Опубликовано: 18 мая 17:12

Часть вторая. Не целоваться же пришла я -1-4

 

Глава 1

 

Через недели я вернулся из больницы домой. Тишина! Только сердце ноет и ноет: «Что же   натворил на старости лет?!»  Молча я полежал, борясь с невидимой силой непостижимо  преодолеть. Вскоре не удержано взялся за телефон и тут же, бурча,  передумал: «Нет, с иным миром  легче общаться, чем этим - там живут отголоски наших деяний!»  «Правильно, -  доброжелательно поддержал меня  голос сверху, - правда, в раю от счастья  людям дело нет друг друга, а вот в аду - даже  очень весело. Скучаешь? Ты выпей и все!»   «Нет, лучше позвоню Лейле» -  возражая, я поступил  по-своему.

 

-Вернулись? – грустно спросила Лейла, будто  ждала  у телефона, - как чувствуете себя?

 

-Если сегодня  придёшь  -  расскажу.

 

-Хорошо, приду.

 

До позднего вечера я ждал её неустанно, а она не только не пришла - даже не позвонила...

 

Я часто страдал в жизни от недостачи  хоть немного  человеческой  наглости.  Сегодня  я перешёл, эти грани и начал звонить  беспрерывно, пока  не выключился  её телефон. Впервые мне стало  жутко в одиночестве.  «Хотел, было  хорошо? –  снова  отдался  голос  с сарказмом, - ты забыл простую истину, вот и пожинай её  плоды!»  «Какую?» - кажется,  спросил я или  кто-то другой.  «Да ещё  Бальзак  говорил, что любовь старикам дорого обходится. Хоть немного одумался  бы, старый ты глупец - нашли же вы место для танца! Ну, продолжай, пока танцуется! Ах, да, понимаю: Лейлушка давеча исчезла?  А как дальше жить с ранимым сердцем, или снова выкрутишься?»  Прижав уши,  я долго крутился  вокруг  холодильника: то открывал его, то закрывал, а  дальше не помню… 

 

Когда я очнулся - рядом меня сидели снова врачи, а также одна добрая, но навязчивая  соседка, которая, по её словам, случайно заметила открытый мой дверь, и подняла шум…

 

В очередной раз я встал  с постели через три дня у себя же  дома и закрылся наглухо – только издавая голос на стук той же соседке, что я живой. Пройдя ещё пару дней,  я опомнился и вёл себя более прилично, чем гасить своё горе спиртным напитком.

 

Занимаясь своим привычно-любимым делом, я лучше преступил к предварительным наброскам  и эскизам  портрета Лейлы, а также сюжетным темам о ней же. Наверняка я работал  без  каких-либо удовлетворений, поскольку через  пару дней как-то  заметил кругом  разбросанных  бумаг на полу, а сам искал постоянно  что-то,  не зная  что. Лениво освободившись от мусора, я начал  писать прямо  на полотне её обнажённой – без конца переписывая в нервозном состоянии, а вскоре совсем  перестал  рисовать. Так ведь всё рано чем-то надо  заниматься, а руки дрожали, и  круглосуточно с меня лилось  пот как из ведра, а сходить к врачам для консультации, даже в голову не приходило. Днём теперь без дела я тосковал, вечером сидел у телевизора, а ночью - беседовал с самим  Сальвадором Дали. Вам ослышался? Нет - и на самом деле у меня в мастерской  хозяйничал теперь сам великий Дали и с вдохновением писал с натуры мой длинный язык, вылизывающий  недавно удалённую щитовидную железу в окружении божьи тварей: змей, крыс и таракан. Маэстро писал  только по ночам, но не одну, а сразу  несколько ужасающих  картин одновременно, выражающие нынешнее  моё  состояние здоровья, а утром от него ни духа, ни следа...

 

Вес ужас был не в том, что меня  окружало сюрреализм, а в моей беспомощности, поскольку я был сломлен, как никогда!..

 

Вскоре - войдя в глубокую депрессию, я занимался теперь самобичеванием и жестоко карал себя за всё, что случилось между мною и Лейлой. Но и то хорошо, что от той  ситуации  как-то себе я выуживал  некоторые  смягчающие обстоятельства  для  утешения, пологая, что по отношению к ней  придерживал я все этики  общений, к тому же я мужчина, имею  право любить, если оно  ещё влюбится.  

 

А жизнь проходила  своим  чередом…

 

Глава 2

 

В одно прекрасное  утро, когда я встал с постели  -  увидел цветущей сирени  под своим окном, а вокруг  гулом жужжала уйма пчёл. Наверняка они же увела меня в ностальгию по чудным далёким  временам. Так или иначе,  пока я ими любовался, дыхание  наполнялось запахом  счастливого  детства, насыщенное сладкими ароматами жизни. Кругом отдавалось  весенней свежестью, принуждая  меня восхищаться  этим  прекрасным утром  и принимать её  с благодарностью, как божий дар, который отвернулся от меня давно, либо я сам отворачивался молча. А жизнь-то – вот она, какая!..  

 

С того дня стало мне некуда девать избыточную творческую  энергию: я приложил её на восстановление своих уничтоженных полотен в состоянии  безумия. Я работал теперь как прежде вдохновлённо и неустанно, воспевая своё одиночество назло ко всем шайтанам…      

 

При таком настроении  разве можно было б не вспомнить, кого чуть ли я не забыл,  что в моей жизни была очаровательная  одна молодая особа?

 

Как только я вспомнил её очарование, через пару же день случайно встретил её на улице: мы разговорились очень даже тепло - будто не видались  целый век. А главное – мы даже не затронули ту тему причинившей нам обоюдной обиды когда-то.

 

В тот день, когда я вернулся домой вдохновлённый в разы,  крутился-вертелся  -  и снова  вошёл в своё амплуа.  Я лучше бросил кистей и сразу же с утра взялся за ум: ходил  в кино, театр, и к родным на недельку съездил и на кладбище поплакал, где лежат отец и мать, между тем и побывал  на петушиных боях.  Ах - как там было весело - обхохочешься! Потом  вошёл  в азарт и на бараньих боях побывал, и даже на перепелиных, и где только ещё…

 

Как хорошо иногда подальше от своего дома - особенно в тех краях, где ты родился, но редко бываешь. Эти минуты оставляют в душе исключительно позитивные впечатления надолго, как трёх минутная обворожительная песня и приведёт тебя снова домой, а дома всё продолжится с того места, когда ты его покидал...

 

Как будто я на каруселях  покатался – и снова  сидел у себя дома. Тут многие вещи  припоминали мне о той же женщине, от которой убегал. Круг снова замкнулся - снова я боролся  с её духом и внушал себя, что эта была сказка либо бред старой  души. Я стыдил себя, чтобы  снова  не стать  жертвой  безрассудства! А с другой стороны, ведь мы же недавно  были  нежными друзьями, а разве можно так легкомысленно разрушить  такое  человеческое отношение в одно мгновение?  И всё же – чем  я  хуже  своего ишака детства, которому всё равно, что ласкай, что бей кнутом, а он встанет на середине улицы неподвижно как чурбан?..

 

Теперь  я планировал  о новой встрече с ней и, как найти  убедительный повод для этого, чтобы она сама вдруг  очутилась у меня дома без моего навязывания, на своё же удивление.  Я очень  надеялся на то, что после нашей недавнишней тёплой встречи, теперь  она  охотно откликнется на мой телефонный  звонок и благоразумно  поговорит со мной,  а я тут же околдую её.

 

Вскоре появился подходящий момент для моего звонка.

 

Глава 3

 

Сразу я понял, что мой номер телефона  все ещё сохранялось  в её памяти, поскольку она тут же опознала меня  по определителю,  пока я представился по телефону.  И через многих месяцев без телефонного общения,  я снова услышал завораживающий её голос. От вдохновения я долго не выдержал эту соблазн и сразу же взял быка за рога:

 

-Лейлушка! Скоро день  твоего рождения, а может,  мы вместе  отметим у меня дома день раньше?  И дочку можешь взять  с собой.  

 

-Как мне приятно, что вы ещё помните мою дату рождения, - обрадовалась она, - ладно,  договорились…

 

В тот счастливый день в моей жизни, когда я ждал её с жаждой,  время проходило невыносимо медленно: хотя  быстро я исправился с накрытием  стола  -  никак не наступало вечер. Я так увлёкся делами - зачем накрыл стол  на двадцать человек - сам того не понимал. А на вазе  огромный букет цветов красовалась себе,  а сам выглядел как огурчик - дважды побрился. И музыку  включил   громко и подпевал  под глупую песню: «Я готов целовать песок, который ты ходила». Всю эту церемонию встречи с ней,  я  проводил не просто так, а местами под танец  «ча-ча-ча» - да ещё чего-то – наверняка  назло  соседку сверху за то, что с утра она затопляла моих картин, может и нарочно. Вскоре мои  некоторые вредные соседи закричали, что я стучу по их головам и бокам, что меня ждёт психбольница,  сейчас вызовут  милицию. Я извинился перед всеми по отдельности, и во время одумался, как бы чего не вышло, а иначе будет катастрофа! Лейла ещё не думала появляться. Я взял телефонную трубку, когда уже колдовство моё далеко не сработало. 

 

-Алло! С наступающим  днём рождения тебя!

 

-Спасибо!

 

-А где вы потерялись?

 

-В зоопарке: общаемся  мы с макаками. Скоро будем.

 

Вдруг занеслось  запахи  из зоопарка, когда  дома пахло овощами и фруктами.  А на газе  медленно варилась полный казан шурпа, с учётом, когда провожу её вечером домой, я сам  отнесу  к старшим  её детям.  А пока я вёл себя тише воды и ниже травы, ругаясь, что это кошмар происходит у меня же собственного дома. От этой мучений я заговорил вслух:

 

-Ну, соседи, дорогие! Обиделись, понимаешь.  А я молчу, когда вы пьянствуете группами и материтесь на всю горло и дверей ломаете своих. Даже недавно кто-то из вас  кинул нож на своего мужа. Он же в тот день был совершенно трезвый, а я должен вас уважать за это?  Но я молчу. Что-что???  Да вы  оставьте  мою тёщу в покое! Она добрейший душа человек, просто так сложилось у нас нелепая обстоятельства. А вы  на её месте,  меня просто взяли бы за горло и с тупым ножом резали - даже глазом не моргнули.  Да не надо! Я вас уважаю, только издали - хотя бы сегодня вы вели  себя более прилично. Ведь я жду единственного человека, который меня навещает часто, даже любит.  Она – Женщина с большой буквой! Завидуете? Кто вас такого любит-то?  Тараканы? Понял. Вот почему они не заглядываются  ко мне. Нет-нет, лучше вы сами будьте счастливы - я и так себе вырабатываю  гармони счастья неустанно. Ну, какие же вы скучные и бросьте вы меня обвинять во всех грехах, как американцы  русских со своими больными  европейцами, хуже ядовитых гадюк! Лучше  бы иногда посидели  со мной по-человечески: немного выпили  бы  вместе и поговорили  о мировых проблемах, нежели сплетничать и враждовать за моей стеной. Извините, нам пора уже расходиться по своим конурам… 

 

Я пошёл на кухню и занялся  кое-какими  подготовками: подобия салата для моих дорогих двух гостей из женского пола. А готовую шурпу – я уже  придерживал на маленьком огне  три часа - в каждый минут, ожидая появлении гостей, но почему-то они не появлялись. И так зашкаленные мои нервы с соседями под конец  сдались. Я снова  позвонил: телефон был отключён,  вновь сработал потом, но она не брала мобильный в руки. Я начал звонить нагло, (я же научился) пока не отключилось полностью. Я не знал, что делать дальше. Телевизор надоел, мягко говоря, а музыка - тем более, а вокруг стало мир немил - от которого и так тошнило, когда сяду у телевизора и слушаю о демократических  ценностях  западных государств. Тьфу!

 

Таким образом, мой счастливый день закончился  крахом, оставалось  только  спать. Перед сном я решил в последний раз позвонить ей - всё же добился, но лучше бы не звонил!

 

-Алло!.. Алло!.. Алло!..  Лейла!..

 

После долгого молчания, вместо ответа я услышал чьи-то весёлые и громкие голоса, а следом их неприятные шушуканья. Что же  происходит в конце телефона, я не понимал и терпеливо ожидал  появление самой Лейлы. Но сначала  раздался  раздражительный смех кого-то, потом  всеобщий, как в зрительном зале и продолжалось это надолго...

 

Я выключил газ на кухне и вышел на веранду. Через окно видно было, что у многих домов  свет выключена, кажется, люди уже спали; а улица пустовала, поэтому  наверно наш двор погружался  в гробовую тишину. 

 

На какой-то момент меня покинуло  разум - я сидел уже на скамейке во дворе, приложив локти на колени: голова трещала от  телефонного  смеха, а сердце – от старческой обиды. На душе стало такой же мрак, как на улице: она так не плакала никогда, а умела  не вытаскивать  из пустой избы своё горе. А сегодня я не знаю, кто и почему меня привёл сюда, но впервые я захотел,  чтобы хоть кто-то  заметил это и просто поговорил со мной, как человек с человеком. 

 

Глава 4

 

«Дедушка, вам плохо?» -  кажется, послышался чей-то голос.  Тяжело я поднял голову:  рядом сидела молодая пара с обращением ко мне. Молодой человек с одной рукой держав  гитару, а другую - положил мне на плечо.

-Вам плохо?.. Дедушка, где вы  живете? – спросил он.

 

-Вот тут… на втором этаже, - я грустно указал  головой.

 

-Пойдёмте, помогу  я вам.  Вставайте!

 

-Спасибо друг, не надо.

 

-Тогда я могу принести  вашу таблетку, если конечно доверите мне.

 

-Я только одну таблетку пью, и то  по утрам.

 

-А может, пойдёте домой?

 

-Сынок, лучше  сыграй на гитаре или спой, пожалуйста!

 

-Наверно, вы любите романсы?

 

-Откуда знаешь, дорогой ты мой?

 

-Мой дед тоже любит.  Это для него как таблетка.

 

Он улыбнулся,  и недолго настраивал гитару. А девчонка слегка к нему прижалась. Они тихо  обговорили о чем-то, и вместе  начали петь попурри - будто сразу растворились воедино: не отрывая глаза, друг от друга, они вмиг забыли, для кого назначена  была эта песня. Как-то и я  забыл, что стар  и одинок.  Но только потом увидел  несколько лиц  напротив четырёхэтажного дома, которые глядят на нас - каждый у своего окна,  и слушают  романсы  в исполнении двух влюблённых. Это и есть людской дух – всего лишь две крупинки! Они  даже не подозревали - как  там  из окон домов, как улитки высовывают головы  и пожилые  одинокие люди, чтобы лучше услышит звуки  гитары и понять душевные её слова.

 

Мои мысли невольно увели меня в ту далёкую пору  первой  любви, а тёмная ночь стало как после грозового дождя и уже пахло свежей травой; а где-то, птицы из себя будто сотрясали дождевые капли; а где-то запели  и соловьи...

 

Я сам  стрясся от лёгкого вдувания  ветра и как бы снова вернулся в наш двор; а молодые обернулись ко мне, как только  закончили петь.

 

-Вам лучше? – спросил парень с улыбкой.

 

-Спасибо, друг, я в восторге! -  крепко-крепко я обнял  его, и спросил: -  как тебя зовут?

 

-Умар.

 

-Омар?..

 

-Умар.

 

-Надо же - чуть ли не тёзки, –  я его поцеловал как своего сына, и обернулся к девчонке, – можно вашу ручку, мадам?

 

Она мила улыбнулась, потом встала, и как леди подала мне нежную  ручонку. Я невольно  полюбовался с её лебединым жестом и слегка прижал  её руку к губам.

 

-Как вы прекрасны! Я просто в восторге от вашего голоса. А вас-то как зовут, милейший человек?

 

Погружаясь  в своё счастье, она посмотрела на своего парня, как будто ещё  продолжала петь. Её мелодичный  голос прозвучал потом, как  таинственный  звон колокола из дальней глубины русской деревни: Лей-ла... Лей-ла... Лей-ла...

 

Сначала я буквально столбенел, потом ухватился за сердце: встал и присел обратно.

 

-Вам плохо? –  тревожно спросила она.

 

-Не может быть этого, … вас зовут  Лейла?!

 

-А что? – заманчиво она улыбнулась.

 

-Как красиво звучит - давно я не слышал колокольный звон!

 

Раскрыв свои  большие глаза, как  у лани, она что-то спросила, но - поскольку в темноте показалось  группа довольно  взрослая молодёжь -  я её не расслышал. Те были навеселе, а проходя мимо нас ещё  громче зашумели. Я сосредоточился. Среди них не трудно было узнать знакомый смех и голос звонче колокола моей Лейлы. Я снова схватился  за сердце.

 

Умар, под конец уговорил  меня  подняться  домой.  Пока они поднимались по лестницу подъезда, все же узнали, что я одинокий творческий человек  в этом доме. У них в глазах появилось  столько тепла по отношению ко мне, но  вряд ли согрело бы охладевающее моё тело от телефонного смеха, всё ещё  добивающее  раненное  сердца...

 

Мои гости, как только зашли в квартиру,  сразу же  обратили внимания  на висячие картины  на стенах.

 

-Все это  вы нарисовали? – спросила Лейла восхищённо,  -  глазам  своим не верится. Надо же, я разговариваю с «живым художником?»

 

-Не беспокойтесь, милая, я ещё живой…

 

-Ой, простите, пожалуйста, глупую девчонку! Я не это  хотела  сказать, желаю вам долгих лет счастливой жизни!

 

Я не знал, что я  хочу в данный момент, но только  не её пожелание. Молодые друзья, что-то ещё говорили, говорили...  я насильно  делал вид, что  слушаю их внимательно.

 

-Как у вас тут хорошо, - сказала Лейла и увидела незаконченную картину на полу, -  ой, как красиво!.. только  я не понимаю,  почему она со стариком летает на небе, а не с молодым парнем?.. Ой,  извините, он же похож на вас!.. А поняла, это ваш сон?  Как картина называется?

 

-Умар и Лейла.

 

-Шутите? – она засмеялась.

 

-Отнюдь…

 

-Честно говоря, -  с улыбкой перебил Умар -  я очень хотел бы стать таким стариком на старости лет, но чем позже, тем лучше.

 

Мы посмеялись вместе. Потом я любезно их пригласил к накрытому столу - на их  удивления.  Они  даже не задавали мне вопросы, наверно теперь разобрались во всём…

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА