Опубликовано: 07 марта 11:17

Операция возмездия. Закат браконьерства. Мишьен.

33.ОПМФ.03

 

Операция возмездия. Закат для браконьеров.

 

Утром продолжилась  активная подготовка  к диверсионной операции. Сухопутные медведи обследовали берег, делали  скрытные пункты базирования. Определяли ориентиры на местности, сектора ответственности. Обычная рутинная работа.

 

Штабные работники инструктировали  командиров различных подразделений. Орлы, к примеру, впервые принимали участие в сложной операции. Так что проводились тренировки по взаимодействию. Были найдены и приглашены  для беседы все руководители и лидеры местных морских чаек.

 

Им было предложено  щедрое угощение в обмен на простую помощь. Хотя чайки и не входили в Союз Народов, но временный союз с орлами и медведями они заключили. Особенное впечатление произвели  на них конечно орлы. Впервые  за всю историю жизни рядом обратили на них, чаек, внимание. И чайкам было приятно. Мишки часто подкармливают чаек, им не жалко, но и говорить им особо с бестолковыми чайками неинтересно. Так что чайки были польщены вниманием.

 

Беседу с чайками вёл от имени орлов и медведей мышонок –полиглот Федот. Он, наверное, за ночь выучил язык чаек, а, может, знал и раньше. Очень чётко обрисовал тот Федот задачу чаек. По сигналу от орла, специально  приданного чайкам для взаимодействия, окружить судно, а судно это было очень хорошо известно чайкам, и летать всем вокруг него и галдеть, до самой темноты. Чайки легко могли это сделать и согласились, они буквально упивались чувством  своей значимости. Да и угощение от медведей их привлекало.

 

А чаек пригласили только из-за Федота и ставшей знаменитой, благодаря ему, книги «Чайка по имени Джонатан Ленгвистон». Может быть, и среди чаек на Медвежьих Землях есть личности  достойные уважения орлов и медведей?! Раньше ведь и про мышей  со  смехом только говорили. Не понимали даже, почему их так кошки любят.  Пока не познакомились ближе с Федотом.

 

Начало операции было назначено на время, когда солнце  начинает свой путь к горизонту, после обеда, когда все на судне уже слегка утомились, всё вокруг спокойно и бдительность притупляется. Был определён тип судна, его конструктивные особенности. Определена длинна сети, её крепление, время за которое судно проходит ей из конца в конец. Несколько раз были проинструктированы  непосредственные исполнители диверсии и все вспомогательные силы. Всё продумывали до  мельчайших деталей и  прогнозировали возможные  неожиданности.   Но как не готовься, всё равно может что-то произойти, и решать возникшую проблему придётся уже без инструкторов, самому.

 

И  вот настало  время   обеда. Чайки со всего побережья, полетели к судну, стали кружить над ним и галдеть. На судне удивились такому количеству чаек, но  кормить их не собирались. Стрелять и отпугивать чаек тоже было бессмысленно. Гвалт стоял такой, что выстрела никто бы  не услышал, а по глупости своей чайки ничего и не пугались. Ещё чайки гадили прямо на головы рыбаков.  Это браконьерам было неприятно, и они надели на головы капюшоны водонепромокаемых костюмов.  Из-за чаек было плохо видно небо, а из-за капюшонов обзор ещё ухудшился.

 

Судно тем временем развернулось у конца сети, на конце сети был бакен с мигающим огоньком,  и потихонечку легло на обратный курс. Какое-то время браконьеры не проверяли сети, они были недавно проверены. Но потом занялись опять своим нелёгким трудом. А в это время к крайнему бакену на небольшой высоте подлетел дельтаплан и  с него прямо в воду попадали два мурзилки в костюмах боевых пловцов. Это  были два инструктора, ходившие  на суше в чёрных беретах. Они стали споро резать сети на куски, которые могли унести два орла.  Орлы брали  нарезанные куски сети  с двух сторон и уносили на сушу. Сети нельзя было оставлять в море, в них могли запутаться и погибнуть многие  его обитатели.  Работа кипела.

 

 Дельтаплан прилетел ещё раз и сбросил груз и Мурзилку-старшего. Тот ходил по суше в краповом берете.   Груз был надёжно закреплён на бакене, мурзилка обследовал якорь  на дне и сумел его вынуть из грунта. Бакен стал свободно дрейфовать. Привязал к бакену лёгкий трос, закрыл мигающую часть светонепроницаемой тканью. Трос стали тянуть к ушедшим уже далеко вперёд мурзилкам, резавшим сети,  всё те же орлы.

 

Дельтаплан прилетел третий раз  и сбросил к бакену ещё груз и Персика.  Управлял дельтапланом опытный  инструктор-мурзилка, носивший на суше голубой берет.  Грузы были надёжно закреплены на бакене, а Персик и  Мурзилка стали помогать резать сети.

 

Многие думают, что диверсанты живут интересной жизнью. Это и так, и не так. В основе любой военной профессии лежит очень большой труд, изматывающие тренировки. Не факт, что диверсанту в своей жизни удастся совершить много диверсий, но факт, что будет очень много труда, тяжёлого физического труда. Об этом и думал Персик, монотонно разрезая сети. Орлы тоже трудились, доставляя эти сети на берег. Сети были не лёгкие, долго потом отдыхали орлы на берегу от рейса. Но орлов было много. Вернее, все орлы-белохвосты, оставив только орлиц с орлятами в гнёздах, собрались на берегу и чётко выполняли команды медведя-бригадира. А тот  фиксировал время, затрачиваемое на транспортировку сетей,  и уточнял некоторые  планы. Сети резались не так быстро, как хотелось бы.  Но моторные лодки с медведями  были наготове. Остатки сетей, они могли собрать, если бы боевые пловцы не успели их все порезать и  передать орлам.

 

Тем временем на судне кипела работа, судно подходило уже ко второму бакену. Темнело. Зажгли прожектора, работа у браконьеров не прекращалась  круглые сутки.  От воплей чаек и их суеты вокруг корабля у многих болела голова. Но браконьеры работали как роботы, японцы часто такие, тем более старались, ожидая скорой передышки.  Добравшись до бакен, а судно развернулось и легло на обратный курс. Чайки тоже все куда-то улетели.

 

Сети  к этому времени, осталось не больше трети. С темнотой её резка была прекращена.  Бакен закреплён к её краю.  Часть отрезанных сетей  хитрым образом размещена. Опять прилетел дельтаплан, и вытащил из воды  с помощью хитрого приспособления Мурзилку. Полетел  вместе с ним и грузом ко второму бакену, далеко облетая судно. Крылья у дельтаплана были в этот раз тёмносерые, и он плохо был виден в надвигавшейся темноте. Персик понял, почему к операции готовили  два дельтаплана с различным цветом крыльев.

 

Мурзилка   и груз  были сброшены у  бакена, дельтаплан улетел.  Груз был закреплён на бакене, бакен снят с якоря и его к берегу стали буксировать орлы.  Это происходило не очень быстро. Одновременно, с другой стороны сети, орлы тоже стали тащить бакен к берегу.  Скоро к ним присоединились медведи на лодках с моторами. Ещё им помогал прилив,  который начался недавно. Шум   лодочных моторов был не слышен  на судне, так как опять закипела активная деятельность, и работало много механизмов. Вдобавок, капитан включил громкую музыку, чтобы  работавшие браконьеры не засыпали от усталости.  Так что  все вместе, корабль, сети, бакены и мурзилки передвигались по направлению к берегу. А орлы  всё время кружили над судном, абсолютно незамеченные никем в темноте.

 

Судно продвигалось к бакену, где его уже дожидались мурзилки и Персик. Но не дошло  до них сотню метров, на судне случилась авария – что-то намоталось на винты и рули судна. На судне выключили двигатели, опустили якоря, стали всё проверять, пытаясь понять, что произошло. Мурзилки быстро погрузились под воду и поплыли к винтам. Установили там небольшие мины, с дистанционным взрывателем. И ещё кое-что и кое-где установили. Персик же  устанавливал мину на якорные цепи на носу судна.

 

 Все диверсанты вернулись скоро к бакену и дали сигнал орлам.  Сверху обстреляли прожекторы, они погасли.  Одновременно взорвались мины, установленные боевыми пловцами. На судне воцарила тьма и паника. Никто не понимал, что произошло, что и где взорвалось. Прожекторы иногда взрываются, но взрывов многие слышали несколько. Хотя, что с перепугу  только не слышится!

 

В темноте на надстройку судна  приземлился орёл Бэл. Он был не один, в специальном  отделении «разгрузки» на нём сидел мышонок Федот.  Мышонок быстро вылез и стал искать кабель, ведущий к радиоантенне, нашёл и перегрыз его. А Бэл установил в нескольких, заранее намеченных, местах мины. Справившись со своими задачами, мышонок и Бэл покинули судно. Их действия никто не заметил. В течении часа паника успокоилась и капитан корабля понял, что его судно без  рулей и винта, без якорей дрейфует к берегу. Ещё  поступает забортная вода, но в  небольших объёмах. Борьба з живучесть на судне пошла полным ходом.  Заработал опять дизель, вода откачивалась из трюма.  Капитан ждал рассвета, так как в принципе, с его точки зрения, всё происходящее не было катастрофой и поддавалось ремонту. Судно  дрейфовало к берегу.

 

А тем временем в медвежьем штабе тоже ждали это судно, только ждали, когда же оно будет у берега. По всем расчётам получалось, что  на рассвете. Затопить судно было просто, мины были уже на его корпусе. Но зачем его было топить, если браконьеры сами плыли  в лапы медведей вместе с судном?!

 

GPS навигаторов в 1962 году не было, так что определить точное местоположение  дрейфующего судна было непросто. Но капитан понимал, что его несёт к суше, а кораблю на суше делать нечего. Он установил плавучий якорь. Есть такая хитрость, не во всех ведь местах корабельная якорная цепь может  достать до дна. Мурзилки тут же обрезали этот «плавучий якорь», а орлы оттащили его в сторону берега. И так несколько раз. Это пугало всех, так ка было непонятно, куда деваются плавучие якоря. Капитан понимал, что столкновение с берегом неизбежно, но  все ещё надеялся,  этого избежать. На всякий случай, спустил шлюпки, разместил там часть команды и всё время следил за глубиной. Эхолот в те времена широко уже применялся. Радиосвязи почему-то не было, капитан даже побил радиста, но тот никак не мог наладить радиосвязь. Капитана мучила одна мысль: «Что же произошло?», но он не мог найти на неё ответа.

 

 Глубины стали угрожающе малы, и капитан  оставил свои усилия по спасению судна. Он только лишь капитан, не владелец. И рисковать жизнью  своих людей он был не намерен. Работу он всегда найдёт. Так что все  люди, бывшие на судне, погрузились в шлюпки и отправились к берегу, где их ждала тёплая встреча с медведями.   А медведи на лодках, занялись резкой и переправкой на берег оставшихся сетей.  Бакены, не связанные с сетями, орлы довольно быстро дотащили до берега. На них сидели  уставшие, но довольные  мурзилки  и  Персик. С корабля, оставленного людьми, Бэл и мышонок сняли ими же установленные мины, а боевые пловцы, в свою очередь, убрали с  подводной части корпуса свои заряды. Следов их диверсии на корабле почти не осталось.

 

Для японских браконьеров это был закат их деятельности, по крайней мере, на этой части Медвежьих Земель. А  все очень довольные участники диверсионной операции встречали  прекрасный рассвет. Сухопутные медведи занимались рутинной работой по пленению очередных браконьеров, ступивших ногой на Медвежью Землю. И браконьеры даже этому не удивились, они знали по слухам, что трудно, очень трудно, незамеченным и непойманным посетить Медвежьи Земли. Они были довольны, что хотя бы живы.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА