Опубликовано: 05 марта 16:13

1. Какао.

На Борус. Какао у перевала.

 

        

         Однажды  в моей жизни  мне пришлось пить какао не дома или в кафе, а на морозе в 30 градусов. Вкуснее  какао я никогда не пил. Хотя оно было даже не на молоке, а на воде из снега. Вот как это произошло.

 

          Перейдя Енисей через Саяно-Шушенскую ГЭС, мы сплочённой  группой из четырёх человек уверенно продвигались к первой цели нашего похода. Мы хотели добраться до избушки, в межгорье  системы Борус, недалеко от   Черёмушек, на другом берегу Енисея. Черёмушки – это посёлок энергетиков, обслуживающих Саяно-Шушенскую ГЭС. Честно говоря, не было никакой уверенности, что избушка ещё цела. Последние сведения о том, что избушка «жива и здорова» относились к сентябрю прошлого года, когда её посещал мой друг Игорь Баев. Одиноко стоящие избушки в горах иногда сгорают. А в  конце января при 30 градусном морозе это было бы очень критично для обеспечения выживаемости. Тем более, что время  было послеобеденное, и мы просто физически не успевали вернуться  засветло в Черёмушки.  Одну ночь   мы бы выжили, при неудачном стечении обстоятельств. Была и палатка, и спальники, и тёплая сухая одежда.  Но  планы точно пришлось бы корректировать, и на Борус мы бы наверно не забрались. Ещё был вариант, он всегда возможен, что можно было бы надолго там остаться и без избушки. Но как-то не хотелось  его допустить, не хотелось погибнуть сдуру в горах. 

 

Прямо   на ГЭС, до начала  подъёма в горы,  мы перераспределили  груз согласно уровню физической подготовки участников похода. Примерное представление  о физических данных всех четырёх человек уже определилось за сутки, прошедшие с начала похода.

 

         Я имел некоторый опыт хождения по горам. Всё детство я прожил в горной стране. Но это были домашние горы, родные. И мы бегали по ним совсем по-домашнему, без всякого специального обмундирования. А тут  Западные Саяны.  Тропинка в сторону нашего предполагаемого укрытия была хоженая. Но это ни о чём ещё не говорило. Черёмушкинские любители полазить по горам  не упускали этой возможности в свободное от работы время. Снега вообще, по сравнению с родной Камчаткой,  было мало.

 

Сибирь не  особо богата снегом. Периодически встречались курумники или «каменные реки», которые чернели своими камнями на склонах из под неглубокого снега. Хождение в гору имеет свои плюсы и минусы. В числе плюсов была  низкая вероятность  оступиться и полететь вниз. Ещё было тепло от интенсивной нагрузки,  пока мы двигались, обморожение нам не грозило. Но были и некоторые минусы, например,  мне  пот заливал глаза. Сорок килограммов в рюкзаке тащить в гору это несколько иное, чем тащить те же сорок килограммов по равнине. Но я был в физическом плане подготовлен хорошо, хотя опыта  участия в таких мероприятий вообще не было. Особенно интересным было то, что мы все имели весьма  приблизительное представлением о том, что нас ждет. Ответственным   и безусловным лидером был Игорь Баев - мой друг.  Мы все ему доверяли и слушались, а он был немногословен. Я шёл последним в группе, вёл нас Игорь. 

 

Забравшись на очередную высоту и преодолев крутой курумник, он оглядел критически нас.  Я плоховато видел – очки  были в изморози, пот заливал глаза и испарялся, инеем затуманивая стекла.  Спины впереди идущих людей  давали мне мало информации. Спины как спины, с рюкзаками к тому же на них. Я следил за тем, чтобы не оступиться, и большую часть времени  смотрел под ноги. Особой бодрости впереди я не наблюдал, никого оставлять за своей спиной я не собирался, злобно рычал по поводу любых задержек впереди идущих. Гнал их вперёд. Но Баев что-то разглядел нехорошее и скомандовал привал и разведение огня.

 

Вытоптать снег, сойдя чуть в сторону от тропы, оказалось совсем не просто. Мы  провалились по пояс в снег. Вот тебе и «снега почти нет»!  Снега было, где густо, а где пусто.  Организовав вытоптанную площадку в снегу, мы стали голыми руками (в тёплых рукавицах) без всяких там топоров ломать ветки кустарника. Зажгли огонь, поставили снег в котелке растапливать для приготовления какао.  Приходилось всё время активно двигаться. Мы были в мокрой одежде и очень быстро бы застыли на морозе без движения. Но без рюкзаков  это было не утомительным, даже представляло какой-то своеобразный вид отдыха – динамическую медитацию.  Состояние мышления  тоже было медитативным: одновременная лёгкость и  отстранённость от действительности.

 

  Прямо в огне раскрывались зелёные листья на несколько секунд – так сгорал багульник. Яркая  и очень короткая жизнь весны среди зимы. А потом угли и пепел. Вода стала закипать, и Игорь щедро высыпал целую пачку какао в котелок, добавил кускового сахара.  Кипящий напиток  почти сразу становился пригодным для питья – мороз на улице. Кипящий какао быстро превращался просто в горячий напиток. Мы пили и оттаивали. Становилось веселее, возвращались силы.  В какао попадались мелкие еловые веточки, придавая чуть терпкий вкус - это был напиток богов. Вкусно, питательно, просто. Костер погас. Какао закончилось. Солнце почти скрылось за перевалом. Преследуя солнце, мы минут через пять уже были на гребне перевала.

 

Внизу  простиралась высокогорная долина и виднелся домик. Спуск вниз был без излишней суеты.  Вдруг  из-за огромного камня появилась небольшая группа людей. Они двигались к нам навстречу.  Мы  сошли с тропы, уступая дорогу им дорогу – им еще надо было дойти по свету до Черёмушек.

 

Поздоровались. Старший группы поинтересовался, надолго ли мы и откуда. Мы сказали, что на неделю ориентировочно, из Новосибирска. Информация с его стороны была проста и актуальна. Дом ещё теплый, дров много, но если  мы запасём ещё дровишек, то это будет хорошо, хотя совсем не обязательно. Законы содержания в порядке избушек общего пользования были очевидны и всем известны. Игорь спросил, как провели выходные, хорошо ли отдохнули.

 

-Какое там. Двое тут из  Абакана четыре дня назад  восхождение на Борус вроде делали. Разбились. Мы в субботу пришли в избушку, а она уже выстужена.  А по тропе никто  к ГЭС не спускался, я всегда за следами наблюдаю внимательно. Тела нашли быстро, но, пока следователей и милицию привели, пока выносили  в Черёмушки трупы, мне раз пять бегать туда и обратно пришлось. Вы уж поаккуратнее там, до  субботы никто не придёт, сильно за выходные все утомились, «отдохнули» по чужой глупости, из-за ледорубов за их спинами. – Сказал матёрый руководитель группы.

-Хорошо, постараемся, - ответил Игорь.

 

Пожелав удачи друг другу, группы разошлись. Выйдя на тропу, мы остановились, любуясь закатом.  Цвета в горах при закатном солнце, особенно в  тридцатиградусный мороз, потрясают и приводят в восторг. Предзакатное небо завораживало, и наполняло радостью.

 

А  и Игорь были молчаливы, другие  же участвовавшие в походе разговор со встречными в деталях не слышали, стояли за нашими спинами в снегу у тропы.  А разговор был негромкий. Они очень бурно выражали свои эмоции. Да и было от чего. Почти дошли до места, где так красиво и романтично.

 

А я меня  терзали странные  мысли. Наша борьба с курумниками и перевалом мне показалась  мелкой вознёй. На фоне вечной борьбы жизни и смерти, суровой и равнодушной природы. Но какао, какой  прекрасный и радостный вкус жизни был у  какао!

 Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА