Опубликовано: 08 марта 19:16

Травянистые растения

Алтайское высокотравье. Людей совсем не видно.

Для таёжного человека они играют немаловажную роль. Пищевых растений в тайге огромное количество. Правда, не все они заготавливаются впрок. Есть два условия, которые, собственно, и определяют массовость их сбора. Во-первых, растения должны расти во множестве на небольшом и желательно доступном участке, а, во-вторых, хорошо консервироваться (сушка, засолка). Мне приходилось собирать только те, о которых речь пойдет ниже.

Бадан (чагир, монгольский, чагирский чай) в горных районах юга Сибири употребляется издревле. Это растение семейства камнеломковых растёт в горах всюду. Его можно встретить даже на неприступных скалах узких ущелий, а как декоративное бадан разводят цветоводы в своих цветниках. Большие круглые его листья зимуют под снегом, а через два года усыхают, но остаются на черешках. Вот их-то и собирают для чая, который называют монгольским. Видимо, русские первопоселенцы Сибири научились пить такой чай у монголов. Он ароматен, тёмно-коричневого цвета и очень полезен — укрепляет стенки кровеносных сосудов, регулирует артериальное давление и вообще тонизирует. Листья бадана можно собирать и зелёными, но затем их надо обязательно ферментировать, как листья чайного дерева. Перележавшие же зиму-другую под снегом проходят процесс ферментации как бы самостоятельно. Если у вас в саду растет бадан, попробуйте заварить пару щепоток растёртых коричневых листьев или же добавить их в заварку зелёного чая — аромат получится незабываемый, таёжный.

Почти в каждом саду или огороде можно увидеть ревень — огромные зелёные глянцевые лопухи и ствол-дудку с пушистым светло-кремовым соцветием. Листовые черешки ревеня идут в компоты, кисели и даже варенье из них варят. Можно их есть и свежими — детишки их особенно любят. Но нужно помнить, что излишнее количество может вызвать расстройство желудка.

Мало кому известно, что черешки ревеня в Сибири (там его называют кислец) заготовляли раньше впрок и в очень больших количествах. В Горном Алтае на берегах Телецкого озера ревень растёт во множестве по скалам и каменистым россыпям. Заготавливают сочные листовые черешки, выламывая те, что отходят от корневой розетки — там они самые толстые. Лист-лопух не берут, выбрасывают. Затем, уже дома, черешки режут на кусочки и сушат в русской печи (без неё не обойтись!) на поду. На вольном воздухе ревень сохнет плохо, плесневеет и портится. На солнышке сушить тоже нельзя, потому что под действием солнечных лучей распадутся питательные активные компоненты ревенёвого содержимого. Он, как говорят,  просто выгорит.

Собирают его в мешки, которые для удобства привязывают к поясу. Однажды, увлекшись сбором, я забрался на такие скалы, по которым и кабарга бы прошла с трудом. Ревеня почему-то там было — заросли! Спуститься обратно, своим следом уже было невозможно. Пришлось лезть вверх и вверх с мешком, почти полным черешков ревеня — не бросать же! На счастье, до тропы было не так уж далеко.

Ну, и теперь о черемше. Черемшой называют два вида лука, лук победный и лук медвежий. Первый растёт в лесах Сибири, Дальнего Востока, Урала, в горах Кавказа и Карпат. Лук медвежий распространён в Прибалтике, Польше, Карпатах и тоже на Кавказе. У лука победного подземная часть — это слегка косое корневище с несколькими вытянутой формы луковицами. У лука медвежьего корневища нет, а луковица одна.

В пищу идёт в основном нижняя, более нежная часть молодых побегов, хотя можно употреблять и луковицы, и листья в салатах.

На Алтае черемшу называют колбой (колба — ударение на «а»), а места, где она растёт (бывает, что в неисчислимых количествах) колбовищем. Из года в год на одних и тех же местах колбу берут мешками, сушат и солят. Главным образом, солят, мелко порезанную, в бочках как, например, огурцы, или капусту, иногда солят и не порезанную, целыми столбиками. Только никаких специй, конечно, не добавляют и солят круто, чтобы не бродила. Заготовка-то идёт в самом начале лета и даже весной, вскоре после того, как сойдёт снег.

Казалось бы, что постоянное использование колбовищ должно привести к их деградации. Однако ничего подобного не происходит. Ведь берут только надземную, вегетативную часть растения. Подземная же часть, корневище и луковицы, остается в целости и сохранности и все время разрастаются.

Когда идёшь по тайге и набредёшь на место, где вокруг виднеются продолговатые, похожие на ландышевые листья черемши, обязательно вытянешь бледно-зелёный её черешок и начинаешь хрустеть. Вкусно! После первого второй, после второго третий, и так далее, пока не распухнет язык и щёки изнутри. Но… невозможно отказаться!

Вот что пишет о черемше А.А.Черкасов, автор знаменитых «Записок сибирского охотника», в книге «На Алтае».

«…В описываемом крае в некоторых его местностях растет особого рода злак, видом очень похожий на дикий лук и чеснок, — это так называемая на Алтае колба, которая далее к востоку носит название черемши…

Колбу весною целыми возами из Салаирского края (ныне стык Новосибирской и Кемеровской областей с Алтайским краем — Д.Ж.) в Барнаул на базар, и её, по обыкновению, тотчас расхватывают простой народ и любители из интеллигенции. Вкус её походит на дикий чеснок, и многие едят её просто с хлебом или крошат, как лук, в похлёбки. Колба имеет свой особый специфический запах, и потому говорить с тем, кто её изрядно покушал, не совсем приятно, и такого гастронома слышно за несколько шагов. Если же вы сами удостоились такой трапезы, то ничего — не противно; но зато сидите уж дома и не ходите в гости, особенно туда, где есть барышни, — а то беда! — и плохо вам от них будет. Многие, покупая колбу с весны, сушат или засаливают её в особые посудины и держат в погребе. Но главная суть заключается в том, что колба крайне полезна как кровоочистительное лекарство и составляет специфическое средство от самой страшной цинги.

Народ хорошо знает это могучее её качество, и там, где есть колба, нет цинговых больных. Все, страдающие этой ужасной болезнью, только и ждут весенней колбы; а действие её замечательно, едят раза три, четыре — и цинги как не бывало. Зимой же едят её со щами солёную и сушёную, но уже вместе сваренную».

Два слова о лекарственных растениях. Образно говоря, каждое растение в природе лекарственное и обладает теми или иными целебными свойствами, в большей или меньшей степени. Некоторые ценятся столь же высоко как, например, женьшень, который в природе очень редок. В Горном Алтае (и не только там) это золотой корень (родиола розовая) и маралий корень (левзея сафлоровидная).

И тот и другой в массе растут в верхнем поясе гор, первый больше ближе к воде, к горным ручьям на плодородной наносной почве, а второй занимает целые пространства субальпийских лугов. Его розово-фиолетовые соцветия, похожие на соцветия чертополоха, видны издалека.

Золотой корень встречается реже, побеги похожи на очиток, близким родственником которого он является. Корневище, источник здоровья и бодрости, у старого растения может быть длиной более метра и толщиной пальца в два. На изломе оно розовеет и нежно пахнет розой. Отсюда и видовое название. Корень, когда его отмоешь от земли, и когда он пообсохнет, внешне почти неотличим от крупного золотого самородка. Тонкая кожица словно светится тусклым золотым цветом, а корявость повторяет причудливые формы самородка. Вот откуда, я думаю, его название — золотой корень.

культура искусство литература проза проза Бадан, черемша, золотой корень, маралий корень
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА