Опубликовано: 18 мая 17:23

Главы 5-7

Глава  5

 

Когда на улице  наступила глубокая ночь, после моего обильного угощения нежданных ночных друзей, гости неохотно покинули мой дом, оставляя  меня наедине с самим собой.

 

Я снова вошёл в грусть и по привычке вышел  на веранду, как мотылёк на свет: под моим окном мила беседовали мужчины.

 

-Нет-нет, бога нет,  - сказал один из них, кажется, полупьяный.

 

-Ты все равно молись, а вера придёт! – сказал другой.

 

-Да меня он не слышит.

 

-Все равно молись!

 

-Я устал молиться.

 

-Продолжай, не будь дураком!..

 

С улицы  доносились  голоса: в темной улице обратно  шла та  группа  молодёжь, и бурно поздравляла  кого-то, наверно Лейлу.

 

-Хватит меня целовать! – смеялась она.

 

Так и есть. Их веселья впрямую связано было с моей Пятницей, поскольку голос был именно её…

 

-Тогда подняли! Ну, ещё выше, выше! – продолжала толпа.

 

-Уроните  вы меня, а я  хочу  ещё долго жить счастлива!

 

-Пока летать не будешь – счастье тебе не видать!

 

-Нет-нет, пока  мы не уроним… 

 

-Ой, мамочка! Что  они творят  со мной?!..

 

Они остановились именно  там, где  лучше мне  видно  под освещением  уличного фонаря, и как будто больше не уйдут до утра, как мошкара, крутясь возле света.

 

Я ходил  из балкона  в комнату и обратно - тоже крутился. Они шумели громче и громче. Я сам не знаю, что натворил потом в горячке, но когда их след простил, на полу я увидел  в дребезге разбитых пару картин, которые недавно радовали моих  ночных  гостей.

 

Отчаянно  я открыл  холодильник и вытащил оттуда  солёной капусты, но от её запаха  воротило. Я был не свой.  Недолго думая,  я выбросил её через окно вместе с посудой, а за окном  вновь послышался  голос  одного из тех двоих мужчин:

 

-Видишь? А ты говоришь: бога нет, бога нет. Ну, давай!..

 

Как только они там бутылками  чокались,  тут я вздрогнул от громкого стука в дверь. «Все-таки пришла моя радость!» - подумал я. Несколько метров расстояния до двери,  будто я прошёл длиною  жизнь, и резко открыл дверь.

 

-Почему ночью буянишь – людям спать не даёшь, старый  дурак?! – зарычал нижний сосед  за дверью,  -  посуду не куда девать - кустарник мой сломал! Завелись тут кругом: внизу и наверху – одни, алкаши.  Старик!  Пора тебе лечиться! Понял? Не слышу! Тьфу!

 

Он ушёл злой, как зверь. Я задумался, что совсем  недавно вроде бы другой  сосед говорил  именно эти же слова, точь в точь  - но только ему. Я лучше пошёл спать, чем тягаться с дурным миром и сразу лёг на кровать, затыкая оба уши ватой…

 

Глава 6

 

Как хорошо человеку, когда  он дома в кругу семьи.  Но такое счастье порой не каждому бывает  легкодоступно. Поэтому старые люди часто слезятся и поголовно болеют излишне  чувствительностью ко всему  происходящему вокруг себя. Иногда одно слово для них станет целое богатство либо горе…

 

-Папа приехал!..

 

От счастливой  лики дочери  я чуть  дар речи не потерял. Она бросилась ко мне в объятия  и прижалась, а там и вся  моя семья...

 

-Как будто я во сне...  -  я только и повторял.

 

Сразу жена накрыла стол богато. Но почему-то там фрукты на вид были не съедобные, как будто натюрмортные бутафоры. А напитки, по их этикетам -  были соблазнительными  - особенно крепкие.  По ходу дела, жена часто заглядывала на меня с особым смыслом. И наконец, заявила:

 

-Подозрительно ты изменился - прямо не узнать!

 

Почему-то я потерял только что обретённые  радости,  а рядом  устроивший знакомый мой  шайтан толкнул  мне на бок, чтобы  я отвечал жене, как положено.

 

-Наконец я заслужил твой комплимент?  -  спросил я, будто укусил.

 

-Никак тебя не угодишь, разве только головой кивать, – она дала достойный ответ.

 

Шайтан тут припомнил мне, как я обещал исправиться самому Аллаху, но хорошо, что жена отвлекла  от обоюдной перебранки: мы дружно подняли бокалы по поводу моего приезда.  А когда выпили - дальше пошло довольно нелепо. Жена быстренько высовывала  мне в рот солёную капусту.  Я поперхнулся и нечаянно подтолкнул её и выскочил с места, как будто она подложила кнопку под меня с женской шалостью.  Она чуть было не упала, а другие члены семьи - онемели.

 

-Что с тобой? –  изумлённо спросила  жена и посмотрела на мой стул.

 

-Меня тошнит… – пробурчал я, прижимая  злые губы.

 

-Ты мне голову не морочь!  От солёной капусты  никого ещё не тошнило.

 

-А меня - тошнит! – я поднял голос.

 

-Ты же любил - закуси быстрее!

 

Я побежал на кухню - жена за мной. Я вырвал капусту с её рук и выбросил в мусор.

 

-С ума сошёл?  Прямо  картина  маслом.

 

Она обиделась, и охала-ахала, потом отстала.

 

Глава 7

 

Я сразу  очутился там, где когда-то гуляли граждане шестнадцати республик с песней: они пели тогда искренно и гордо о могучей своей  Родине и любимой Москве. Да, я хорошо помню те дни – ещё совсем не умолкали во мне: как я ходил  по Кремлёвской площади и разглядывал на её бардовые стены, где лежать урны многих вождей тех времён. Эти стены  естественно затаили в себе множества таинств на долгие века, которые ещё часто заманят человечества  прислушиваться к её звукам…

 

Но сегодня я прогуливался  с шайтаном  под ручку  и  слушал непривычные чужие  речи иностранцев,  а рядом  шла толпа молодёжь в обнимку: они бурно целовались, хором выражая  чувства, собачим языком: «Ваау!»

 

Я лучше повернул  шайтана идти  по дол берегу реки, чем глаза портить, не зная, что и там столкнусь с немало количествами  молодёжи, которой танцевала «брейк-данс». Даже странно, что зрителей тут не было, кроме вдалеке  тускло-смотрящих старушек, которые  плевали злобно на каменную дорогу.

 

Итак, мы снова с шайтаном вместе продолжили  увлекательную нашу экскурсию  - те места все заведения  нынешней  Москвы, где старый человеческий облик города  имел  уже  «райский вид»: всюду народ гулял весёлый и довольно-таки счастливый.  Ходили  и другие - то ли люди, то ли нет, но на носу и ушах их торчали кольца, как у быка, а подобия коровье  их губах, бровях и пупках – закованы были  шарики и торчали  там цепочки. Они шли звоном бытовых предметов висячих на разных местах тел: ложки, медные кувшины и чайники. Некоторые  из них шли в жёлтых одеждах, на которых  нарисованы уродливые черты, как у Джордано Бруно перед его сожжением сторонниками Римской реакционной инквизиции, а на  их головах веялись петушиные гребешки и звенели там козьи  колокольчики. А некоторые  из них носили в губах колотые чашки и выпивали горячее кофе из рук девушек одетых в бикини. Толпа  была довольно таки бедно одета, но тела  богато покрыта с татуировками, как в музее  искусство шайтан. Они громко торжествовали своей свободной образа жизни, высмеивая  над  теми, кто был одет модно либо в других стандартах человеческой цивилизации.

 

-Все эти творения Аллаха? – я глаза вытаращил.

 

-А что случилось? – спокойно спросил шайтан.

 

-Сомневаюсь, не твои ли дружки?

 

-О как! Чья бы корова не мычала, - громко похохотал  шайтан, чуть ли не до упада и куда-то мигом  исчез, оставляя меня в состоянии ужаса.

 

Тем временем на улице шла другая толпа со стройной  формой одежды, а на руках держать белые  флаги  с черными крестами,  напоминающие   руку  самого  автора   Нострадамуса, но больше всего – фашистскую символику.

 

Хорошо, что шайтан прибежал обратно, когда я только и думал, как его утопить при новой встрече. Но, получилось, наоборот: от радости я вцепился в него, как спасителя.

 

-Не смеши! Кому ты  нужен, старик? – похихикал он и тут же раскрыл рот, увидев...

 

Всюду загремела музыка. Под жутко кричащей командой толпа пошла  с песней  Германских войск, где их флаги  когда-то головы печально прислоняли тут под ногами  великих полководцев советской армии, а небо сверкало вулканом салют звёзд в честь  Великой победы над армией  фашистской Германии.

 

Наглая толпа повернулась по команде налево и пошла по зелёному аллею и по ней же вышла на шоссе и продолжила прежний  прямой  ход -  шумно издавая  не приятные  звуки  топанья ног.  Прошли они, как  нашествия грызунов  из Европы в Россию - ещё в три века тому назад.

 

Я жутко приставил себе, как крысы тогда загрызали все на своём  пути, особенно саранчи, и перебирались через Урал и дальше в Среднюю Азию. Пока я соображал - не попал ли  снова в ад - наступила мёртвая тишина, а за толпой осталось лишь только пыль да  растоптанные травы  и  лежачие насекомые, в том числе и я. А когда  я встал с помощью шайтана  -  увидел вдалеке шагающих роботов с человекообразными лицами.

 

-Живой? – спросил шайтан.

 

-Живой.

 

-Живи!

 

 Он снова исчез – а появилась жена. Она разглядела меня с ног до головы и спросила:

 

-Где ты пропал  и с кем  тут  болтал?

 

-Можно  тебе задать главный  свой вопрос в данный момент жизни?

 

-Валяй!

 

-Почему притворяешься, будто никого не видела со мной?

 

-Что за чертовский вопрос?..

 

Оставляя жену наедине, я машинально побежал за шайтаном. Мы снова пошли по берегу реки, запевая - каждый свою любимую  песню. Естественно, я  пел «Подмосковные вечера», а шайтан  - «Московский пустой бамбук».  Вся  Москва слушала  забавную эту песню  в  дуэтном исполнении двоих чудаков,  а где-то подпевали на иностранных языках, превращая её в полный  кавардак; а там, на берегу, шла моя жена и молча вытирала глаза за грустно идущей впереди мамой...

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА