Опубликовано: 16 мая 18:31

Любовь и трагедия старого хрыча

Первая часть.

Я вам подарю рай!

Эпиграф

 

После недолгого рассказа о прошлом, старик держал короткую паузу, и посмотрел на меня взглядом человека прожившего отведённый ему лет, а дальше пустота. И тут же отводя  глаза в сторону, он встал с места: покопался  среди многочисленных своих полотен, и наконец, выбрав одной из них - он начал  разговаривать  как с женщиной: то печалился, то радовался, а потом переставил картину напоказ.

   

Эта была обнажённая  женщина на фоне сказочного дома, на берегу у моря.

 

-Очаровательная женщина, не правда ли? А какие глаза, прямо жить хочется! – наконец он ожил в лице и выпрямился, врос.

 

-И кто же она такая, если это не секрет?

 

Вместо ответа старик сдвинул штору, а за окном сияла полная Луна! 

 

-Не спешите, дорогой, - он обернулся ко мне лицом, - с тех пор, как я себе позволил стать семейным человеком вдалеке от родного дома – прошло десятки лет. За это время мы с семьёй поменяли местожительства немало раз, после распада страны немало горьких слез поглотали. За каждым переездом я не знал, что впереди, но всякий раз довольно быстро  поднимал  семью на ноги и двигался вперёд.

 

Вот и стечением обстоятельств под конец мы переехали на мою Родину - и совсем скоро снова жизнь стала как у людей. Лично для меня самое важное  было то, что после долгого творческого перерыва - в связи с последствиями разрушения великой державы СССР - я начал снова писать на полотне.

  

Вроде бы больше и ничего не надо было для начала, но только позже выяснилось, что я многого пропускал из виду в текущей внутрисемейной жизни до критического состояния, а может и, её корни тянулись ещё из далёкого прошлого. 

 

Так или иначе, в итоге - изначальна, как бы моя жизнь ни сложилась, хорошо или плохо - теперь живу как будто в жутком сне - порядка восьми лет без единой души!

 

Честно говоря, мне самому неохота общаться с кем бы то ни было, разве только с недоступными детьми. А порой когда душа стонет по ночам, я слышу себя: неужели дожил до такого, что дальше невозможно изменить что-либо в жизни - не преувеличиваю ли своё положение? К сожалению, я сам ещё толком не разобрался.

 

Тем не менее, все мои друзья, как бы это странно ни звучало, они сами  поневоле оказались загранице, семья  в Москве; а моим близким  родным и здешним друзьям - почему-то им чудится, что я переехал из другой планеты… 

       

Эта история начинается именно с того времени когда наступило полное моё одиночество.

 

 

Глава 1

 

После семи месяцев тихой жизни без семьи неожиданно ко мне постучали в дверь. Я открыл неохотно, поскольку за это короткое время  уже преследовали меня  некие признаки одичаний. На моё удивление за дверью стояла Лейла – подруга моей супруги…

 

Как я помню, они обе подружились было давно, но что именно так крепко их связывало, не очень-то  я понимал, учитывая их возрастные разницы. Может быть это связано с тем, что наши дети учились здесь вместе в одном классе? Может быть. Однако Лейла была моложе жены  двадцать с лишним лет - совсем ещё молоденькая женщина несмотря наличия троих детей от разного отца.

 

Она одевалась безупречным вкусом и всегда выглядела - притягательна, что  и вызывала обильного внимания мужчин. И естественно её жизнь  протекала, полна слухами на моих же глазах - разними противоречивыми, вполне присуще к красивым женщинам.

 

Я не верил этим слухам и не понаслышке воспринимал наличия всех её достоинств в целом положительно. А в глубине душе я тайно мечтал когда-нибудь написать её обнажённой, но не решался откровенничать, чтоб ни навредить ей же, поскольку в том случае жена могла бы непременно испортить  её лицо и не только, так как от неё ничего не скроишь. Но и сам был достаточно воспитан по старому нраву и в то же время, мне было уже не сорок лет либо пятьдесят - даже шестьдесят миновало уж давно...

  

Признаться, когда Лейла  вдруг появилась  нежданно, как бы это ни звучало печально либо странно, я думал меньше о её красоте, чем  одиночестве. Она стояла передо мной, как всегда  светясь  своей очаровательной улыбкой и молодостью.  Я тоже не менее, вдруг засиял,  правда, своей  унылой старостью и нежно поцеловал в её щёки.  По её словам, она заглянула ко мне мигом, чтобы забрать журналов мод, которых  оставляла моя дочь перед своим отъездом в Москву.

 

Мы всего лишь несколько минут разговаривали в коридоре, а за это время на душе стало так тепло и светло, как  будто я выпил  стакан «живой воды».

 

–Как я рад тебя видеть, Лейлушка! Только ты иногда заглядывай ко мне и немного озари мою грустную жизнь, пожалуйста!

 

Сам не знаю, шутил я или нет, но точно не то озвучил, чего не хотелось бы, потому и глаза мои сами по себе опустились от стыда. Она улыбнулась  многозначно и уверила, что непременно мы  увидимся и впредь. На том и кончилось короткое наше сегодняшнее общение…

 

После того дня она ещё захаживала ко мне, но довольно редко, и пребывала также несколько минут и тут же уходила. Но мне очень хотелось видеть её как можно чаще, поскольку она  стала для меня единственным  человеком, кого я пускал с удовольствием к себе домой - в свой маленький мир.

  

Естественно тут хранилась немало таинства для окружающих людей, поскольку я представлял себе человеком не только творческой  личностью, но и живущий ныне на семи замках: кому-то  - «ненормальный», а кому даже «гений». Всем  было интересно проникать в жизнь одинокого старика – хоть бы одним глазком  взглянуть. Но с каждым разом они всё больше и больше навязывались ко мне в связи с нынешним моим семейным обстоятельством, и на моих же глазах скоротечно умнели и умнели - я крепче закрывался.

 

Другое дело Лейла.  Если она раньше очаровала меня только своей ненаглядной красотой, то теперь  предоставляла мне возможность увидеться воочию, как бы со своей дочерью, и несла с собою немало энергетики, света и тепла, как само солнце! Когда появлялась она, я тут же забывал все людские грехи и сразу как-то успокаивался, чем смотреть свысока и судить других людей, потом снова открывал свой  железный дверь кому-то.

    

Несомненно она начала влиять  на моё настроение и на внешний вид - даже на внутри обстановку моего дома - словом, теперь присутствовало её таинственный живой  дух в моём жилище.  Поэтому  я не только постепенно привыкал к ней по-новому, но и в каждый день ожидал её появление,  рисуя у своего живописного окна.  

 

 

Глава 2

 

В очередной раз, когда она появилась дома, на сей раз она сама же походила повсюду с оценивающим взглядом: мол, исправляется ли  он  с домашними делами один или нет? Когда я увидел удовлетворение на её лице, как-то  расслабился, и захотелось  слегка  похвастаться о своём умение в домашнем хозяйстве, а заодно  рассказать ей каким  я был «идеальным  мужем» в устах у молодых женщин когда-то, рассчитывая на то, что она всегда была с юмором адекватна.

 

-Дядя Омар, - улыбнулась она тут же, - лучше вам  не стоит  утруждаться, и так я знаю о вас достаточно хорошо, чем вы думаете.

 

-Даже так? – я удивился, -  однако засалить капусту на зиму для меня вдруг стала большой проблемой.

 

-Вы приготовьте, а завтра я вам помогу, – сказав, она сразу же побежала.

 

Разумеется, на следующий день всё необходимое для соления  было готово - только не было самой Лейлы. Когда переполнило чаша терпение, я позвонил по её мобильному телефону. Безуспешно.  Впервые  я набрал  номер домашнего её телефона.  Трубку взяла наверно  мама, которая живёт по соседству отдельно, поэтому я растерялся от неожиданности  и путал слова, а она сказала, что нет её дома.

 

-Простите, пожалуйста!  А... а  где она? – я назойливо прилип.

 

-Не знаю.

 

-Её мобильный телефон не отвечает, а мы...

 

-Сказала же я вам,  не знаю я, где она! – грубо она перебила.

 

-Ещё раз извините!  Когда  придёт, скажите ей, пожалуйста,  что... я...  Омар позвонил.

 

В ответ - тишина.

 

Мне стало сразу плохо от своего же  поступка.  Ведь Лейла была на тот момент в два с лишним раза моложе меня - не маленькая же девочка, а замужняя женщина. «Да, я старый, но мужчина! И кто же со мной так разговаривал?.. голос больно знакомый. Что ты так позеленел, старче,  как виноградная  гусеница?!»  - эти глупые мысли прилипли на мою старую голову и сами же вырвались наружу:

 

-А голос-то – копия любимой тёщи!  Царство  небесное!  Ну, теперь мои разговоры  изуродуются, как следует, и… о какой кошмар…  Нехорошо! Приличные люди не говорят плохо о покойных!

 

На пустом месте не находя себе места дома, я буквально присел на пол со стаканом воды, поскольку душа начала кипеть как вулкан - будто проснувшись после сто летнего сна.  А скоро  появится Лейла - нельзя же стоять с таким тухлым лицом возле молодой женщины! Лучше я походил от угла до угла, как книгу перелистывая минувших немало своих лет  в состоянии как больного шизофренией… 

   

-Так тебе и надо, старый пень!

 

Я бредово оглянулся по сторонам, но разумная реакция с меня не последовало, а заикаясь, схватился за голову. Когда уж разобрался - откуда прилетел шокирующий это голос - чуть было не охрип:

 

-Это вы???

 

-Я же говорила тебе - и с того света покое не дам?! Что, дорогой, на молодых потянуло?

 

-Я, я... ведь я её... о боже!

 

-Не якай, а молчи!

 

-Опять - молчать? – я быстро пришёл в себя и отбивался, - я очень уважал вас, и всегда хотел величать вас «мамой», а иногда  душу открывать.  Но и тогда я был лишён слово! Да, простите, иногда взрывался.  Но весьма сожалею, что  вы так скоропостижно ушли – толком даже не узнали  своего не очень-то уж  глупого зятя.

 

-Ладно, говори теперь, я послушаю.

 

-Уже забыл…

 

-Припомню: украл мою дочь... ну, а дальше?..

 

-Простите, не украл, а увёз жениться, поскольку вы были против этого.

 

-Допустим. Но потом я пришла на внучка своего посмотреть, ты даже не пустил меня домой!

 

-Зачем вы так? Я зла не держал на вас, а искал путь к улаживанию отношений.

 

-Не верю - выгнал и все!

 

-Мама! Вот уж тут вы сами меня  принудили  совершать  глупости.  Да, в итоге  ваша дочка выбрала одного из нас и сохранила  свою семью, а вы ушли. Вот и все! А с моим характером,  если честно,  то вы совершенно правы - только могила меня исправит. Однако, мама, многие женщины говорили, что я - идеальный папа и муж, а ваша дочка им поверила... Вы  плачете? Мама, вам  воды  подавать?.. пожалуйста,  не надо!

 

-Только теперь я стала «мамой?»

 

-Простите за откровенность!  Как я помню, раньше вы не очень-то нуждались...

 

-Сам уже седой, а ума ещё не нажил. Какая тёща не нуждается, чтобы её любимый зять «мамой» её величал?  Дурачок.

 

-Это как?..  Вы меня любили?.. а… объявленная  «война?»

 

-Такая уж наша доля. Тебе надо было терпеть и слушаться, дорогой ты мой!

 

И тишина...

 

 

Глава 3

 

«Ну, куда же делась Лейла, и почему не звонит?! Только вернулась домой что ли?.. и мама дома?  Так-так... это хорошо.  А не включить ли нам тут свой  «старческий телевизор» и инкогнито посмотреть,  как там у них обстоит дела?  Давай старче, не стесняйся!..»

   

-А ну-ка,  доченька, скажи  мне, пожалуйста! Зачем Омар  позвонил и тебя спрашивал?

 

-Ой, мама, я забыла...  он просил помощь - капусту солить.

 

-Капусту солить? - а не твои ли дурные мозги, дура?  Ну, старый хрыч!!!

 

-Что такое говоришь, мама?

 

-Все они в одно лицо – сволочи!  Я знаю - тридцать три  года я тебя  вырастила одна - брошенная!

 

-Да что ты, мама, успокойся! Дядя  Омар мой  хороший  друг…

 

-Ещё бы.  Всё начинается с этого, а потом... тьфу, противно!

 

-Мама! Ты просто его не знаешь, он  почти идеальный  человек.

 

-Доченька! Перестань припоминать мне  даже его имя!

 

-Он меня любит, как свою дочь, меня видит и радуется…

 

-Доченька!..

 

-И тебе советую  с ним познакомиться - узнаешь, какой он  джентльмен.

 

-Доченька!..

 

-По крайне мере, он отличается  от твоего зятя своей  вежливостью…

 

Резко вдруг открылся дверь ударом ноги: вошёл  муж Лейлы.

 

-Джентльмена нашла?  Вот  тебе идеальный мужик!..

 

-Подслушивал, сволочь?! – тут же  он получил ответный удар по лицу, -  все мужики, как мужики, а ты собачье…

 

-Ах, ты глупая!  Возле дряхлого  старика  такого мужа ...

 

-Мама! Если вы со мной так – ещё больше скажу: он меня любит не только как свою дочь, и как женщину тоже.  Это мне приятно - вы меня  поняли оба?!

 

-Ну вот, как получила в глаз – раскрылась.  Сволочь он твой дядя Омар - сволочь!

 

 

Глава 4

 

«Как там Робинзон двадцать семь лет сам собой  болтал и с ума не сходил – ума не приложу. Правда, потом его развлекал некий Пятница: ты - Робинзон, я - Пятница. Да, уж…  ты в голову не бери всякую чушь, старче, лучше двигайся, как белка в колесе, хоть польза от этого будет!» - я выдал себе итог размышлений, и чтоб легче было моей Пятнице, нарезал  два килограмма лука,  три килограмма моркови, четыре кочана капусты - словом, на целую роту солдат. В азарте я сам размещал эти компоненты с лавровыми листьями и перцем - бросил в посуду. Закончил - вздохнул.  Сверху положил большую тарелку и прижал с тяжёлым грузом. Надо же, вот и всё! Но увиденный сюжет драмы в «телевизоре» ещё не давало  мне покоя, а в голове уже началось чистосердечное покаяние: «Ах, ты моя Лейлушка! Прости старика за своего мужа, извини, настоящего зверя! И за маму тоже, которая  «насолила»  всё в одну кучу, как моя...»

 

-Снова я...

 

-Мама?..  извините, но подслушивать чужую душу, это  неприлично!

 

-А твои  приличия  для «Лейлушке»,  а гадости – тёще?

 

-Мама!..

 

-Не называй меня больше  «мамой!»

 

-Мамочка!..

 

-Отвечай - бабник!

 

-Теперь  ещё бабник?  Вы понимаете, что вы сами говорите?

 

-Да ты сам ничего не понимаешь: жена, дети, внуки - хоть этого понимаешь?!

 

-Понимаю…

 

-Бессовестный! А разве это прилично  за спиной  моей дочери?

 

-Нет, конечно.

 

-Кто ты - после этого?

 

-Сволочь…

 

-То-то  оно!  Меня  уму-разуму учишь?

 

-Больше не буду.

 

-Вот так-то лучше. Ложись спать и забудь её навсегда - распустился же на  воле!

 

-Хорошо.

 

-Спокойной ночи,  золотой ты мой!

 

-Спокойной ночи, мамочка!..

 

Сразу я не смог уснуть, а лучше набросал портрет Лейлы вместе  с её мамой на бумаге и прилепил на стену.  Но ими я не стал  долго любоваться, а сразу мокнул  кисточку  в чёрную краску,  чтоб  с утра им обеим не было повадно...

 

-Молодец! Теперь я спокойно могу полежать, – сразу заявила мама.

 

-Вы не спешите, пожалуйста,  поговорите со мной хоть немного! – я сам выпросился на свою же голову.

 

-Я слушаю тебя и понимаю, как тяжело одному жить. Хочешь в грехах  каяться – кайся на здоровья – но зачем таскать Лейлу за собой, когда и так ты сам еле ноги  носишь?  Она молодая, ей грешить да грешить до гроба! Что, дорогой, захотелось полежать на колени жены, и рыдать? Правильно я говорю?

 

-О боже! О чём вы, мама? Мне сейчас не до Лейлы, она для меня как дочь, а живёт она - счастлива. День и ночь я думаю только о вашей единственной и любимой дочери и естественно о внуках и правнуках тоже.

 

-Я всегда знала, но вида не подавала. Ты – порядочный мужчина, прости меня  дуру за всё!  Говори  ещё – легче нам обеим  будет. Ну, продолжай-продолжай!..

 

-Только вы сильно не обижайтесь и выслушайте меня до конца, а я вам разложу откровенно как на духу, и вместе обсудим это. Хорошо?.. Вы даже себе не представите,  как  мне на душе горка в последнее время. В итоге я пришёл к единому  правильному  решению  своей проблемы…

 

-О чём идёт речь и что за «решение?»  Ну, говори же, быстрее! Почему замолчал?

 

-Ладно, мама, буду краток: я думаю, разводиться  с...

 

Она вдруг так громко перебила меня - едва ли не упала картина со стены. Она сказала, что я с ума сдвинулся на старости лет, что она этого не допустит никогда! В порыве эмоции я сказал, что вы сами говорили «лучше на тот свет отправиться, чем с тобой рядом жить!» И пошло слово за словом. Она сказала, что я загнал её туда - я добавил ещё больше, что рано или поздно  все мы будем там - спите спокойно, мамочка, а я буду любить вас и уважать, пока тут живой. На то она ответила, что я лезу в её пазуху, а творю дела чёрта, но потом всё-таки призналась, что она сама когда-то была не совсем уж права...

 

-Это было давно, – твердила она,  - теперь, когда моя дочь постарела, ты выбрасываешь её как старую мочалку, я должна спокойно спать?  Наглец!

 

-Это я не от радости, мама. Если вы взглянули бы в мою душу, то увидели, как горько может, плачет  мужчина, который прожил свою жизнь, но ещё как-то живой. Хоть раз сделайте для меня доброе дело – всего лишь отпустите меня, пожалуйста!

 

-Наслаждаться с глупышкой? Я ещё приду, и счастье твоё будет адом!..

 

Как она появилась внезапно, так и внезапно  исчезла.

 

           

Глава 5

 

Я грустно уснул в полночь, а утром встал  даже весело. Сразу я включил свой полувековой  проигрыватель, и как всегда начал свой день с физзарядкой. На улице падал лёгкий снег хлопьями, а здесь – музыка! Как будто красота сама с небо свалилась ко мне домой.  Бегал я между картин - приглашая их: «Вставайте же дети мои! Ну, не будьте такими мрачными – потанцуйте вы со мной!» 

 

Несмотря ни на что, конечно, моё сегодняшнее утро удалось на славу. С хорошим настроением я пошёл под холодный душ и тут же услышал  голос Лейлы, вызывающий меня с улицы. Быстро  я накинул на себя полотенце и вышел из ванны, а по ходу полотенце упало на пол.  Не оглядываясь назад, мигом я прибежал  к открытому окну. На моё удивление  под окном стояла внучка моего соседа. Она тоже танцевала и тихо бубнила под нос. Только от холода. Она коротко рассказала, как  съездила в Москву, и привет передала от моей дочери.

 

-Закройте же окно! С ума вы сошли, на улице минус  десять  градусов, - крикнула она и  исчезла.

 

Я долго ещё не отходил от окна в том  же виде, в надежде увидеться с Лейлой, поскольку она часто возила дочку на коляске в это же время либо сама ходила на работу. Но скоро зимний  холод нагнал меня обратно в душ. «Что ты наделал? Ну, старый склероз!» - я обзывал себя от злости и быстренько вытерся и снова обратно вышел из ванны: притащил  вчерашней  капусты  и разложил на полиэтиленовую стельку и сверху засыпал несколько ложек соли. Размешал - вложил обратно в посуду.  В добавку ещё поколотил хорошенько, будто Лейлу, как японец за своего обидчика и успокоился.

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА