Опубликовано: 05 марта 13:16

По неверному льду

Как же надо относиться ко льду — на реках, речках и озёрах — тем более, когда от снега до воды или льда один шаг?

Вот что случилось со мной в начале апреля 1961 года в Алтайском заповеднике. Я возвращался в его «столицу», поселок Яйлю, что на северном берегу Телецкого озера, из командировки и немного опоздал к условленному времени. Лошадь с санями ушла с кордона Караташ в Яйлю за полчаса до меня. Больше транспорта не предвиделось, и мне предстояло пройти не меньше двадцати пяти километров санной дорогой по льду озера. Она делала большой крюк. Я решил срезать его и пошёл более коротким путЁм, вдоль скал солнопёчного, как там говорят, берега. Я надеялся, что успею проскочить опасные места до полдневного распара.

Поначалу идти было хорошо. Алтайские обутки — лёгкие, мягкие, а поверхность льда, накануне растаявшую, прилично подморозило, и она стала, что твой паркет. Часам к двенадцати я подошёл к мысу Ажи. Именно с этого места вдоль берега начинались полыньи, и я на берегу выломал на всякий случай длинную, сухую, но крепкую сосенку. Вдруг провалюсь? Однако в это не верилось.

Ещё часа через два, на подходе к мысу Кобухту, мне стало жарко. На льду стали встречаться лужицы — наступало самое время распара. До Яйлю оставалось всего километра три, но до распара я пройти их не успел.

И тут я обнаружил, что лужицы на снегу не просто растаявший лёд. Я неосмотрительно зашёл на такое место, где он буквально шевелился от моих шагов, тихо шипел и проседал под ногами! Что такое весенний толстый, более полуметра, лёд, знают только те, кто его видел. Под лучами весеннего солнца он распадается на тонкие ледяные вертикальные палочки, совершенно не скреплённые друг с другом. Вылезти, провалившись, практически невозможно, потому что образуется ледяная каша, опираться на которую бессмысленно. Я вспомнил рассказ нашей соседки по посёлку, которая в такое же время и примерно в этом же месте много лет тому назад провалилась и ломалась, как она образно выразилась, до самого берега. «Молодая тогда была, сильная, — заключила она. — Иначе бы потонула». Мне такой вариант не улыбался.

Вокруг всё потихонечку шипело, вода выступала около моих, уже промокших обуток, а я стоял, боясь шевельнуться, и никак не мог сообразить, куда же мне надо делать следующий шаг, чтобы не уйти под лёд. Было очень тоскливо мне в тот момент. Спасти меня никто бы не смог. До посёлка три километра, да к тому же он за двумя мысами и криков моих никто бы и не услышал.

Прямо идти было нельзя, в стороны — тоже. Стараясь ступать туда, где я уже прошагал, словно на минном поле, я начал потихоньку пятиться, пошёл, как там говорят, взад-пятки. Одним словом, как вы понимаете, я всё-таки выбрался.

 ______________________________________________________

Из книги «Про тайгу и про охоту»

Рисунок и фото автора

культура искусство литература проза проза лёд, весна, распар
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА