем, забыла.

 

Сергей: Ого!

 

Александра: Только, вот, ещё, что, чуть, не забыла. Меня, Диана Сергеевна вызывала и сказала, чтобы, мы, на  студии, меньше, о постороннем, говорили.

 

Сергей: А, что, такое, постороннее?

 

 

Александра: Ну, она, считает, ни о политике, ни о религии, ни о вере, ни о справедливости, мы не должны, говорить, здесь, везде камеры и нас могут, не так, понять.

 

 

Сергей: Но, ведь, эти вещи, о которых, она, говорит, это, ведь, жизнь, то же, социальная подоплёка, это же, самое главное, без чего, мы не проникнем, ни в себя, ни в роль. И почему, она, с тобой, об этом, говорила, почему, меня, не вызвала? Ну, ладно, разберёмся.

 

 Александра: Ну да, поменьше этого…

 

 

культура искусство литература проза проза Пьеса
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА