Опубликовано: 06 мая 12:20

Моя маленькая причастность к Знамени Победы. Камчатские рассказы.

33.КР.05

 

Камчатские рассказы.

Моя маленькая причастность.

Знамя Победы над Приморским.

 

В конце апреля 1980 года было ещё много снега в окрестностях Приморского (Петропавловска-Камчатского-50, сейчас Вилючинска).  Не знаю, кто это придумал, но 27 апреля, в воскресенье, большая группа лыжников пошла на «покорение» вершины Колдун. Главными для меня там были Котова Галина Петровна и Мигачёв Валентин Иванович – наши тренеры. За ними и шли в полном составе наши лыжные секции. Были ещё из взрослых какие-то люди, но в памяти осталось только то, что у некоторых из взрослых в рюкзаках были неудобные и громоздкие металлоконструкции.

 

Более массового лыжного мероприятия на моей памяти не было.  Было решено отправляться от дороги, недалеко от магазина Вилюй, напротив кочегарки, и идти по хребтам сопок. Или по перевалам, или по верхней части, если у сопок есть перевалы. Там был наст покрепче, и, по идеи, идти было легче.

 

Пока  цепочка лыжников неторопливо  начинала движение, я умудрился потерять сознание. Никогда ни до, ни после, в моей жизни не было столь удивительного происшествия. Верхней частью лыжной палки я дал сам себе подложечку, в район шеи. И упал в снег, хотя в сознание пришёл очень быстро, ведь лежать  мордой в снегу не очень-то и приятно. Зато какие волшебные цветные круги плыли у меня перед глазами! Наконец-то  я их увидел, а то читал только раньше: «у него круги поплыли перед глазами», а настоящих, хороших и цветных  кругов никогда не видел.

 

Хотя мой странный поступок слегка обеспокоил Галину Петровну, но при осмотре моей довольной морды, пребывающей в какой-то возвышенной эйфории, она не обнаружила необходимости в медицинской помощи. Да её и не было, никакой необходимости. Я не собирался отказываться от ещё не начавшегося похода. Правда, при падении разбился мой термос с горячим чаем. Но оставались ещё бутерброды. Я выбросил уже ненужный термос, без него было удобнее идти, а  провести двенадцать часов без питья для меня и сейчас вообще не проблема. И тогда это тоже было абсолютно несущественно.

 

Шли долго. На наш Приморский открывались довольно-таки необычные виды. Вместо термоса надо было взять фотоаппарат, но как хороший исполнитель, я взял термос и бутерброды, согласно команде тренеров. А про фотоаппарат  даже и не подумал. Обычно, фотографии Приморского в те  времена делали с Колдунихи или с Сигнальной сопки. А  тут был иной необычный ракурс.

 

Когда топчешь снег, а не бежишь по хорошо накатанной  лыжне, обычно больше устаёшь. В нашем походе лыжню не утаптывали специально, даже во многих местах были различные варианты продвижения вперёд. Я шёл ближе к хвосту цепочки, и мог выбирать более удобные варианты. Хотя двигались мы довольно-таки медленно. Медитация при  катании на лыжах всегда присутствует. Признавай это или не признавай. Так же как и особый режим функционирования организма.  Так что я был, как и другие участники похода, в изменённом состоянии сознания. Светило солнце и было хорошо.

 

Но вот мы и добрались до вершины Колдуна. На его е вершине уже монтировали сборный флагшток. Он был изготовлен у нас на  судоремонтном заводе. Его укрепляли камнями, и какими- то растяжкам. Основная масса  народа стала есть бутерброды, принесённые с собой,  и пить чай. Время уже было послеобеденное. Я грустно и без аппетита пожевал застывшие бутерброды, не тащить же их обратно?! Кто-то угостил тёплым чаем.  Было холодно. Дул ветер, хотя солнышко и светило, но мы были неподвижны.

 

Наконец флаг  был закреплён на флагштоке. Он был очень большой,  но сразу же развернулся на  ветру. Все закричали ура, и была дана команда спускаться. Мы ринулись вниз по склону. Надоело уже торчать на ветру! Сразу стало веселее, при спуске каждый выбирал себе маршрут сам, как ему удобнее. А оборачиваться назад было некогда и небезопасно. Никто не хотел ткнуться носом в снег.  Довольно-таки быстро я оказался у больницы, снял лыжи и пошёл домой. Поход для меня был завершён.

 

Дома я нормально поел и выглянул в окно. За окном был привычный серо-белый пейзаж, вид на Колдуниху и Колдун. Ярко светило солнце и красный флаг был отчётливо виден на фоне голубого неба. И я там тоже был, совсем ещё недавно.  Несколько раз за день я смотрел в окно на красный флаг. И на следующий день тоже. Как он там, на вершине?! Там же ветер и холодно! Но ветер, постоянный ветер, на вершине держал красный флаг в развёрнутом состоянии.

 

Иногда причастность, простая причастность к событию, делает жизнь человека более значимой. Воевавшие в Великой Отечественной Войне все были причастны к Победе. И трудившиеся в тылу тоже были причастны. А вот поколения, пришедшие  в жизнь после неё, свою причастность могли ощутить только через родных и близких. Через книги и воспоминания участников тех событий. Через знания и память, через свои поступки.

 

В 1945, 1946, 1947  праздновали 9 Мая. Очень близко была война, очень важна была победа в ней. А потом как-то перестали. Ещё был праздник 2-3 сентября –День окончания Второй Мировой Войны и Победы над милитаристской Японией. Учреждён 3 сентября 1945 года.  Но его тоже перестали праздновать. А в 1965 году по инициативе Брежнева, опять 9 Мая стал Праздником. Брежнев был причастен к той войне, не мог забыть о ней.  С 1975 года стали уделять особое внимание ветеранам.  Я помню, как это обрадовало многих из них. Вспомнили и об их причастности на государственном уровне.

 

Возродились Парады на Красной Площади. И каждый, принимавший в них участие, или смотревший их по телевизору, подтверждал свою причастность к Победе. Пусть не непосредственную, а опосредованную. Ведь в каждом из нас есть гены народа, победившего в той Великой Отечественной Войне. И даже простое осознание этого факта делает нас причастными. А поступки, участие в праздничных мероприятиях,  делают нас причастными  ещё больше.

 

В 1991-94 годах парады в Москве не проводились, убивалась причастность. Более того, Борис Ельцин  9 Мая 1996 года сказал, что парад на Красной Площади будет проводиться последний раз. Помню, как покоробили меня эти слова. Кто он такой, что бы лишать весь народ причастности к Победе? Хотя в 1997 году отказался подписать законопроект одобренный Госдумой о внесении 3 сентября в дни воинской славы, как даты Победы над милитаристской Японией. Был президентом тогда, мог.

 

Но «ельцины» приходят и уходят. Причастность или непричастность к тем или иным событиям – это личное дело каждого.  К примеру, Сахалинская областная государственная дума не успокоилась, и ещё  три раза вносила опять  законопроекты о «3 сентября» в 2000, 2002, 2003 годах. И ещё много чего делали! Причастными к  победе над Японией считали себя жители Сахалина и Курильских островов! И только в 2010 году  добились своего. И другие граждане нашей страны помнят свою причастность. Парады Победы опять идут  на Красной Площади.

 

Хотя уже очень мало осталось ветеранов, но причастность стала ярко осознаваться многими.  И уже  «Бессмертный полк» идёт по всей России. Самая настоящая причастность к Победе, выраженная в действии.

 

А 9 мая 1980 года Знамя Победы трепетало на ветру над Приморским. Так мы, его жители, отмечали 35 годовщину Победы. И  не важно, что я тогда не думал о своей причастности к ней. Важно было для меня то, что я тоже принимал своё маленькое участие в поднятии красного флага над Колдуном, где он стал Знаменем Победы.  Ведь ознаменовать эту славную дату мы и отправились ещё в апреле. Подняли знамя народа-победителя. А сейчас,  реет ли Знамя Победы над Вилючинском?! Над Колдуном?! Хотя  это не так уж  и важно, поступки могут быть различными, главное – причастность.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА