Опубликовано: 17 мая 17:09

Любовь и трагедия старого хрыча

Глава 10

 

И на самом деле Лейла посетила  меня снова на следующий же день: она поставила  необходимые  лекарства на тумбочку и присела рядом со мной. 

 

-Как вы больной себя чувствуете? -  спросила она и нежно приложила  руку на мою грудь, - так нельзя поступать с близкими людьми, надо было всем сообщать.

 

Я взял её руку и  прижал к своему лицу и молчал. Она ещё раз меня  поругала и заодно  сообщила о своём телефонном разговоре с моей семьёй. «Все вас любят, а вы…»  -  добавила ещё.

 

Я не обращал внимания на её слова, а пропускал мимо своих  ушей. Она тоже замолчала.

 

-Какая  ты молодец, что пришла, -  я втянуть её к разговору.

 

-У вас все хорошо? – славно улыбнулась она.

 

-Нормально.  Только голова ещё в бреду, что сам себе противен. Даже стыдно.

 

-А как вы ещё хотели? Прямо как мальчишка. Ладно, я пойду, но ещё  приду…

 

Как только  она ушла, поспешна, я сразу  же уснул с глубоким сном - и прямо очутился  в продолжение  своих приключений вместе с Лейлой.  Она летала далеко к солнцу, а возвращалась горячей  и снова  исчезала: то вдалеке, то  рядом со мной летая, сближалась  ко мне осторожно, чтоб не обжечь.  В небесном просторе, кроме нас только Земля кружилась под нами как маленький мячик. Я спрашиваю: «Хоть кто-то тут есть живое, милая?..  тут  потопали  чьи-то  каблучки прямо по пустому небу - будто по моим ушам, …  потом  слышу голос: «Больной, пожалуйста,  чуть приподнимите штаны!» Открываю глаза – вижу, перед  собой улыбающейся молоденькую медсестру со шприцом в руке…

 

После такого сна я лежал на редкость умилённый и не отвечал на вопросы  окружающих меня людей земных. Только при обходе профессора, шутя, я слегка откровенничал ему, что  ещё раз я готов  заболеть и лечь под его скальпель и проснуться от такого сна и спокойно умереть. Профессор  нахмурился и сказал, что я ещё не отошёл от наркоза и тут же подозрительно вызвал  ту же  медсестру и мне назначил  немедленный  укол.  Она сказала, что недавно делала, а профессор приказал: «Повторять!»  Ещё добавил, что он сколько силу потратил, чтобы вытащить меня с того света и пробурчал, что я не старик, а семилетний ребёнок. "Вы ошибаетесь, уважаемый профессор, – улыбнулся  я, - теперь я себя чувствую, как сорокалетний мужчина в рассвете сил. Дай вам Бог долгой счастливой жизни!"  Он долго посмотрел на меня без слов, потом отменил укол, но несколько раз издали повторил свой острый взгляд, сомневаясь в здоровье своего пациента теперь с головой. 

 

 

Глава 11

 

В тот день  я  оставался один  в палате, ещё не выписавшись, и тут снова появилась Лейла. А при общении с ней - всячески я держался от лишних разговоров, подобия  сна и прочих, чтоб невзначай  не огорчить её. Лучше я рассказал ей, как сам один исправился дома с солением капусты, а она смеялась от души! И как-то мы  переключились к семейным темам. Тут она сразу же погрустнела,  что мол: ей  не везёт с мужчинами и всегда наступает  на одни  и те же грабли. Она с горечью  рассказала и то, что её муж постоянно руки поднимал на неё, а живёт теперь  с другой молоденькой женщиной. Она сидела - еле удерживая  слезы, наперекор к моим убеждениям о её счастливой семейной жизни.

 

Пока я тут думал, как разрядить обстановку, хорошо, что  во время из соседней палаты  прозвучала на эфире песня Аллы Пугачёвой «Миллион роз». Воспользовавшись моментом, я встал с постели, поправил бинтом завязанное горло, как галстук, выпрямил осанку и с хриплым голосом спросил робко:

 

-Мадам, когда вас приглашали мужчины на вальс?      

 

-Не помню, – она широко раскрыла глаза, чуть было не захохотала.

 

-Вы позволите мне? – смущённо спросил я всерьёз.

 

Сначала она резко возмутилась, но потом подала мне нежную  ручку. И мы кружились  в пустой палате вдвоём – снова оказавшись в небесах.  Меня охватывало полное  безрассудство: «Нет, я отказываюсь ложиться снова под нож профессора и умереть!» - твердил я себе, легко забывая недавно пережитого в аду и своё обещание  самому Всевышнему.

 

-Вы  решили мою  голову закрутить?

 

Сбрасывая голову назад, она кружилась легкомысленно на моих руках, как на бале со своим сверстником - даже не ожидая ответа  на свой вопрос -  кажется,  забыла, где находится сама…

 

Вскоре закончилась песня. Мы присели растерянно на койку, как два голубка и мила обменялись  нежными взглядами, а затем, взяв себя в руки - дружно  расхохотались от совершавшегося  поступка  по обоюдному же  благоразумию… 

 

После небольшой паузы она оставила минута счастья назад,  выпрямилась, как и я, заодно  продемонстрировала очаровательную свою особую улыбку: её наполненное сердце билось всё чаще и чаще.

 

-А вы разве больной? – добродушно спросила она.

 

-Вроде бы да, а вроде бы и нет, - хитро я улыбнулся.

 

-А какая причина вашей болезни?

 

-Конечно ты!..

 

-Я??!

 

Она так сильно реагировала - мы оба внезапно  стихли на местах, как будто за окном  больницы что-то случилось. Там было всё в порядке, но только я ещё  не знал какой степень  мною причинившей боли ей  и то, что с этой секунды моя жизнь превратится  в одни нелепости. 

 

Я на миг задумался, но не очень-то осознавал, что  совершил  непоправимую глупость после расслабление от такого головокружительного танца.  К сожалению, в таком состоянии  я не смог во время реагировать на ситуацию адекватно и объясниться с ней, а наивно ждал  её логичный вопрос: «Почему я?»  Тогда же все прояснилось  бы, что нет в этом ничего серьёзного, кроме начало разговора про того злосчастного дня – будь она  проклята, капуста  солёная!

  

Вдруг её ресницы попрыгали бабочкой, а глаза напряжённо остановилась на мне. В её взгляде содержалось  достаточно объёмный ответ на ожидаемый мною вопрос: «Ну, что ж дядя Омар, если уж так, то я не буду больше причиной, ещё какой либо вашей  болезни. И все же интересно узнать: в чем  же я провинилась перед вами? А может быть вы ...  нет-нет,  да вы старый человек, чтоб  влюбляться, к тому же у вас замечательная  семья: любимая жена и дети, внуки – давно  уже состоявшиеся счастливая жизнь. Или я ошибаюсь? Ах, да, какая я глупая. Вы меня выбрали для временного развлечения и каким-то образом сами от этого пострадали? Ведь я вам оказывала всего лишь  знак уважения как подруга вашей жены, а вы  надумали воспользоваться этим моментом? Не хорошо, дядя  Омар. Мама оказалась права: вы, как все!..»

 

Я не знал, что такая милая женщина  может  глядеть так убийственно, что хуже не бывает! Она тяжело встала с места и фальшиво улыбнулась - только не смогла скрыть внезапный комок, застоявшийся  в горле, но избавится от него, всё же  не смогла.

 

-Я пойду? - прозвучал её тихий голос.

 

-Лейлушка, я тебе сейчас  всё  объясню...  подожди,  ... у  меня ужасно голова болит...

 

-Ложитесь вы, я пойду сама!

 

Крепко прижимая иголкой  колющий свой затылок, я  пробурчал непонятно что-то под нос - а когда мы вышли в коридор больницы - оба молчали. Через секунды она  спустилась с лестницы и исчезла несвойственно  ей привычкой, то есть не опрощаясь. Я застыл на месте, потом  хотел было бежать за ней, но она шла обратно. Она поцеловала меня  и пошла обратно. « Всё закончилось!» - током в голову ударила. Я пошёл в палату, чтобы её проводить взглядом через окно, может и поговорить внятно, но в коридоре закружилась голова в тумане: Лейла смеялась задорно, танцуя, на моих руках, а музыка – ещё  громче …  я споткнулся и упал.  Я вернулся в палату и бросился  к окну: лицо  прижалось об стекло, руки царапали, как кошка,  а сердце сжималось  безжалостно.

 

Откуда ни возьмись, назло вокруг меня заплясали шайтаны хороводом. Они пели с неприятным визгом по-детски наивно: «Так тебе и надо, так тебе и надо!» 

 

Внезапно наступившую тишину едва пробило  беспомощный мой собственный  голос:

 

-Прошу тебя, остановись… не уходи же, пожалуйста!

 

А вдалеке за окном медленно  исчезал её стройный  силуэт: она шла с уверенным шагом - абсолютно не подозревая,  как тут я дёргаюсь в паутине сердечных чувств, и как в палате  беспорядочно побегали медсестры и врачи...

 Конец первой части

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА